2660 subscribers

Мотыльки, летящие на свет - сёстры Болейн, Мария и Анна.

285 full reads

Доныне у историков нет единого мнения, которая из сестёр была старшей - Анна или Мария. Архивы семейства Болейн либо изначально велись небрежно, либо были намеренно уничтожены позже, уже во время правления королевы Елизаветы I Тюдор, дочери Анны Болейн и Генриха VIII. Большинство историков и биографов семейства Болейн склоняются к тому, что старшей всё же была Мария, или Мэри - это утверждение опирается на документы, сохранившиеся после её потомков.
Пример сестёр Болейн удивителен - одна семья, одинаковое воспитание, но - две разительно контрастные личности, две судьбы, абсолютно непохожие. Да и внешнего сходства между Анной и Мэри не было совершенно: портреты сестёр, дошедшие до нас, демонстрируют молодых женщин, в наружности которых нет ни малейшего намёка на близкое кровное родство. Контрасты, контрасты во всём - мы видим смуглянку Анну, жгучую худощавую брюнетку с резковатыми чертами лица, которые сложно на первый взгляд назвать красивыми, и с горящим взором чёрных глаз; и Мэри, миловидную даму с молочно-белым цветом кожи, мягким безмятежным взглядом карих глаз, черты лица смягчены приятной округлостью, а изображение шеи и плеч наводит на мысль, что позирующая отнюдь не отличалась хрупким телосложением. Впрочем, были ли портреты написаны прижизненно, или много позже, - неясно.

Мотыльки, летящие на свет - сёстры Болейн, Мария и Анна.

В будущем сестёр объединит одно: они разделят ложе с королём Англии, Генрихом VIII Тюдор - сначала Мэри, как его фаворитка на протяжении пяти лет, а потом Анна, как возлюбленная и законная супруга монарха. Одну из сестёр, Марию, жестокосердый правитель одарит мимолётным вниманием и забвением, вторую, Анну, вознесёт на вершины могущества, и, разочаровавшись в некогда любимой женщине, распорядится казнить, наспех обвинив её в измене, точнее - в изменах... Так кому же из сестёр повезло больше? Какой была их жизнь до знакомства с королём, время, проведённое с ним, и жизнь после, когда страсть переменчивого Генриха угасла совершенно?
В 1499 году (год рождения приблизителен) в молодом семействе Томаса Болейн, старшего сына сэра Уильяма Болейн и его супруги, Элизабет, дочери Томаса Говарда, графа Суррей, появился на свет первенец четы - им оказалась крепкая девочка, которую нарекли Марией. Родители Марии , Томас и Элизабет, происходили из знатных и богатых семейств, но принадлежали к абсолютно разным слоям английской знати. Дед Томаса Болейна, Джеффри, был плодом мезальянса - его отцу, зажиточному фермеру из Сола, удалось взять в супруги дочь и наследницу аристократа, сэра Джона Брактона, Элис Брактон. Едва возмужав, Джеффри Болейн покинул ферму отца - он направился в Лондон, где стал продавцом шляп. Удача сопутствовала ему во всём, начиная от торговой карьеры и заканчивая выгодной женитьбой - его избранницей стала дочь барона сэра Томаса Хоо и Гастингса, Анна, принадлежавшая к знатному аристократическому роду. Отец Анны служил канцлером ещё при безумном короле Генрихе VI... Именно этот брак, а не нажитые к тому времени богатства, умноженные приданым жены, открыл для Джеффри Болейна вход в мир высшей аристократии Англии. Сын Джеффри и Анны, Уильям, появившийся на свет в 1451 году, унаследовал после смерти родителей их состояние, укрепив своё положение браком с дочерью Томаса Батлера, 7-го графа Ормонд, леди Маргарет Батлер. Семейство Ормонд было аристократичным, знатнейшим и старинным настолько, что предком леди Маргарет Батлер была дочь Елизаветы Рудланской -, а Елизавета, в свою очередь, являлась дочерью самого короля Эдуарда I Плантагенета... От этого брака и появился на свет отец Марии и Анны, Томас Болейн. Потомок фермеров и купца, он, по примеру отца, деда, и прадеда, вступил в брак с аристократкой, представительницей одного из знатнейших семейств Англии. Избранница его, леди Элизабет Говард, дочь Томаса Говарда и Элизабет Тилни, была аристократкой настолько чистых кровей, насколько это вообще возможно представить. Её дед, Джон Говард, 1-ый герцог Норфолк, погиб в битве при Босуорте, сражаясь на стороне Йорков. Род Говардов был одним из старейших в Англии - первые упоминания о них датируются X веком. Джон Говард сочетался браком с аристократкой, леди Кэтрин, дочерью сэра Уильяма де Молейнс. Их сын, Томас Говард, появившийся на свет в 1443 году, в 1472 году женился на единственной дочери и наследнице сэра Фредерика Тилни, Элизабет. К тому времени Элизабет была молодой вдовой с тремя детьми - её первый супруг, сэр Хамфри Буршье, сын и наследник барона Бернерса, погиб в битве, сражаясь на стороне короля Эдуарда IV, приумножив тем самым богатства супруги. Так что сэр Томас Говард брал в жёны весьма и весьма состоятельную вдову... В этом союзе и появилась на свет Элизабет Говард, которой будет суждено стать матерью Анны, Марии и Джорджа Болейн, и бабушкой королевы Англии Елизаветы I Тюдор... Но это забегая вперёд. А в то время, когда Томас Болейн женился на представительнице семейства Говард, родственники знатной Элизабет посматривали на него свысока, считая, что оказывают ему своим согласием на этот брак немалую честь - их знатность не шла ни в какое сравнение с захудалым родом Болейн. Однако тесть Томаса Болейн, граф Суррей, всё же немало способствовал продвижению зятя по службе. Прилагая влияние и связи при дворе, он ввёл молодого супруга дочери в круг приближённых короля Генриха VII Тюдор - и вот уже не просто дворянин, известный своим бесстрашием при подавлении восстания в Корнуолле в рядах королевских войск, а способный молодой вельможа, блестящий придворный аристократ, Томас Болейн, вращается в кругу приближённых лиц короля. Образованный и утончённый, воспитанный и дипломатичный, осторожный, амбициозный, расчётливый - все эти достоинства способствовали быстрому продвижению главы семейства Болейн верх по карьерной лестнице. Богатства его увеличивались - если ранее он мог содержать семью лишь на скромную ренту, то после кончины отца Томас унаследовал немалое состояние. К тому времени он уже и сам стал отцом множества детей - выжили только трое. Две девочки - Мария и Анна, и мальчик, Джордж. Короли на троне Англии поменялись - на смену Генриху VII пришёл его сын, Генрих VIII Тюдор. Но в карьере Болейна всё менялось лишь к лучшему - молодой правитель был к нему весьма благосклонен.

