Книгобол. Литературная онлайн-игра с подписчиками. Подача первая!

25 June

Книгобол
Книгобол
Пацан сказал - пацан сделал. Я обещал писать рассказ/повесть/эпопею вместе с читателями блога? Обещал!
Погнали. Представляю вашему вниманию Книгобол.
Первая подача моя. Я написал начало рассказа/повести/эпопеи - читайте наслаждайтесь. Когда насладитесь - ваша подача. Напишите коротко, что произошло дальше, например: "на героя упал рояль, в котором лежала наковальня", а я продолжу повествование.
Не стесняйтесь! Устройте мне челендж, чтоб у меня глаза на лоб полезли, как у Шварца во "Вспомнить всё". Заверните любую безумную хрень, посмотрим, смогу ли я принять подачу.
Только ради бога без расчлененки, оскорбления чувств и пропаганды. Ну вы поняли. Неплохо бы и без вампиров обойтись, но это как пойдет.
Оставляйте варианты в комментах. Я их соберу и путем голосования в ВК (ссылка внизу) выберу лучший. Он и пойдет в работу.
И да прибудет со мной сила Донцовой!

В чем, в чем, а в своей голове Константин всегда был твердо уверен. Никогда она его не подводила, была самой надежной частью организма. Спину – тянул: плохо размялся перед тренировкой, и пожалуйста. Голеностоп – вроде на ровном месте ногу подвернул, будьте любезны: две недели сустав эластичным бинтом закручивал. Что помягче, нос и уши, тут и говорить нечего: пропустил джэб, пропустил хук – получите распишитесь, всё переломано. Даже берцовая кость и та давала слабину. Но это можно понять. Нечего со второго этажа на асфальт падать. Да и в далеком детстве это было. Ладно…

Главное, что голова всегда в строю. Знатоки говорят, что лобная кость толщиной - несколько сантиметров. Так вот у Костика, и височная, и теменная, и все остальные кости черепа, видимо, тоже были толщиной в несколько сантиметров. Ни десять лет в школе, ни пять лет на спортфаке пединститута, ни даже продолжительное увлечение боксом, никак не повлияли на работоспособность головы Кости. Всё, что надо, он помнил, что не надо - легко и безболезненно забывал. Может, в академики попасть ему и не светило, но, когда надо, одно к другому он прикинуть мог легко. В общем, полноценная состоявшаяся личность, которая хорошо кушает и крепко спит. Только нос сломанный подсвистывает, когда личность на левый бок переворачивается.

И вот, всё шло вроде бы хорошо, Костя триумфально закончил свой спортфак, решил вопрос с армией, начал активно устраиваться во взрослой жизни. Обременять маму и папу своим постоянным присутствием не очень хотелось. Хотелось приводить дам на личную жилплощадь. Там и их, и себя надо чем-то поить-кормить. А потом катать на каком-нибудь автомобиле, водить в какие-нибудь кафе и так далее. В общем, Костя, как нормальный честный человек стал искать работу. Ничего нового, ничего интересного.

Только тут-то и начал самый крепкий орган вести себя не по-товарищески. Работа не находилась, и Костя, ранее не знавший бессонницы, временами по полночи таращился в потолок и размышлял, почему вдруг что-то вообще пошло не так. А потом случился настоящий коллапс.

Доведенный муками честного трудоустройства до ручки, Костик позвал однокашников попить пива. Дело бы зимой, и вот черт дернул взрослых дядей тряхнуть стариной. Купили по полторашке и распивать их отправились, конечно же, на детскую площадку. Тянули пивко из горла, разговаривали, некоторые курили, потом корячились на детском турнике, забирались на шведскую стенку. Больше всего Косте запала в душу ракета. Сама синяя, наверху красный конус. Если сильно постараться в неё можно было втиснуться целиком, чтобы потом выглядывать в иллюминатор. Пахло там неважно. Краска задубела, облупилась, царапала пальцы и отваливалась, обнажая грубый ржавеющий металл, но как-то в ней уютно было. Может, давние мечты о космонавтике всплыли на подкорке, может пиво заработало, несмотря на минусовую температуру, и Костя почувствовал себя в домике, куда не проникают проблемы с устройством во взрослой жизни, может еще что, но стало Косте так хорошо! Так хорошо.

Сидел Костя в ракете и не хотел вылезать, но и друзьям его хотелось в ракету. Завязалась дружеская свалка, после которой Константин, держа в руках открытую баклажку пива, бросился убегать от однокашников, потому что безнаказанно надавал всем оплеух. Он хохотал, радовался, часто оборачивался и не смотрел под ноги. Поэтому не увидел раскатанную какими-то маленькими засранцами ледяную дорожку.

