15 (часть В)

5 June 2020
15 (часть В)

окончание, начало здесь: Часть Б

Теперь оставалось только одно: незаметно избавиться от тела. В этом мне помогла планировка дома, по которой гараж был соединён с домом внутренней дверью. Обмотав тело тряпками и скотчем, я погрузил его в багажник и вывез за город в направлении городской свалки. Не будучи знакомым с особенностями криминалистики, все же решил не рисковать, и закопал тело, тем самым лишив возможности родителей девушки на успокоение. С другой стороны, для них оставалась слабая, но все же надежда, то еще утешение, но об этом я думал меньше всего.

Прошел месяц. Шумиха, поднятая в прессе, потихоньку улеглась и казалось все забыли о том, что произошло. В прочем и я постепенно приходил в свое обычное состояние. Но это только казалось, месяца через три я вновь почувствовал голод, это был тот голод, который можно было утолить, только снова получив абсолютную власть над человеком. Хэмингуэй писал об охоте на человека и о том, что вкусивший ее уже не сможет остановиться. Вероятно, это произошло и со мной. Перепробовав все что только можно, посещая множество борделей и испытывая различные методы удовлетворения своей похоти, все равно не мог достичь того уровня наслаждения, которое ощутил тогда.

Пресыщение и отвращение уже прошли и мой организм, моя душа требовали повторения тех безумно диких впечатлений. Что мне было делать? Обращаясь к психологам и получая от них банальные советы и пилюли, которые не помогали, я не получал облегчения, поэтому приходилось решать вопрос самостоятельно. Но что бы не приходило в голову, все сводилось к одному. Мне нужна была жертва.

Несколько месяцев я боролся с собой, а когда решил, что бессилен справиться с внутренним зверем, принялся за обдумывание плана. План оказался успешным и в моей "копилке" появилась вторая жертва. Зверь дремавший внутри меня был выпущен наружу. Затем третья жертва, четвертая, пятая ... Клэр, Сюзи, Бриджит, Аманда ... все их имена я узнавал по газетам. Восьмая, девятая ... почему меня не могли поймать? Неужели я был настолько гениален? Или местная полиция погрязла в тупости и коррупции и не желает возиться с поимкой преступника? Двенадцатая, тринадцатая, четырнадцатая ... Джесика, Бритни, Кони ... но ничто не длится вечно.

С пятнадцатой жертвой было иначе. План работал безупречно, и оказавшаяся в моем подвале девушка вела себя практически так же, как и остальные. Внутренний зверь был выпущен и упивался своим положением, терзая жертву. На следующий день я прочел в газетах о пропаже очередной девушки. Ее звали Эмили. Эмили, сэр, точно так же, как звали мою дочь.

За всеми этими событиями я совсем забыл о своей семье. Пусть даже и бывшей семье. Как бы то ни было, дочь оставалась моей и в тот момент, как я узнал имя своей пленницы, смутное, дикое чувство закралось внутрь меня. Это чувство оказалось сильнее зверя. Поспешив вниз и отодрав наспех клейкую ленту с её рта, стал требовать ее имя. Девушка была почти без чувств, но сквозь прерывистое, тяжелое дыхание я все же расслышал имя прозвучавшее громче труб Иерихона: Эмили Жакар.

- Это была твоя дочь? Детектив не выдержав вскочил со своего места.
- Да сэр.
- Но, как?

Подозреваемый не мог говорить, вместо этого он тихо рыдал, уткнувшись лицом в стол. Детектив снова закурил, но в этот раз уже не так спокойно, как прежде. Очевидно, что волнение и вся дикость ситуации проникли и в его сознание.

Немного успокоившись, подозреваемый продолжил:

- Я не знаю, как сэр, но иначе как карой свыше не могу назвать то, что произошло.

Быстро развязав ее ослабленное тело, накинул на нее то, что нашлось рядом из одежды. Я не знал, что делать дальше, но в тот момент стало понятно, что у такого человека, который сидит сейчас в этой комнате, нет будущего. Не может на свете жить человек, от которого отвернулись сами небеса, покарав его таким изощренным способом. Нет сэр, я просто не хотел больше жить. Поэтому вызвав медиков и полицию, добровольно сдался властям. И вот теперь я сижу перед вами и рассказываю свою историю.