Мотыльки, летящие на свет - сёстры Болейн, Мария и Анна.

В 1512 году английский посол Томас Болейн с дипломатическим поручением короля едет в Нидерланды, к самой эрцгерцогине Маргарите Австрийской-Габсбург, правительнице нидерландских владений Габсбургов в 1507-1515 годах. Томас умел производить впечатление - и вот уже эрцгерцогиня настолько благосклонна к Болейну, что отношения их из деловых становятся дружескими. Цепким взглядом оценив обстановку при австрийском дворе, английский дипломат с ловкостью фокусника живо устроил карьеру одной из дочерей - младшей, Анны. Расхвалив её способности, Томас Болейн добился желаемого - эрцгерцогиня пожелала видеть юную английскую девочку-аристократку в числе своих фрейлин. К чести Болейна, легко владевшего несколькими языками, он не жалел средств на образование своих отпрысков. Прибывшая в Нидерланды юная Анна Болейн (на момент вступления в должность фрейлины Маргариты Австрийской Анне едва ли исполнилось 12 лет) поразила эрцгерцогиню живостью ума, недетской рассудительностью, умением держаться с достоинством и сдержанностью, несвойственными столь юному возрасту. Томас Болейн отбыл в Англию, радушно встреченный на родине королём Генрихом VIII, ибо миссия, возложенная на него, была выполнена весьма успешно. Вслед ему летели письма от эрцгерцогини - она была восхищена достоинствами своей новой фрейлины, вдохнувшей глоток свежего воздуха в несколько застоявшуюся жизнь австрийского двора...
Маргарита Австрийская к тому времени была дважды вдовой, причём бездетной. Всю энергию своей богатой и живой натуры эта сильная и целеустремлённая женщина посвящала управлению Нидерландами и воспитанию старших племянников, Карла и Элеоноры - их отец, Филипп Красивый, умер молодым, а мать, Хуана Безумная, была заточена в Тордесильяс собственным отцом. Немного задерживаемся на обстановке, царившей в Мехелене, при дворе эрцгерцогини, и на беглом знакомстве с обстоятельствами её жизни лишь для того, чтобы понять, как жила в это время Анна Болейн, что дало ей время, проведённое рядом с такой неординарной личностью? Кроме государственных и семейных забот, Маргарита Австрийская, бывшая одной из самых образованных правителей своего века, много времени посвящала искусству и наукам, особенно вдохновляясь литературой, музыкой и стихосложением. Двор в Мехелене стал пристанищем для многих талантов - его посещал сам Эразм Роттердамский, библиотека сочинений, собранная эрцгерцогиней, была одной из богатейших в Европе, сама просвещённая правительница разговаривала на нескольких языках, музицировала и сочиняла стихи. Моральные устои Маргариты Австрийской были столь непоколебимы, что, овдовев дважды, она ни разу никому не дала повода для злословия - отказавшись от личного счастья, эрцгерцогиня посвятила себя служению интересам семьи, политике и музе. В этой обстановке, наполненной понятиями о высокой морали и просвещением, Анна Болейн, приближенная к особе эрцгерцогини, провела около двух лет - несомненно, эти годы весьма пошли на пользу её становлению, как личности. Много позже, став возлюбленной короля Англии, Анна покорит его образованностью, смелостью суждений, широтой взглядов и несомненными талантами в музыке и сложении стихов. Время, проведённое ею подле эрцгерцогини Маргариты Австрийской, не прошло даром...
В 1514 году Англия и Франция заключили мирный договор. Гарантией мира становился брак - престарелый король Франции Людовик XII брал в супруги юную сестру короля Генриха VIII, принцессу Марию Тюдор. Отношения между Англией и Нидерландами претерпевали не лучшие времена - за год до этого события отец Маргариты Австрийской, император Максимилиан I, и король Фердинанд Арагонский тайно, без ведома Англии, заключили с Францией перемирие. И Генрих VIII, разгневанный вероломством, разорвал отношения с Нидерландами...Это означало, что английский дипломат вместе с дочерью срочно отзывался на родину, в Англию. Томас Болейн и Анна спешно покинули двор Маргариты Австрийской.
Принцесса Мария Тюдор, которая отправлялась во Францию, чтобы стать её королевой, отбывала из Англии с приличествующей таковому событию пышностью. Её сопровождали множество соотечественников, духовников, фрейлин, прислуги. Фрейлины юной принцессы должны быть также юными - и знатнейшие семейства Англии наперебой пытались пристроить в свиту отбывающей королевской невесты своих дочерей. Оказаться в числе персон, приближённых к королеве Франции, являлось несомненной честью, и сулило множество выгод - респектабельное место при королевском дворе Франции, и, возможно, блестящую брачную партию в будущем. Ибо королевы оказывали немалое содействие в устройстве дальнейшей судьбы и брака своих фрейлин...Благодаря прыткости Томаса Болейна обе его дочери, Анна и Мария, были включены в свиту отбывающей принцессы Марии Тюдор. И если для Анны, уже повидавшей жизнь за пределами Англии при дворе эрцгерцогини, эта очередная поездка и новое назначение стали уже нечто самим собой разумеющимся, то для Марии, доселе никогда не покидавшей окрестностей Хивера, её первое путешествие стало головокружительным приключением. Всё детство и юность Мария провела в семейной резиденции Болейн. Подобно всем отпрыскам знатных семейств, Мария, как и её младшие сестра и брат, получила традиционное для детей её круга образование: постигла арифметику, грамматику, обучалась языкам, чтению, истории, дамским занятиям - ведению домашнего хозяйства, рукоделию. Взрослея, освоила верховую езду, но не была страстно увлечена ни охотой, ни стрельбой из лука, - в отличие от младшей из девочек, Анны. Но почему же два года назад в Нидерланды в качестве фрейлины была отправлена не Мэри, а Анна? Ответ кроется в расчётливой дальновидности главы семьи: желая убить двух зайцев махом, старшую дочь он оставил в Англии - вероятно, в ожидании выгодного брачного предложения. А младшая тем временем была занята карьерой придворной дамы.
Бракосочетание короля Франции Людовика XII и Марии Тюдор состоялось 9 октября 1514 года на севере Франции, в городке Абвиль. Торжества продолжались - 5 ноября 1514 года Мария Тюдор была коронована королевой Франции. А спустя год, 1 ноября 1515 года юная бездетная королева овдовела... Престол Франции занял король Франциск I, женатый на дочери своего предшественника, - некрасивая, смиренная и добродетельная Клод стала новой королевой Франции. Мария Тюдор возвращалась в Англию - с нею и весь её английский двор. Но вдовствующая королева возвращалась не одинокой - без согласия царственного брата, втайне, она вышла замуж за его приближённого, герцога Саффолка. На родине непокорных супругов ожидал грозный приём, а возможно, и отлучение от двора. Озабоченный дальнейшей судьбой дочерей, Томас Болейн приложил все усилия, чтобы Мария и Анна остались во Франции - девушки присоединились к фрейлинам королевы Клод.