Следующее воспоминание Константина – это бескрайнее небо, равнодушно взирающее на него с высоты. Как раненный Болконский под Аустерлицем смотрел он на серые исполины, величественно плывшие вдаль по своим глобальным и неведомым делам. Всё остальное куда-то стремительно пропало. Навязчивый звон в голове перекрыл все другие звуки. Хотелось поковырять мизинцем в ушах, чтобы от него избавиться, но Костя не мог.

Пиво однако он не выпустил и даже не расплескал. Еще через секунду поднялся сам и, все еще плохо слыша собственный голос, сообщил друзьям, что всё окей. Несмотря на это, инцидент был на лицо. Самая надежная часть организма дала слабину – Костик всего лишь ударился затылком о лёд, и несколько мгновений выпали из его жизни. Совсем на чуть-чуть, но он потерял память. Мало того, потом, наверное, впервые в жизни у него болела голова, причем до самого вечера.

Как ни странно, после этого досадного происшествия дела пошли в гору. На следующий день головная боль окончательно утихла и больше не возвращалась. Еще через день объявился папин брат, дядя Витя, который помог с работой и устроил племянника в собственную контору.

Наш герой стал менеджером в ООО «ИнтерМега-Л». Чем занималась фирма Костя не сумел понять даже проработав там полгода. Казалось, что сфера деятельности менялась каждый месяц. Началось всё с доставки воды для кулеров. Потом была торговля бараниной. Потом -торговля землей. После неё - продажа какой-то немецкой краски, которая светится в темноте. Сразу после краски случилась покупка франшизы «CofeeBum». Сразу после франшизы «ИнтерМега-Л» переключилась на отделку частных коттеджей, и так далее.

Раз в месяц дядя Витя закатывался в офис и выдавал что-то вроде:

- Так, заканчиваем со всей этой херней, есть реальная тема. Ниша пустая, мы будем первыми! Дело верное!

Каждое предыдущее начинание не бросалось, а отодвигалось как бы на второй план. Потом на третий и на четвертый.

Временами дядя Витя закатывался в офис менее стремительно и спрашивал, ни к кому конкретно не обращаясь, что-то вроде:

- А как там у нас с водой дела?

Никто не знал. Дядя Витя чесал щетину на втором подбородке и задумчиво произносил:

- Мдаа… Надо заканчивать с этой херней…

Так начинание отодвинутое уже на пятый или шестой план бесславно угасало.

Соблюдая корпоративные стандарты, Константин не очень знал, что входило в его обязанности. Перенос бумаг из одного помещения офиса в другое назывался документооборотом. Звонки непонятным людям, которые в гробу видали и краску, и баранину, и воду и всё остальное – формированием клиентской базы. Впаривание рекламных брошюр бизнесменам, разговаривающим через губу и демонстративно одновременно базарящим по мобиле, – прямыми продажами. Проблема была в том, что за всеми этим словами и названиям стояла одна только гулкая безнадежная пустота. Любые усилия, помноженные на пустоту, давали пустоту, которую, чтобы создавать иллюзию движения, периодически замещали другой пустотой.

Впрочем, платил дядя Витя почему-то исправно и Константин занимался любой фигней, о которой его просили. Даже такой, которая не имела названий кроме «там это, надо помочь». Обычно это значило бросать говно лопатой или таскать какие-нибудь коробки, или разгружать фуру с китайскими игрушками, или что-то ещё в этом роде.

И всё бы ничего, да только стал Костя каким-то рассеянным. Бессмысленность происходящего на работе как бы расползалась на всё остальное. То ключи забудет, то договор какой-нибудь посеет, то кошелек дома на полке оставит, то формирование клиентской базы на месяц забросит, так и катится всё.

Вот тебе и взрослая жизнь. Вот тебе и голова.

Костя чувствовал себя суперменом, у которого отняли возможность взглядом разрезать бетонные балки.

Одним жарким летним вечером Константин покинул офис и направился к банкомату, который стоял в вестибюле того же здания. Работа окончена, зарплата завтра, можно снять оставшиеся небольшие деньги, прыгнуть в автобус и поехать домой. В магазине у остановки зацепить пивка, пельменей и пойти в свежеарендованную квартиру, разлагаться у телевизора.