Детектив молчал, докуривая свою сигарету.Он смотрел куда-то ввысь, за приоткрытое окно. Уже смеркалось, на посеревшем после захода солнца небе можно было разглядеть редкие облака, все еще отражающие ускользающий закат. Свежий, вечерний воздух слабо проникал в прокуренное помещение.

- Я надеюсь, что ты позволишь родным несчастных оплакать своих детей, рассказав о местах их погребения? К тому же, без этого твой рассказ будет не более чем просто история, - наконец произнес он.
- То есть, вы хотите сказать, что если тела не будут найдены, то я могу избежать наказания?
- Тебя обвинят в изнасиловании своей дочери при отягчающих обстоятельствах, а это само по себе не мало. Но обвинения в серийных убийствах предъявлены не будут.
Подозреваемый задумался на некоторое время, затем ответил:
- Я здесь за тем, что бы свершилось правосудие, и снисхождение мне не нужно. Я виновен во всем, что рассказал и покажу места где закопал тела.

Детектив вызвал конвой и подозреваемого проводили в изолятор. Поиск мест погребения оставили на следующий день. Предстояло еще много работы по поиску и опознанию тел. Много кропотливой работы по сбору улик и фактов для определения причастности. Одного лишь признания было недостаточно, поэтому он решил хорошенько отдохнуть перед завтрашним днем.

Наступило утро, группа из двух конвоиров, детектива Меллоу, Бориса Жаккара и двух специальных агентов, на служебном авто направилось к указанному подозреваемым месту.

По мере того, как они подъезжали к пункту назначения, в душу детектива стало закрадываться смутное предчувствие. Оно нарастало с каждой минутой, пока наконец авто не остановилось неподалеку от заброшенной фермы, расположившейся на краю огромной свалки.

Один из спец.агентов поинтересовался у детектива, все ли с ним нормально, потому что выглядел он неважно. Несмотря на то, что он был заметно встревожен, детектив все же отшутился тем, что, наверное, съел что-нибудь на завтрак.

Все его сомнения практически испарились, когда начали копать в указанном месте. Попытавшись отойти, детектив был остановлен помощником. Нельзя было уходить сейчас, в такой ответственный момент. Холодный пот покрыл его тело. Белая, модная рубашка вся вымокла как после дождя...

- Я что-то нашел! - послышалось снизу. У Меллоу подкосились ноги, но он выстоял.
- Ошибся! - снова послышалось снизу, но уже с досадой.

Тело не нашли, но нашли тряпки и клейкую ленту. Это указывало на то, что жертва здесь все же была, но куда-то исчезла. Поехали на второе место указанное подозреваемым. И там ситуация повторилась, тела не было, но следы преступления все же были.

Внезапно, детектив выхватил пистолет и приставив его к голове подозреваемого, велел всем отойти к машине, положив при этом свое оружие на землю.

- Не глупи Меллоу, - произнес один из спец. Агентов, - Все кончено.
- Не кончено, пока в моих руках оружие, - огрызнулся детектив, но тут же получил рукояткой помпового ружья по голове от стоявшего позади него конвоира, что напрочь отключило его на какое-то время.

-----

Рассеянный свет равномерно освещал комнату посреди которой стоял стол с прикрученными к полу ножками. За столом, скованный наручниками, сидел бывший детектив Меллоу. Позади него стояло двое полицейских вооруженные дубинками и электрошокерами.

В комнату вошел спец. агент, который сопровождал его на выезде.

- Алекс Якобсон, ФБР, - представился он и, положив на стол толстую папку, спросил, - Знаете ли Вы, Меллоу, за что задержаны?
- Меня только одно интересует: кто такой Жакар? - процедил сквозь зубы бывший детектив.
- Бориса Этьена Жакара не существует. Это был актер из Балтимора, которого мы пригласили сыграть роль. А историю ему придумал сценарист из местного театра. Видишь ли, Меллоу, мы знали о том, чем ты занимаешься, но улик не было. Ты прекрасно осведомлён, как работает система, поэтому поймать тебя было очень нелегко. Но благодаря нашей уловке ты здесь. А теперь, давай не будем отвлекаться и продолжим. Ты ведь и сам понимаешь, что у нас сейчас все козыри.

Бывший детектив Меллоу долго и злобно смотрел на агента. От его франтоватой внешности не осталось и следа, а впереди предстоял долгий путь дознания, в конце которого маячил электрический стул.