Король Англии Генрих VIII Тюдор. Изображение из открытых источников Яндекс.
Король Англии Генрих VIII Тюдор. Изображение из открытых источников Яндекс.

Тишайшая королева Клод, обожавшая своего мужа, считала своим призванием служение венценосному супругу - она исправно рожала ему детей, покорно сносила третирование властной свекрови и устало закрывала глаза на многочисленные похождения Франциска на стороне. Досуг королева обычно проводила в уединении своих покоев - стараниями Франциска Клод на протяжении всего брака была либо беременна, либо восстанавливала здоровье после очередных родов. Придворные празднества Клод посещала лишь по мере необходимости, побаивалась свекрови и сторонилась образованной светской золовки, Маргариты Ангулемской (Наваррской). Искусство, науки, и политика Клод не интересовали - она была предана религии. Молодые фрейлины откровенно скучали...При любом возможном случае бойкие неугомонные девицы старались улизнуть из скучных покоев Клод, чтобы окунуться в бесшабашную развесёлую атмосферу двора короля Франциска I - вот где бурлила и била ключом настоящая жизнь! Королевские фаворитки наперебой оспаривали друг у друга его милости, балы чередовались великолепными выездами на охоту, вместо наскучивших молитв и бормотания священников в окружении короля уверенно заговорили поэты, ко французскому двору присоединился великий художник Леонардо да Винчи, творил Рафаэль, заработала королевская типография - начиналась эпоха Возрождения. Принцесса Маргарита Наваррская, сестра Франциска, была, как и эрцгерцогиня Маргарита Австрийская, женщиной разносторонних интересов и широких взглядов - её двор стал пристанищем для современных гуманистов. Маргарита покровительствовала литераторам, впрочем, не забывая о вопросах религии - в чём придерживалась смелого в то время реформаторства. Попав в круговорот событий французского двора, сёстры Болейн проводили время в соответствии с интересами каждой: Анна продолжила образование, всё глубже увлекаясь литературой и поэзией, впитывая идеи французского гуманизма; искренне и глубоко веровала, в душе разрываясь между преданностью старым религиозным канонам и возрастающим интересам к реформаторским взглядам. Мария же, красота которой полностью созрела и расцвела, с головой погрузилась в бесшабашную атмосферу отчаянной придворной куртуазности. Любвеобильный король Франциск обожал общество прекрасных дам, именуя их "цветами в своём саду", которых "никогда не бывает достаточно". Красота Марии - ослепительно-белая кожа, томные глаза, пухлые губы, великолепие плеч, - не осталась незамеченной королём, и вскоре Мэри Болейн стала одним из цветков королевского сада. Лёгкость французских придворных нравов подталкивала к сумасбродствам - и вот уже Марией заинтересовался сам король, прослышав о её похождениях и любовных приключениях. Слухи о бесстыдстве английской фрейлины жены распалили воображение Франциска, и между Мэри и королём завязался роман - столь же бурный, сколь и непродолжительный. В то время Франциск поддерживал отношения не менее, чем с двумя десятками любовниц, и Мэри заинтересовала искушённого мужчину ненадолго. Впрочем, покинутая им, Мэри ничуть об этом не сожалела - обогатив свой уже немалый к тому времени опыт, она продолжала крутить романы с очарованными ею французскими вельможами. Встревоженный слухами о нелицеприятном поведении старшей дочери, Болейн навестил Мэри и Анну во Франции, где его убедили, что виной подобным слухам стала лишь отличная от английского двора некоторая свобода нравов при дворе французском. Но, вернувшись в Англию, Томас Болейн продолжил получать доклады о похождениях Мэри, после чего стал настаивать на немедленном её возвращении домой - под неотложным предлогом возможного брачного контракта. В 1519 году Мария Болейн вернулась в Англию - и благодаря протекции отца стала фрейлиной королевы Екатерины Арагонской. Чопорная сухость двора королевы-испанки навевала уныние, но под бдительным присмотром настороженного отца Мария вынужденно стала вести добродетельный образ жизни, и спустя год вышла замуж. Сэр Уильям Кэри, придворный вельможа, приближённый Генриха VIII, и его отдалённый родственник по-материнской линии, был знатен, состоятелен, и располагал благосклонностью короля. Бракосочетание фрейлины королевы Мэри Болейн и джентльмена личных покоев короля Уильяма Кэри состоялось 4 февраля 1520 года - на торжестве присутствовали сам Его Величество Генрих VIII и королева Екатерина Арагонская. Очарованный красотой новобрачной, Генрих VIII вскоре пожелал видеть её на своём королевском ложе - и Мэри стала его