2657 subscribers

"Широкорожая" Лизка - Елизавета Романовна Воронцова, сердечная подруга императора Петра III.

4,8k full reads

Она была не просто некрасива - Елизавета Романовна Воронцова, вторая по-старшинству из пятерых детей в семье генерал-аншефа графа Романа Илларионовича Воронцова и его супруги, дочери богатого купца Марфы Ивановны Сурминой, была отталкивающе безобразна. Ширококостная, обрюзглая, рослая и сутулая, более напоминающая гренадёра, нежели придворную даму, она даже не старалась каким-либо образом сгладить или попытаться замаскировать недостатки своей внешности, коих у неё было великое множество. Лицо Елизаветы, побитое оспинами, отливало нездоровым землистым оттенком, брыли и подбородки, несмотря на молодость, свисали, придавая ему бульдожье выражение. Тут бы к месту упомянуть, что некрасивость смягчалась томным взором прекрасных глаз - увы, глаза Воронцовой, маленькие и цепкие, мышиными бусинками выглядывали промеж толстых щёк и нависающих век под выпуклым лбом. У неё были дурные зубы - когда Елизавета открывала рот, дабы изречь несколько слов, собеседника обдавало невыносимым зловонием. Правда, знавшие её близко люди утверждали, что девушка имеет добрый нрав, умна, находчива, и остроумна в беседе - но едва ли эти достоинства могли сгладить отталкивающее впечатление, которое дурная внешность фрейлины Елизаветы Романовны производила на окружающих. Казалось бы, девушку с такой внешностью ждала судьба незавидная и серая - в лучшем случае, брак с каким-нибудь захудалым дворянином с пустыми карманами, охочим до приданого, либо остаться старой девой, уйдя в преклонных годах в монастырь. Но судьба выдала неожиданный кульбит - и на Елизавету Воронцову обратил внимание наследник престола российского, Великий князь Пётр Фёдорович, племянник императрицы Елизаветы Петровны, внук самого Петра I и супруг будущей Екатерины Великой...

"Широкорожая" Лизка - Елизавета Романовна Воронцова, сердечная подруга императора Петра III.

Отец семейства Воронцовых, Роман Илларионович, был верным слугой державы российской - и её правительницы, императрицы Елизаветы Петровны, оказав ей немалую поддержку при вступлении на престол. За что был щедро вознаграждён признательной дочерью Петра I - сын воеводы Иллариона Гавриловича за время царствования Елизаветы стал одним из богатейших магнатов России, владельцем множества земельных угодий, заводчиком, фабрикантом. В двадцатилетнем возрасте Роман Воронцов вступил в брак - избранницей стала восемнадцатилетняя Марфа Сурмина, дочь костромского помещика и купца. Разумеется, за невестой давали щедрое приданое... За восемь лет брака Марфа родила супругу пятерых детей: Марию, Елизавету, Александра, Екатерину и Семёна. Жизнь двадцатишестилетней матери семейства в 1745 году оборвал тиф - и дети осиротели. Ибо овдовевший придворный совершенно не желал обременять себя заботами о потомстве - их, словно котят, разобрали по домам родственники. Сыновья беспечного папаши перебрались к деду, Воронцову-старшему, младшая девочка, двухлетняя Катя, будущая княгиня Екатерина Романовна Дашкова, была взята на воспитание сердобольным дядюшкой, Михаилом Илларионовичем. Двенадцатилетняя Маша и десятилетняя Лиза были взяты под опеку самой государыней Елизаветой Петровной - из дома того же дяди Михаила. В 1749 году, по достижении девочками шестнадцати и четырнадцати лет, государыня пристроила их в свиту Великой княгини Екатерины Алексеевны - в год смерти их матери, Марфы Сурминой, немецкая принцесса Фике сочеталась браком с Петром Фёдоровичем, наследником российского престола...
Безрадостное отрочество, проведённое в домах сердобольных родственников и казённой обстановке дворцовых покоев, наложило отпечаток на характер Елизаветы Воронцовой. Независимая, открытая, прекрасно осознававшая свою некрасивость и потому лишённая присущего девушкам её возраста кокетства и радужных надежд, юная Лиза не тешила себя надеждами на блестящее будущее. Не получив должного образования, была несколько неотёсанна, в нарядах неряшлива, о внешности своей не пеклась, чем заслужила презрение Великой княгини, в свите которой состояла - чистоплотная прагматичная немка брезговала свой придворной дамой, всем своим видом напоминавшей замарашку с задворок царских кухонь. К тому же и пристрастия фрейлина Воронцова выказывала мужланские и низменные - любила сытно, до обжорства, поесть, запивая поглощаемое неумеренным количеством вина, что, впрочем, никак на ней не сказывалось. Неутомимо резалась в карты, перекрывая своим грубым резким голосом голоса всех присутствующих за карточным столом, плевалась, сквернословила и чертыхалась, танцевать из-за хромоты не любила, но музыку, как ни странно, обожала, замирая, вслушиваясь в трели придворных музыкантов.

