5 лучших!
12 337 subscribers

Рок 80-х: а в это время в СССР...

5,5k full reads
8,6k story viewsUnique page visitors
5,5k read the story to the endThat's 64% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Продолжение. Начало - здесь и здесь.

Рок 80-х: а в это время в СССР...

Злой рок одного за другим отнимает у страны ее руководителей. В 1982-м умирает «дорогой Леонид Ильич», вслед за ним, в 1984-м — его преемник Юрий Андропов, а еще через год — пришедший ему на смену Константин Черненко. «Пятилетку пышных похорон» прерывает будущий «перестройщик» и перекройщик границ СССР Михаил Горбачев…

Горби и "Скорпи". Первый "золотой" диск руководителя СССР.
Горби и "Скорпи". Первый "золотой" диск руководителя СССР.
Горби и "Скорпи". Первый "золотой" диск руководителя СССР.
Формы народного единства не поменялись. Поменялись лозунги и ... музыка!
Формы народного единства не поменялись. Поменялись лозунги и ... музыка!
Формы народного единства не поменялись. Поменялись лозунги и ... музыка!
Да уж, "коснулась" она всех...
Да уж, "коснулась" она всех...
Да уж, "коснулась" она всех...

"Перестройка. Гласность. Ускорение". Непрерывная трансляция заседаний народных депутатов... - Возникает взрывной спрос на песню "Перемен!" группы "Кино".


РОМАНТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД ГЛАЗАМИ БОРИСА ГРЕБЕНЩИКОВА

- Надо сказать, что атмосфера в те времена была мало представимой для сегодняшнего слушателя, закаленного «Фабрикой Звезд» и другими банковскими аферами. - Рассказывал Борис Борисыч. - Наличие общего пресса под названием Советская Власть делало музыку общим заповедником, где какое-либо соперничество было просто невозможно. Группы обменивались музыкантами, вместе скидывались на максимально дешевый портвейн, и единственное соревнование могло быть по количеству приводов в милицию за играние концертов, почти все из которых были незаконными.
Денег ни у кого не было в принципе; великий и ужасный Тропилло (
Андрей Тропилло, один из первых российских музыкальных продюсеров. — Л.К.), например, за пять лет ежедневного и социально опасного труда в своей студии так и не взял ни с кого ни копейки. А сама студия, при этом, находилась в пожухлом Доме Юного Техника, и рокеры прокрадывались туда мимо бабушек-вахтерш, притворяясь юными пионерами.

  Борис Гребенщиков: "...в 80-е не было речи о деньгах, поэтому музыка была вдохновенной. И как ни странно, с той поры, когда деньги вошли в это уравнение - с конца 80-х, не появилось по большому счету ни одного талантливого человека".
Борис Гребенщиков: "...в 80-е не было речи о деньгах, поэтому музыка была вдохновенной. И как ни странно, с той поры, когда деньги вошли в это уравнение - с конца 80-х, не появилось по большому счету ни одного талантливого человека".
Борис Гребенщиков: "...в 80-е не было речи о деньгах, поэтому музыка была вдохновенной. И как ни странно, с той поры, когда деньги вошли в это уравнение - с конца 80-х, не появилось по большому счету ни одного талантливого человека".

В 83-м в Ленинграде на улице Рубинштейна в доме № 13 прошёл первый фестиваль легендарного рок-клуба. Позже в его зале на двести мест, заполненном на двести процентов, выступали Леонид Фёдоров и Олег Гаркуша из «АукцЫона», Константин Кинчев и Виктор Цой, а также Петр Мамонов , Сергей Курехин, Всеволод Гаккель («Поп-механика», «Аквариум»), Борис Гребенщиков, Майк Науменко («Аквариум», «Зоопарк») и др.

В ленинградском рок-клубе. По словам легендарного советского продюсера Андрея Тропилло, за учреждением приглядывали аж три куратора КГБ.
В ленинградском рок-клубе. По словам легендарного советского продюсера Андрея Тропилло, за учреждением приглядывали аж три куратора КГБ.
В ленинградском рок-клубе. По словам легендарного советского продюсера Андрея Тропилло, за учреждением приглядывали аж три куратора КГБ.
Виктор Цой, Майк Науменко, Борис Гребенщиков.
Виктор Цой, Майк Науменко, Борис Гребенщиков.
Виктор Цой, Майк Науменко, Борис Гребенщиков.
Константин Кинчев и группа "Алиса". 1987 г.
Константин Кинчев и группа "Алиса". 1987 г.
Константин Кинчев и группа "Алиса". 1987 г.
Пётр Мамонов и Александр Липницкий. "Звуки "Му". 1984 г.
Пётр Мамонов и Александр Липницкий. "Звуки "Му". 1984 г.
Пётр Мамонов и Александр Липницкий. "Звуки "Му". 1984 г.
Леонид Фёдоров и Олег Гаркуша. Группа "АукцЫон".
Леонид Фёдоров и Олег Гаркуша. Группа "АукцЫон".
Леонид Фёдоров и Олег Гаркуша. Группа "АукцЫон".
Сергей Курехин и виолончелист "Аквариума" Всеволод Гаккель.
Сергей Курехин и виолончелист "Аквариума" Всеволод Гаккель.
Сергей Курехин и виолончелист "Аквариума" Всеволод Гаккель.

АлисА - Моё поколение (1988 г).


Аквариум - Поезд в огне (1989 г).


На рок-карте СССР были представлены почти все города страны: «Наутилус Помпилиус» (Свердловск), Александр Башлачев (Череповец), Юрий Шевчук (Уфа), Дмитрий Ревякин (Новосибирск).

ДДТ- Мальчики-мажоры (1988 г).