любовницей. Какое-то время связь их оставалась тайной, но, разумеется, не для семейства Болейн. На сговорчивого мужа и снисходительного отца Мэри посыпались королевские милости: Уильям Кэри был назначен смотрителем королевских замков и поместий с внушительными привилегиями и не менее внушительным жалованьем, а Томас Болейн получил земли и денежные вознаграждения. Фавор родственников королевской любовницы привёл к увеличению влияния Болейнов при дворе - Томас Болейн, ведущий в то время судебную тяжбу за титул графа Ормонд со своим родственником в Ирландии, Пирсом Батлером, при содействии дочери надеялся одержать верх. Но Генрих VIII, опасаясь мятежа в Ирландии, с принятием решения в пользу Болейна медлил, тем самым подтверждая худшие опасения отца, что Мария не имеет на венценосного любовника никакого влияния. Вместо этого король предложил своему вельможе другое решение - урегулировать конфликт при помощи брачного союза между сыном Пирса Батлера, Джеймсом, и младшей дочерью Болейна, Анной. Джеймс Батлер был воспитанником всемогущего кардинала Уолси, и проживал под его опекой в Англии. Томасу Болейн было предложено вернуть Анну из Франции для составления брачного контракта, но Болейн колебался - да, Анна таким образом стала бы графиней Ормонд, в дальнейшем передав титул своим детям от Джеймса. А что достаётся ему, отцу? И Болейн отчаянно тянул время, не давая окончательного ответа. Но накалившаяся политическая обстановка между Англией и Францией не оставляла сомнений - Анне придётся вернуться на родину. Ибо переговоры на Поле Золотой Парчи, завершившиеся весьма неудачно для обеих стран в сентябре 1520 года, не достигли желаемой цели - закрепления дружбы между двумя странами. Анна вернулась в Англию зимой 1522 года - во Франции она прожила семь лет.
После блеска и оживления французского двора английский поразил новоприбывшую серостью и унынием. Наряды придворных дам были тускло-бесцветными и излишне строгими, беседы лишены французского остроумия, а возможность брака с ирландским кузеном Джеймсом Батлером, носившим нелестное прозвище Хромой, и вовсе повергала Анну в ужас - Ирландия казалась ей беспросветной мглистой местностью, где в каменных замках бродят привидения, а на болотах зловеще кричат филины. И это после утончённой и поэтичной придворной жизни во Франции! Титул графини Ормонд казался Анне совершенно неравноценной заменой утраченному, и она отчаянно умоляла отца, итак не склонного к согласию, ответить на предложение брака отказом. В сложившейся щекотливой ситуации Томас Болейн доказал, что он искусный дипломат - не отвечая ни отказом, ни согласием, своим промедлением он добился того, что переговоры о браке Анны и Джеймса прекратились сами собой. А весной 1522 года, на торжественном приёме в честь испанских послов, Анна была официально представлена королю Генриху VIII. В йоркской королевской резиденции были устроены пышные празднества. Придворные дамы участвовали в представлении пьесы "Зелёный замок", где им отводились роли Целомудрия, Насмешки и других муз. Анне досталась роль Упорства - ах, как был прав постановщик пьесы, отдав ей эту роль! Вскоре Анна докажет, что вполне её достойна...
Появление Анны при дворе вызвало фурор - аристократка, жившая почти десять лет при двух самых блистательных дворах Европы, харизматичная, остроумная, жизнерадостная. Словно бросая вызов устоявшейся придворной английской моде, Анна одевалась немного на французский манер - но включая в своё облачение лишь те детали, которые подчёркивали её элегантность и скрывали недостатки. А скрывать действительно было что: на мизинце правой руки Анны отчётливо проступал лишний ноготь, который можно было принять за шестой палец - и рукава её нарядов стали ниспадающе-длинными. На смуглой коже Анны местами проступали родинки - и на шее появилась утончённая чёрная бархотка, подчёркивающая плавность её линий. Плоская грудь не бросалась в глаза - внимание приковывала сочная яркость платьев. Лиственно-зелёные, глубокие синие цвета нарядов Анны обращали на себя завистливые дамские и восхищённые мужские взоры - ибо на высокой худощавой фигуре Анны все платья сидели с безупречной элегантностью. Если леди Анна беседовала с кем-либо, то собеседник был неподдельно восхищён её остроумием и находчивостью - эта дама, казалось, умела вести светский разговор на любую тему. Танцуя, Анна неизменно поражала грацией и плавностью движений, присущими лишь ей, а умение музицировать и петь собирало вокруг неё кружок обожавших её почитателей. Да, Анна Болейн, несомненно, стала ярчайшей звездой английского королевского двора!