Елизавета Романовна Воронцова, фаворитка Великого князя, в дальнейшем - императора Российской Империи Петра III,
Елизавета Романовна Воронцова, фаворитка Великого князя, в дальнейшем - императора Российской Империи Петра III,

Между тем всем окружающим стало предельно ясно, что брак Великого князя и обрусевшей к тому времени немочки Фике, Екатерины Алексеевны, совершенно несчастлив и неудачен во всех отношениях. У молодых совершенно не было общих интересов. Екатерина предпочитала проводить время за чтением, увлекалась науками, обожала придворные празднества. Великий князь любил музыку - Екатерина же не переносила любого музицирования, считая игру на музыкальных инструментах дикой какофонией и шумом. Увлечение мужа солдатской муштрой, дрессировкой собак и игрой в оловянных солдатиков в дворцовых покоях Екатерина откровенно презирала. Супруг платил ей той же монетой - общества её открыто избегал, был чрезвычайно с ней холоден, от посещения супружеской спальни уклонялся. С юных лет приученный к возлияниям, к моменту вступления в брак Великий князь пристрастился к крепким напиткам настолько, что часто слуги волокли его в постель, подобно мешку ... В отношениях с противоположным полом Пётр Фёдорович особой прыти не демонстрировал, но первая, на кого он изволил обратить внимание, была дамой столь некрасивой и неприятной во всех отношениях, что придворные уже тогда заговорили о его дурном вкусе. Это была придворная дама его тётушки, Екатерина фон Карр, за склонность к неутомимой бессмысленной болтовне прозванная Трещоткой. Тощая, вертлявая, суетливая, фон Карр произвела на наследника престола неизгладимое впечатление - он был очарован ею... А вот супругу свою, обладающую вполне приятной внешностью, крепкую, здоровую молодую женщину, он считал отталкивающе непривлекательной - более того, одна мысль о супружеском долге вызывала у Петра отвращение...
Доподлинно неизвестно, когда именно отношения Петра с Елизаветой Воронцовой из дружеских переросли в прочную любовную связь - ибо никто не принимал их всерьёз, открыто глумясь над "широкорожей", как её называли при дворе, Лизкой, и, втайне - над незадачливым Петрушей, чья жена, Екатерина Алексеевна, в 1754 году всё же произвела на свет долгожданного сына, о предполагаемом отцовстве которого ходили самые разнообразные слухи. Но историки настаивают, что пятнадцатилетняя, не по-годам развитая и крупная Елизавета привлекла внимание двадцатисемилетнего Великого князя именно в год появления на свет Павла. Бесстрашная, бойкая, острая на язык Елизавета охотно принимала участие в грубых солдафонских забавах Великого князя - облачившись в потрёпанный мундир, вместе с ним муштровала солдат, дрессировала его собак, самозабвенно предавалась картёжничеству. Наравне с ним, практически не пьянея, опрокидывала графин за графином крепчайшего вина, заливалась хохотом над его непристойными шутками и, затаив дыхание, внимала его подчас фальшивой игре на скрипке. Вскоре странная парочка стала неразлучной - можно сказать, что Елизавета и Пётр обрели друг друга. У них было так много общего - сиротливые детство и юность без родительской ласки, отрочество, проведённое в комнатах царского дворца Елизаветы, насмешки в глаза и за спиной... И вот две никем не понятые души потянулись друг к другу, не замечая оспин, которые щедро украшали лица обоих, игнорируя подтрунивания и усмешки, - что им злопыхатели, если они больше не страдали от невыносимого одиночества. Первой спохватилась императрица Елизавета - когда Петруша, кроме непомерного внимания к Воронцовой, стал тратить на неё столь же непомерные суммы. Он осыпал возлюбленную драгоценностями, тратился на пиры и развлечения, оплачивал карточные долги Воронцовой, её наряды, выезды, лошадей, собак, выделил фаворитке апартаменты, богато их обставив. Комнаты фрейлины его жены отныне находились под его собственными, покои соединяла винтовая лестница - таким образом, они практически открыто сожительствовали, как супруги. На увещевания тётушки Пётр отреагировал бурной истерикой, заявив во всеуслышание, что желает развода с Екатериной - чтобы сочетаться браком с Воронцовой... Ужаснувшись сложившейся ситуации, опасаясь за будущее российского трона, императрица растерянно ожидала худшего - что Елизавета под влиянием своего отца, теперь уже канцлера Российской Империи Романа Илларионовича Воронцова, станет вмешиваться в политику - однако она беспокоилась напрасно. Несмотря на то, что Воронцову насмешливо величали "русской мадам Помпадур", к политике она была совершенно равнодушна...