Ни о чем особо не думая, Костя потыкал кнопки банкомата, но привычного жужжания и шороха банкнот, вылезающих из прорези, не услышал. Вместо этого на экране светилась надпись: «Недостаточно средств, для снятия со счета».

Оказалось, что на балансе 486 рублей, а в банкомате есть купюры только пятьсот рублей, две и пять тысяч.

Костя порылся в карманах, денег на проезд не нашлось. Он попытался позвонить кому-то из друзей, чтобы ему перевили 14 рублей на счет, но успел сделать ровно один звонок, на который ему ответили:

- Я в Гусь-Хрустальный еду, на трассе сейчас. Не слышно ничего, связь плох…

Потом гудки, а потом сел телефон. Костя с трёх часов хотел поставить его на зарядку, но его отвлекли, и еще раз отвлекли, и еще. Забыл.

- Вот скотина, - пробубнил Костя.

Как назло именно в тот день он задержался, и все знакомые, у кого можно было бы стрельнуть денег уже разбежались. Такое подозрительное стечение обстоятельств слегка настораживало, но делать нечего, пришлось идти в ближайший банк.

Десять минут пешком взбодрили Костика. Он распахнул дверь и уверенными шагами зашел в кондиционированное помещение. Часть банка, где сидели сотрудницы в окошках, уже закрылась, и страждущие могли попасть только к банкоматам.

Впрочем, страждущих никаких не было. Костя подошел к автомату, вставил карточку и тупо уставился на поле, в которое требовалось ввести пин-код.

- Чтоб тебя, - пробормотал он, - Забыл.

Гудел кондиционер, ламы горели холодным кабинетным светом, банкомат ждал пин-код, а Костя не мог его вспомнить.

3943. Пин-код введен неверно.

- Блин…

4339. Пин-код введен неверно.

3394. Пин-код введен неверно. У вас осталось две попытки, после чего карта будет задержана.

- Да что ж такое, - Костя почувствовал, что на лбу проступила испарина.

3349. Пин-код введен неверно. У вас осталось одна попытка, после чего карта будет задержана.

Не дав себе задуматься Костя ввёл: 9334. Пин-код введен неверно. Ваша карта задержана. Для возврата карты обратитесь…

- Сука! – рявкнул Костя и хлопнул ладонью по банкомату.

Внутри что-то лязгнуло и Костик опасливо покосился на камеру под потолком. Вся злость, которая незаметно копилась в нём всё последнее время, выплеснулась наружу, и Константин принялся тыкать кнопку отмены.

Банкомат не реагировал, тогда Костя стал тыкать все кнопки подряд и рычать:

- Падла, отдай карту! Я домой хочу! Как меня это всё…

Внезапно экран погас. Потом стал абсолютно черным и по нему побежали белые буквы.

«Запрос на доступ уровня Дельта, введите личный па…»

Костя не успел дочитать. За спиной что-то прогремело, он обернулся и увидел, что дверь, в которую он только что вошел, теперь закрывали металлические. Такие же жалюзи грохнулись на окна. Менеджер ООО «ИнтерМега-Л», боксер и выпускник спортфака запаниковал.

Он пинал жалюзи, которым это было абсолютно всё равно, пинал банкоматы, размахивал руками, стоя под камерой видеонаблюдения, пытался реанимировать свой телефон, всё без толку. Утомившись он сел в углу и обхватил голову руками.

- 3934, - произнес он вслух, спустя пару минут, - твою мать…

Не совсем понимая, зачем, Константин подошел к банкомату и набрал свой верный пин-код. Тот отреагировал мгновенно: на экране появилась большая надпись: «Несанкционированный доступ». Побежали непонятные символы. Под экраном сверкнул зеленый ослепительный огонек, Костя отшатнулся и стал тереть глаза. Когда зрение вернулось, он подошел к автомату и, запаниковав еще сильнее, снова стал тыкать кнопки наугад.

- Запрос на экстренный доступ принят, – внезапно прогудел мужской бас где-то под потолком.

Костю обдало белым паром, вонявшим резиной как столичное метро. Автомат неожиданно легко и бесшумно уехал вниз, под пол. За ним оказался узкий спуск с крутыми ступенями. Со щелканьем включались лампы, освещая белые бетонные стены и, довольно далеко внизу, массивную дверь, как в подлодке, со здоровенным вентилем вместо нормальной ручки.

Всё это было настолько безумно, что Костя не сразу обратил внимание на нарастающий гул и сирены, доносящиеся снаружи.

Вентиль на двери начал поворачиваться.

Тут будет голосование за вариант развития событий.