Актриса Натали Дормер в роли Анны Болейн, сериал "Тюдоры" - несомненно, одно из лучших киновоплощений Анны. Изображение из открытых источников Яндекс.
Актриса Натали Дормер в роли Анны Болейн, сериал "Тюдоры" - несомненно, одно из лучших киновоплощений Анны. Изображение из открытых источников Яндекс.

Любовь к литературе и поэзии привела Анну к знакомству с Томасом Уайеттом - одним из основателей новой английской поэзии. Королевский вельможа, Томас Уайетт был послом Генриха VIII при многих европейских дворах - неудивительно, что у Анны и Томаса оказалось немало общих тем для разговоров. А то, что Томас Уайетт был женат, казалось, придавало их общению лишь дружескую ноту. Но увы, это было далеко не так. Наблюдавшая за крахом репутации своей сестры во Франции, Анна была крайне осторожна в амурных делах, не давая явного повода обвинить себя в адюльтере. Но она была женщиной, причём тщеславной и амбициозной, и внимание такого обожателя, как Уайетт, весьма ей льстило. В этом же, 1523 году, Анна знакомится с английским аристократом Генри Перси, единственным сыном и наследником владетельного графа Нортумберленда. Несмотря на молодость, Генри Перси продвигался по придворной карьерной лестнице весьма успешно - практически ровесник Анны, к двадцати годам он уже стал членом Совета Севера, а в будущем подавал большие надежды на занятие крупного административного поста на северных границах Англии. Сейчас же он служил пажом у кардинала Уолси - также, как и другой претендент на руку Анны, Джеймс Батлер. Покорённый притягательностью и умом Анны, Перси безоговорочно влюбился. Причём настолько, что, всегда находившийся под влиянием властного отца и не менее властного кардинала Уолси, решился на сверх-отчаянный шаг - он предложил своей возлюбленной тайно обручиться. Анна охотно согласилась - брак с вельможей высшего ранга, богатейшим наследником одного из знатнейших семейств Англии был для неё отличной партией. Ибо среди английской знати насмешливо упоминались предки Болейнов - фермеры и торговцы...
Когда весть о тайной помолвке Анны и Генри дошла до родителей обручённых и покровителя Перси, кардинала Уолси, разразился нешуточный скандал. Отец обрушил на злополучного жениха родительский гнев - Генри, по замыслу старого графа Нортумберленд, должен был жениться на дочери верховного лорда-стюарда Ирландии, графа Шрусбери - Мэри Толбот. С точки зрения семейства Нортумберленд, Болейны были недостаточно знатны, а заслуги Томаса Болейна перед короной не шли ни в какое сравнение с заслугами семейств Нортумберленд и Шрусбери. Кардинал Уолси сурово отчитал воспитанника - будущий владелец графства Нортумберленд не имел права связывать себя брачными обязательствами, не получив на то согласия самого короля! Униженный и опозоренный, жених Анны вынужден был разорвать помолвку и вернуться во владения отца - там его ждал брак с нелюбимой женщиной, который не принесёт счастья ...
Анна, опозоренная не менее Генри, предпочла покинуть двор и скрыться в родительском доме, в Хивере - от её репутации грозили остаться одни лохмотья. Ибо супруга второго её обожателя, Томаса Уайетта, обвинила мужа в измене и потребовала раздельного проживания. Имя Анны открыто не называлось, но окружающие отлично понимали, кого леди Уайетт имела в виду... К тому же на выходку с тайным обручением Анны и Генри Перси разгневался сам король - он счёл этот поступок неслыханной дерзостью и неповиновением. Злобу короля активно подогревал кардинал Уолси, хотя и не понимал её истинных мотивов - король к тому времени уже пресытился Марией Болейн-Кэри, и его заскучавший взор заинтересованно останавливался на её младшей сестре, Анне.
Восстанавливать подмоченную репутацию Анне пришлось два долгих года - именно столько она не покидала пределов Хивера, не появлялась при дворе, не давала пищи для пересудов. Разговоры о ней затихли - ибо появились новые источники для слухов. Потому что Мэри, супруга Уильяма Кэри и любовница Генриха VIII, родила девочку... Едва успели замолчать придворные сплетники, с недоумением вопрошавшие друг у друга, кто же на самом деле был отцом малютки - рогатый супруг или сам король, как Мария забеременела повторно, - в 1526 году на свет появился мальчик, названный Генрихом. Двор замер в напряжённом ожидании - признает ли король мальчика своим, как некогда признал сына от другой фаворитки, Бесси Блаунт? Но король к появлению на свет очередного ребёнка Мэри остался безучастным, как и к самой Мэри - она более не интересовала его. Мысли его возвращались к Анне, пленительной и дерзкой, которая вернулась ко двору. Супруг Мэри, Уильям Кэри, награждённый королём очередной порцией назначений и поместий, казалось, не сомневался в своём отцовстве. Мэри же, не будучи ни амбициозной, ни расчётливой, приняла охлаждение к себе короля равнодушно - и погрузилась в семейные хлопоты, впрочем, не покидая поста фрейлины королевы Екатерины Арагонской.