Зимний дворец.
Зимний дворец.

Екатерина до поры до времени была совершенно бесчувственна к любовным проказам супруга - по крайней мере до того момента, пока не столкнулась с открытой дерзостью фаворитки. Положение Великой княгини было отчаянным - закрутив роман со Станиславом Понятовским, в декабре 1757 года она разрешилась от бремени девочкой, крещённой как Великая княжна Анна Петровна. Супруг во всеуслышание недоумевал, откуда у его жены берутся дети - ибо он давно не делит с ней ложе. Воронцова, подбадриваемая Великим князем, почти открыто хамила Екатерине, но до публичного скандала не доводили - побаивались крутого нрава Елизаветы Петровны. И ждали её кончины - императрица недомогала. Пётр строил далеко идущие планы - после смерти тётушки он намеревался непременно жениться на Елизавете, отослав ненавистную супругу подальше от себя - хоть обратно на родину, хоть в монастырь. Дальновидная Екатерина строила свои... И только Воронцова ничего не планировала - она была счастлива. Внимание и обожание Петра, который боготворил свою "Романовну", как он её попросту величал, деньги и подарки, до которых фаворитка была весьма охоча, вера в безмятежное будущее...
25 декабря 1761 года императрица Елизавета Петровна скончалась - императором стал Петр III. К тому времени отношения между ним и Екатериной прекратились окончательно - даже жили они в разных концах Зимнего Дворца. Екатерина переживала очередной роман - на этот раз с Григорием Орловым, от которого была беременна. В апреле 1762 года беременность, которую она тщательно скрывала, благополучно разрешилась рождением мальчика, отданного на воспитание родственникам Орлова. Но шила в мешке не утаишь - дни Екатерины в качестве супруги Великого князя, а теперь императора, были сочтены. Будущее её было туманным и пугающим, и при поддержке братьев Орловых и множества сторонников, недовольных политикой Петра III, 28 июня 1762 года Екатерина совершила государственный переворот - она готовилась к нему на протяжении шести лет. Пока всенародно оглашался манифест о её вступлении на престол, Пётр III с Воронцовой и прихлебателями веселился в Ораниенбауме - компания направлялась в Петергоф, когда до них дошла тревожная весть, что отныне он более не император... Бывшего правителя Российской империи взяли под караул и под арестом препроводили в имение в Ропше - там он и скончается спустя неделю при неясных обстоятельствах. Официальная версия гласит - "от геморроидальной колики". Неофициальная - был убит в подстроенной потасовке братьями Орловыми. А что же Воронцова?
А камер-фрейлина Елизавета Романовна, незадолго до переворота увенчанная возлюбленным Орденом Святой Великомученицы Екатерины, коим награждали лишь особ королевской крови, великих княгинь и дам высшего света за особые заслуги перед отечеством их супругов, была арестована вместе с Петром III. Любовников разлучили, но Елизавета, ползая во прахе перед графом Никитой Ивановичем Паниным, лютым врагом семейства Воронцовых и приближённым новой императрицы, Екатерины II, слёзно умоляла высокопоставленного дипломата разрешить ей сопровождать Петра в любое место, куда бы его не отправили. Разумеется, ей этого не позволили - во избежание неприятностей экс-возлюбленную экс-императора спешно отправили в деревенскую глушь самых захолустных имений её отца. Там её и настигла страшная весть о смерти любимого человека.