Песни Юрия Лозы, Виктора Салтыкова (на фото с женой Ириной) и бит-квартета «Секрет» были настолько популярны, что невозможно было сказать точно, поп это или рок.

Юрий Лоза.
Юрий Лоза.
Юрий Лоза.
Бит-квартет "Секрет". 1985 г.
Бит-квартет "Секрет". 1985 г.
Бит-квартет "Секрет". 1985 г.
Салтыковы: Виктор и Ирина.
Салтыковы: Виктор и Ирина.
Салтыковы: Виктор и Ирина.

Виктор Салтыков - Белая ночь


Что же с "русским роком" случилось позже, когда в уравнение, по словам Гребенщикова, вошли деньги?

...НО ОСАДОЧЕК ОСТАЛСЯ

Артемий Троицкий (на фото - слева) свидетель, летописец и самый непосредственный участник рождения и развития советского рока. Именно он вытащил в столицу никому тогда не известного корреспондента череповецкой газеты и рок-барда Сашу Башлачева (справа).
Артемий Троицкий (на фото - слева) свидетель, летописец и самый непосредственный участник рождения и развития советского рока. Именно он вытащил в столицу никому тогда не известного корреспондента череповецкой газеты и рок-барда Сашу Башлачева (справа).
Артемий Троицкий (на фото - слева) свидетель, летописец и самый непосредственный участник рождения и развития советского рока. Именно он вытащил в столицу никому тогда не известного корреспондента череповецкой газеты и рок-барда Сашу Башлачева (справа).

Артём Троицкий размышляет, к чему пришел "русский рок" в конце 80-х.

…Впечатление осталось грустное. Во-первых, утомило тупое фрондерство. Группа за группой, из песни в песню повторяли очень похожие гневные обвинения в адрес гнусных «них» и выражали сочувствие униженным и оскорбленным «нам». Справедливые, конечно, сетования, уместная ирония, но скучновато… Во-вторых, ужасный уровень игры и вообще музыкального мышления. Если в эпоху квартирных концертов и подвальных сейшенов это было терпимо, то теперь резало слух. Явно прошло то время, когда халяву и убогость легко можно было оправдать аргументами типа: «Зато мы поем честно и от всей души…». К тому же, уж если говорить всерьез об оппозиции натренированной эстраде — разве можно конкурировать с ней, обладая арсеналом наивной самодеятельности?.. Красивый тезис о «национальном роке» выродился, по сути, в отчаянный призыв: «Назад в подполье!». Однако мало кто из музыкантов откликнулся на него с энтузиазмом».

Калинов Мост - Назад, в подвалы

Однако, вопреки упадническому мнению Троицкого, рок-песни восьмидесятых живут в народе до сих пор - на плёнках и винилах фирмы "Мелодия". Уже не как знаки "нового мЫшления и демократии", а просто как воспоминания о тревожной молодости.

Особнячком и вне времени стоят слово, удивительная ритмика и образы Александра Башлачева, сумевшего преодолеть притяжение рока и остаться в памяти современников как прекрасный Поэт. Пропевание им согласных позволило говорить о нём "второй Высоцкий"... Нет, не "второй Высоцкий", а первый Башлачев.

Рок 80-х: а в это время в СССР...

Александр Башлачёв

НА ЖИЗНЬ ПОЭТОВ

Поэты живут. И должны оставаться живыми.
Пусть верит перу жизнь, как истина в черновике.
Поэты в миру оставляют великое имя,
затем, что у всех на уме — у них на языке.
Но им все трудней быть иконой в размере оклада.
Там, где, судя по паспортам, — все по местам.
Дай Бог им пройти семь кругов беспокойного лада,
По чистым листам, где до времени — все по устам.

Поэт умывает слова, возводя их в приметы,
подняв свои полные ведра внимательных глаз.
Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта.
И за семерых отмеряет. И режет. Эх, раз, еще раз!
Как вольно им петь. И дышать полной грудью на ладан...
Святая вода на пустом киселе неживой.
Не плачьте, когда семь кругов беспокойного лада
Пойдут по воде над прекрасной шальной головой.

Пусть не ко двору эти ангелы чернорабочие.
Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам.
Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия.
К ним Бог на порог. Но они верно имут свой срам.
Поэты идут до конца. И не смейте кричать им: «Не надо!»
Ведь Бог... Он не врет, разбивая свои зеркала.
И вновь семь кругов беспокойного, звонкого лада
глядят Ему в рот, разбегаясь калибром ствола.

Шатаясь от слез и от счастья смеясь под сурдинку,
свой вечный допрос они снова выводят к кольцу.
В быту тяжелы. Но однако легки на поминках.
Вот тогда и поймем, что цветы им, конечно, к лицу.
Не верьте концу. Но не ждите иного расклада.
А что там было в пути? Метры, рубли...
Неважно, когда семь кругов беспокойного лада
позволят идти, наконец, не касаясь земли.

Ну вот, ты — поэт... Еле-еле душа в черном теле.
Ты принял обет сделать выбор, ломая печать.
Мы можем забыть всех, что пели не так, как умели.
Но тех, кто молчал, давайте не будем прощать.
Не жалко распять, для того чтоб вернуться к Пилату.
Поэта не взять все одно ни тюрьмой, ни сумой.
Короткую жизнь. Семь кругов беспокойного лада
Поэты идут. И уходят от нас на восьмой.

По переулкам соврока 80-х прогулялся Лев Комов.

Предыдущие публикации Ласкового рока 80-х" - здесь:

Рок 80-х: а в это время в СССР...

- Ласковый рок 80-х: 5+5! Только лучшие!

- Ласковый рок 80-х: шоу продолжается!

Читайте и слушайте с удовольствием!

Костя и Витя.
Костя и Витя.
Костя и Витя.