Вернувшись ко двору в сопровождении матери, леди Элизабет Говард-Болейн, Анна присоединилась к свите королевы Екатерины - но жизнь её не стала прежней. На обладание ею претендовал сам король, и придворные вельможи, ранее осыпавшие её знаками внимания и добивавшиеся её расположения, словно испарились из окружения Анны. Ухаживания Генриха VIII отнюдь не льстили ей - умная и дальновидная, Анна отлично понимала, что судьба королевской отставной любовницы ей невыгодна. Тем более, что годы шли - хотя точная дата рождения Анны ставится под сомнение, но историки с большой долей вероятности настаивают, что это был 1501 год - следовательно, в 1526 году, когда она вновь появилась при дворе, её юность осталась позади...
Таким образом, Анна оказалась в ловушке собственных амбициозных устремлений: отвергнув своего первого искателя руки, Джеймса Батлера, ради брака, более льстящего её честолюбию, она метила высоко, но не ожидала, что станет объектом преследования самого короля. Отныне о брачных предложениях можно было забыть. Унаследовав от отца его умение лавировать в сложных ситуациях, Анна пришла к единственно верному решению - принять ухаживания короля, но не становиться его любовницей. Таким образом, она избежит его гнева, который может послужить опалой всему семейству Болейн - и не только Болейн, но и Говард. А также своим подчёркнуто целомудренным поведением заставит всех злопыхателей замолчать, а самого короля - уважать её честь. И тридцатипятилетний король проглотил наживку с ретивостью голодной рыбы... Умение манипулировать людьми было присуще Анне с юности - изучив нрав короля, постигнув его интересы и стремления, она с лёгкостью обернула в свою пользу все его семейные неурядицы. Бездетный брак с Екатериной, ненависть и зависть к её племяннику, императору Карлу V, бессмысленность обременительного брачного союза с женой, которая старше его и никогда не подарит ему сына и наследника - на этих больных струнах его души Анна виртуозно играла мелодию, известную пока ей одной. И постоянно напоминала Генриху о своих высоких моральных устоях - дескать, только супругу будет дозволено лишить её целомудрия, и только супругу она подарит законного сына, не позволив своему мальчику именоваться позорным именем "бастард". И, влюблённый и убаюканный "высотой" помыслов Анны, восхищённый её невинностью, влекомый мечтой о возможности стать отцом законного сына, Генрих стал задумываться о расторжении брака с Екатериной. Но неправильно будет видеть в этом монархе только лишь мужчину - он был ещё и правителем, и политиком. Решение, принятое Генрихом к 1528 году,когда он предложил Анне стать его женой, имело ожидаемо огромный политический резонанс. Развод с супругой, пусть и не подарившей Англии наследника, казался невозможным с точки зрения Церкви и никогда бы не получил одобрения Папы - и король разорвал отношения с Римом. Несмотря на протесты Папы, Генрих VIII отослал от себя законную супругу, провозгласил себя главой церкви Англии, назначил Томаса Кранмера новым архиепископом Кентерберийским - ключевая церковная должность в стране. 23 мая 1533 года новоиспечённый служитель Церкви, во всем послушный королю, объявил его брак с королевой Екатериной недействительным, а 28 мая 1533 года провозгласил Анну и Генриха VIII законными мужем и женой. 1 июня 1533 года Анна была коронована в Вестминстерском аббатстве - отныне она стала королевой Англии. Этот путь она проделала за семь лет.

Екатерина Арагонская, злосчастная королева Англии. Первая супруга Генриха VIII Тюдор и мать королевы Марии Кровавой. Изображение из открытых источников Яндекс.
Екатерина Арагонская, злосчастная королева Англии. Первая супруга Генриха VIII Тюдор и мать королевы Марии Кровавой. Изображение из открытых источников Яндекс.