Императрица Российской Империи Екатерина II - Великая.
Императрица Российской Империи Екатерина II - Великая.

Екатерина Алексеевна короновалась императрицей Российской Империи 9 июля 1762 года. Ей было не до мелочной мести бывшей возлюбленной свергнутого покойного супруга - огромная страна, погружённая в финансовый и политический хаос, требовала грамотного управления и реформ. Впрочем, императрица не забыла о Воронцовой - первым делом, она лишила её должности своей камер-фрейлины, и незаслуженно полученного Ордена Святой Великомученицы Екатерины. Отцу её, генерал-аншефу графу Воронцову, в начале правления новой императрицы почувствовавшему на себе всю горечь опалы, было приказано принять участие в судьбе незамужней дочери - то бишь, поскорее выдать её замуж. Но охотников взять в жёны безобразную опальную "Романовну", сосланную в деревенскую глушь, не находилось. Пришлось императрице самой озаботиться судьбой своей бывшей фрейлины - спустя три года после смерти Петра III, в 1765 году, двадцатишестилетнюю Елизавету выдали замуж. Супруг её, немолодой, небогатый и неродовитый, польстился на приданое, выделенное отцом и умноженное императрицей. Подполковник кирасирского полка, сорокачетырёхлетний Александр Иванович Полянский покорно выслушал требование государыни - жениться немедленно. За сговорчивость был вознаграждён ею - сначала обширными имениями, а позже - назначениями на видные посты. Новоиспечённая жена его, Елизавета Романовна, по-прежнему приводила в ужас всех окружающих внешним безобразием и дурными манерами, однако спустя год после венчания подарила Полянскому дочь, Анну, а в 1774 году сына, Александра - восприемницей мальчика стала сама императрица. Изначально отлучив супругов Полянских от двора, позже государыня сменила гнев на милость - но госпожа Полянская сама не пожелала возвратиться к дворцовой жизни. Полянские проживали в Петербурге, вращались в свете, с годами Екатерина Романовна оставила замашки солдафона, позволив проявиться в себе манерам благовоспитанной светской дамы. Спокойная и размеренная семейная жизнь с покладистым супругом привела к миру и душевному равновесию - оба её младших брата, канцлер Андрей Романович и дипломат Семён Романович Воронцовы, несказанно любили старшую сестру, обожая её за доброту и широту души. Императрица была неизменно благосклонна к семейству Полянских - выделяла денежные субсидии, принимала живое участие в судьбе их отпрысков - их дочь, Анну, государыня назначила своей фрейлиной, а сына, подобно всем отпрыскам знатных семейств, в шестилетнем возрасте позволила записать в сержанты лейб-гвардии Преображенского Полка.
Елизавета Романовна Полянская скончалась в 1792 году в возрасте пятидесяти двух лет. Муж искренне скорбел о ней - пережив жену на двадцать шесть лет, он так и умер вдовцом в весьма преклонном девяностосемилетнем возрасте. Супруги покоятся в Александро-Невской Лавре.
Отец Елизаветы Романовны, граф Воронцов, в начале правления Екатерины II бывший у неё в немилости, вскоре вернул расположение государыни. Граф был назначен императрицей генерал-губернатором Костромской, Тамбовской, Пензенской и Владимирской губерний, до самой своей кончины в 1783 году являлся Сенатором Российской империи. Высокие назначения развили в государственном муже непомерную жадность - взяточничеством и казнокрадством он довёл вверенные ему губернии до плачевного состояния. "Роман - большой карман", так ехидно называли мздоимца в окружении императрицы. В 1783 году нечистый на руку губернатор, сенатор, землевладелец, заводчик и вельможа умер от удара, получив в качестве угрожающего предупреждения подарок от императрицы. Что же такого подарила ему Екатерина Алексеевна? Просто непомерно великий по размерам кошель - для хранения мзды...