А что же Мэри? А Мэри в 1528 году овдовела - эпидемия "английской потницы" в одночасье унесла жизнь её супруга, Уильяма Кэри, оставив её вдовой с двумя детьми на руках и множеством его неоплаченных долгов. Благосостояние семейства Кэри растаяло вместе с расположением к Мэри короля, и вдова была вынуждена обратиться за помощью к родственникам. То ли не желая брать на себя обузу в виде овдовевшей дочери с двумя малолетними отпрысками, то ли занятый многолетней судебной тяжбой за титул графа Ормонд, а, возможно, презирая старшую дочь за то, что не смогла в своё время в полной мере воспользоваться положением королевской любовницы, отец в поддержке Мэри отказал. В 1529 году, благодаря влиянию Анны на короля, Томас Болейн всё же получил вожделенный графский титул - отныне его амбициозные планы были связаны с будущим младшей дочери. Мэри словно перестала для него существовать...Находясь в плачевном положении, Мария в отчаянии обратилась за помощью к сестре, и получила её. Рента в виде ста фунтов годового дохода и личный разговор короля с Томасом Болейн возымели действие, и положение Мэри и детей существенно улучшилось. Вызвав к себе Болейна-отца, король безапелляционно потребовал от него поддержать овдовевшую дочь материально, оказав ей помощь в запутанных юридических вопросах, оставшихся нерешёнными после смерти Уильяма Кэри. И вельможа подчинился...
Сына Марии, Генри Кэри, с одобрения короля, Анна взяла под свою опеку - по обычаю, богатые родственники так поступали с детьми нуждающихся членов семейства. Благодаря Анне мальчик в будущем получит отличное образование в престижном цистерцианском монастыре. Девочка, Кэтрин Кэри, оставалась с матерью - Мэри горячо любила своих детей. И, хотя отец по прежнему относился к ней неприязненно, жизнь Марии все же стала более сносной - во многом благодаря поддержке Анны. В 1532 году она сопровождала Анну и Генриха VIII в поездке в Кале в качестве знатной родственницы и компаньонки будущей королевы Англии. А когда вскоре Анна забеременела, старшая сестра оказывала ей горячую поддержку - королева переносила беременность тяжело, её одолевали мрачные мысли. 7 сентября 1533 года Анна разрешилась от бремени здоровой девочкой, Елизаветой. Рождение дочери стало пощёчиной для короля и ударом для положения Анны - ведь она столько лет нашёптывала Генриху, что непременно подарит ему сына. Впрочем, король, успокоенный тем, что девочка родилась здоровой и крепкой, вскоре вновь поддался внушениям Анны, что за дочерью непременно последует сын, и относился к супруге с прежним расположением, объявив Елизавету своей единственной законной наследницей.
Но Анна отнюдь не довольствовалась ролью жены, предназначенной поставлять престолу Англии наследников. Она бесцеремонно вмешивалась во все королевские дела, будь то церковные, финансовые или политические. Влияние её на короля было огромным. Иностранные послы, после рождения дочери предрекавшие Анне скорое падение и немилость, были вынуждены признать, что их мнение было несколько опрометчивым - Анна быстро восстановила свой контроль над мужем. Генрих охотно посещает её спальню, и вскоре Анна беременеет повторно. Радости короля не было предела. Уверенный в скором исполнении своего давнего желания, он нетерпеливо ждёт появления на свет ребёнка - разумеется, сына. Но беременность неожиданно заканчивается выкидышем, и от такого удара отношения Анны и Генриха дают серьёзную трещину. Непостоянный и мнительный король начинает сомневаться в правильности своего выбора - новизна чувств сошла на нет, пелена влюблённости спала, и на смену загадочной манящей чаровнице перед ним предстала обычная женщина, своевольная, капризная, властная. Король счёл, что его просто обманули - тем более, что желанного сына он так и не получил. Именно в это тяжёлое для Анны время он впервые заговорил о разводе.
Когда личная жизнь младшей сестры была на краю краха, в жизни старшей, Марии, забрезжила надежда на личное счастье. В 1534 году Мэри сочеталась повторным браком с неким Уильямом Стаффордом, простым человеком, не аристократом, небогатым, незнатным. Брачная церемония была проведена тайно: ни королева Анна, ни отец, Томас Болейн, не были ни оповещены, ни приглашены. Весть о браке Мэри настолько поразила её родных, что сама Анна отлучила сестру с супругом от королевского двора, а отношения между Марией и отцом были испорчены окончательно. Отныне он перестал оказывать ей какую-либо поддержку, король более не интересовался делами семейства Болейн и даже самой Анной, и Мария удалилась в захолустное поместье супруга. Даже мать, леди Элизабет, состоявшая в то время в свите своей дочери-королевы, не поддержала Мэри. Материальное положение Мэри, к тому времени родившей супругу девочку, Энн, грозило вновь стать плачевным - руку помощи неожиданно протянула Анна. Видимо, она не желала афишировать, что поддерживает отношения с провинившейся сестрой, и помогала Мэри тайно, посылая ей деньги. В 1535 году Мэри родила ещё одного ребёнка, сына, Эдварда. Этот год стал благодатным для сестёр - Анне удалось помириться с Генрихом. К осени она объявила, что вновь беременна. Но на этот раз король отнюдь не питал радостных надежд и не пребывал в счастливом ожидании. Напротив, он стал мрачным и замкнутым, характер его стремительно портился, всевластие породило тиранические склонности, король безжалостно карал и преследовал всех несогласных с его политикой. Но, как ни странно, порицали и проклинали не его - всенародная ненависть была сосредоточена на Анне. Её обвиняли в разводе короля и колдовстве. Её ненавидели и желали ей смерти. По тавернам и площадям гадали, кто станет будущей королевой, если "черная ворона Нэн", как называли Анну в народе, и на этот раз не подарит королю сына. Вдобавок Генрих VIII, видимо, сам удивлённый, что так долго хранил Анне верность, пустился во все тяжкие - кроме мимолётных увлечений, он, ничуть не скрывая от жены, стал оказывать знаки внимания её фрейлине, Джейн Сеймур.
В конце 1535 года стало ясно, что изгнанная королева Екатерина Арагонская не переживёт эту зиму - она тяжко болела и уже не вставала с постели. Сердце женщины не вынесло обрушившегося на неё горя... Смерти Екатерины с нетерпением ждали двое - король и Анна. Король - потому что её кончина ставила точку в разногласиях с испанскими родственниками Екатерины, в частности, с могущественным императором Карлом. Анна - потому что смерть законной супруги делала её брак с королём прочнее. А если к тому же родится сын... 7 января 1536 года Екатерина скончалась. Её скудное достояние было бесцеремонно прибрано к рукам ретивым Генрихом и алчной Анной - лишь драгоценное ожерелье и меха, некогда привезённые покойной из Испании, по её завещанию были отправлены дочери. Ничуть не скорбя и не соблюдая траура по "усопшей вдовствующей принцессе Уэльской" Генрих и Анна торжествуют чуть ли не открыто - при дворе даже не отменены запланированные ранее празднества и турниры. На одном из турниров король упал с лошади - состояние его было критическим на протяжении нескольких часов. Все эти происшествия, разумеется, самым неблагоприятным образом сказались на беременности Анны, которая завершилась преждевременным рождением ею мёртвого ребёнка мужского пола. Потрясение и ужас Анны были столь огромными, что она долго не могла встать с постели. Король хранил зловещее молчание, многообещающе процедив, что разговор состоится после её выздоровления. Но разговор не состоялся - король более не желал считать Анну своей супругой. Однако он не желал и развода - нужно было полностью устранить неугодную женщину, убрать с пути, как ненужную помеху. Для начала король объявил, что его принудили к этому браку при помощи колдовства. Далее, охотно внимая клевете, наспех сфабрикованной в угоду королю его секретарём, Томасом Кромвелем, Генрих VIII понимает, что устранить Анну можно просто - обвинив её в измене. Угодливые прихлебатели тут же подсовывают королю список мнимых любовников Анны, среди которых даже имя её родного брата..."Виновных" немедленно помещают под арест, саму королеву заключают в Тауэр. Анна, женщина неглупая, поднаторевшая в придворных интригах и политике, прекрасно поняла - от неё просто хотят избавиться. Она сыграла свою роль и больше не нужна. Приговор будет один - смерть. Но понимал ли до конца Генрих, что его супруга невинна в приписываемых ей проступках, или же дал себя убедить в её виновности, ибо страстно хотел избавиться от неё? 15 мая 1536 года состоялся суд - представление, полное фарса. 27 пэров Англии единогласно объявили её в супружеской измене, что для королевы приравнивалось к измене государственной. Днём ранее брак Анны с королём был признан недействительным, а её дочь, Елизавета - бастардом.

Изображение короля Англии Генриха VIII и шести его жён: Екатерины Арагонской, Анны Болейн, Джейн Сеймур, Анны Клевской, Кэтрин Говард и Екатерины Парр.
Изображение короля Англии Генриха VIII и шести его жён: Екатерины Арагонской, Анны Болейн, Джейн Сеймур, Анны Клевской, Кэтрин Говард и Екатерины Парр.

19 мая 1536 года Анны не стало - король освободил себя от надоевших брачных уз. После казни детей, сына Джорджа и младшей дочери, Томас и Элизабет Болейн покинули королевский двор и уединились в Хивере. Как ни странно, Томас Болейн не был отлучён от двора - и даже присутствовал на крестинах принца Эдуарда, сына Генриха VIII и Джейн Сеймур. В 1538 году скончалась его супруга, леди Элизабет. Одинокий и стареющий, Томас Болейн наконец вспомнил о той единственной, которая осталась у него от всей его некогда большой и шумной семьи - старшей дочери, Мэри. Он сделал первый шаг к примирению, даровав дочери и её супругу право проживать в принадлежавшем семье Болейн поместье Рочфорд в графстве Эссекс. Предчувствуя скорую кончину, Томас Болейн позаботился о том, чтобы земли графства Ормонд унаследовала Мэри, а не Елизавета, дочь покойной Анны, как он желал того ранее. Вскоре, в марте 1539 года, он скончался.
Мария Болейн пережила всю свою семью - мать, отца, сестру и брата. Остаток жизни она провела в принадлежавшем ей после смерти отца имении Рочфорд-Холл, в полном благополучии. 19 июня 1543 года Мария Болейн скончалась. Её супруг, сэр Уильям Стаффорд, пережил жену на тринадцать лет и ушёл из жизни вдовцом, не женившись более. Дети Марии от первого брака, Кэтрин и Генри, станут вести приличествующую их положению жизнь знатных английских аристократов, потомки их будут вращаться при дворе их кузины, королевы Елизаветы. Сын Марии от второго брака переживёт мать лишь на два года - он скончается в отрочестве. О судьбе её второй дочери, Энн, и вовсе ничего неизвестно.

А что же король? После казни Анны Генрих VIII вступит в брак ещё четыре раза, переживёт пятерых жён из шести, и скончается в январе 1547 года, чудовищно ожиревший, страдающий подагрой и зловонными язвами ног, практически прикованный к постели и специальному креслу, в котором его переносили, когда он уже не мог ходить. Тиран и деспот, много лет наводивший ужас на своих придворных и весь народ Англии, пролежит немало молчаливых минут, прежде чем присутствующие священнослужители отважатся объявить его усопшим - ибо слова о смерти короля приравнивались к государственной измене.