8788 subscribers

О семейной жизни, наклонностях и увлечениях большевика-ленинца Карла Радека

1,4k full reads

Однажды попался мне забавный мимишный текст о "пламенном революционере" Карле Бернгардовиче Радеке, где имелись такие заслуживающие внимания фразы: "Радек был прекрасным семьянином. Даже на свидания с Ларисой Рейснер он брал с собой дочку Софочку". Вот какой молодец, какой порядочный и верный супруге был дяденька!

Жена Розочка и дочка Софочка

"Жена, жена, какая встреча! А я тебя вначале не узнал", - пел когда-то Александр Кальянов. А вот, где и когда познакомились и узнали друг друга одногодки Карл Бернгардович и жена его Роза Маврикиевна (оба 1885 года рождения), многочисленные источники умалчивают. Перелопатил весь интернет, но так и не нашел сведений о подробностях женитьбы Карла на Розочке, поэтому могу предложить свою версию, которая непременно требует дополнительной проверки и оценки архивариусов.

С юности Карлуша охоч был до женского полу, окучивая всех, кто попадался ему на пути. Поскольку путь его в революцию лежал через многочисленные дома терпимости, а также через социал-демократическую партию Королевства Польского и Литвы (СДП КПЛ), то и попадались ему в основном проститутки и революционно настроенные барышни.

Рука руку моет...
Рука руку моет...

В той же партии, что он (СДП КПЛ) состояла и Роза Гольдблюм, которая была лицом и телом посимпатичнее многих фей из домиков с красными фонариками, поэтому Карлуша мимо ее дома без шуток не проходил. Когда же, весной 1917-го сценаристы русской революции решили отправить в Россию спецвагончики, под завязку набитые деятелями "ревдвижения", то Радеку было поручена организация транзита трояна Ленина и сопровождающего его шумного кагала, через воюющую с Российской Империей страну Германию.

Вагончик, привезший в Россию целый кагал её ненавистников
Вагончик, привезший в Россию целый кагал её ненавистников

Деньжат эмиссары на это дело отвалили немало, и грех было радостному шустрику-Радеку этим не воспользоваться. Зная, что его в Россию не пропустят по определению, как подданного Австро-Венгрии, находящейся в состоянии войны со страной прибытия веселой гоп-компании, Карл тем не менее хапнул себе купешку с довольствием, суточные, подъемные и прочие премиальные, полагающиеся "пламенным" героям, едущим разжигать жаркий костерок в северной державе. Покататься в первом классе, в историю войти, Розочку в дороге обдать нектаром любви - все, как яичко к яичку, в корзинку карьеры складывалось.

Как вы уже поняли, в одном из этих самых пломбированных вагонов прикатила в Россию и европартийка (или партеврейка) Роза Маврикиевна, к которой осенью 1917 года, уже после переворота, устроенного на заграничные деньжищи, заявился на ПМЖ и наш Бернгардыч. Тут и свадебку сыграли, и "Хаву-Нагилу" сплясали, и дочку в 1919-ом родили, Софочку.

Карл, Роза и Софочка
Карл, Роза и Софочка

Европейские феи и волшебная палочка Карла

Адреналин от невероятных возможностей грабежа великой России и необъятных перспектив стать главнюком - "новым кайзером" в стране Германии, (подробнее об этом можно прочитать здесь) лишь чудом избежавшей коммунистического сумасшествия, способствовал выработке в организме Радека декалитров тестостерона, требовавшего выхода наружу.

Поскольку поездок по Европе с целью "раздувания мирового пожара" у Карла было великое множество, то и публичных домов в зарубежных городах было освоено немерено. Жаль только, такой волшебной палочки, чтобы феи "феерили" под Карлом без оплаты, у него не было. Зато была другая, которая в сочетании с деньгами Коминтерна, оказавшимися по служебной случайности в карманах у Радека, приносила немало волшебства и удовольствия.

- Это Карлуша пятнышко оставил?..  - Он, проказник...
- Это Карлуша пятнышко оставил?.. - Он, проказник...

Бухгалтеры и казначеи международной организации, целью которой было "разрушить все и до основанья", только разводили руками после "спецопераций" Радека в публичных домах Европы и Азии. Однажды разгулявшийся фраерок за несколько дней культ-рев-эрото-путешествия в Стамбул и Каир засадил три миллиона коминтерновских франков, предназначенных для революционных товарищей Востока. Понятно, что на эти денежки финкурьер Карлуша и многим феям засадил, получив за растрату по возвращении устный пролетарский нагоняй от дружков-коминтерновцев.

Любовницы. Лара и Мара.

Прославившаяся своим отвязным поведением в годы Советской власти красавица-оторва Лариса Рейснер спала только с выдающимися личностями.

Буржуйки в мехах ходили, комиссарши тоже подефилируют...
Буржуйки в мехах ходили, комиссарши тоже подефилируют...

Или с экзотическими. Других "комиссарше" было не надобно. Начав с поэта и воина Николая Гумилева, потешившись с чекистами уровня Яши Блюмкина, она затем становится женой красного дипломата Ильина (Раскольникова).

Федор Ильин (Раскольников): "Ларису Михайловну хочу!"
Федор Ильин (Раскольников): "Ларису Михайловну хочу!"

С поклонником выписанного Достоевским "топорных дел мастера", по фамилии которого дипломат Федор Раскольников и взял свой остро отточенный псевдоним, Лариса уезжает в Афганистан, где начинает осваивать любовные па из афганской "Кама-Сутры" с местными балерунами в халатах и чалмах, а потом просто срывается от муженька в Москву, где ее ждет-дожидается наш любвеобильный Карлуша.

Ну что, плевака-верблюжака, вези меня смотреть, что за бедуины тут проживают
Ну что, плевака-верблюжака, вези меня смотреть, что за бедуины тут проживают

Он дает ей уроки памфлетописания в газеты, она его натаскивает в постельных "танцах со звездой", но... комиссарша желает большего. Какого-такого большего, удивитесь вы? Ведь Распутина уже лет 10 как нет на этом свете. Но есть Лейба Бронштейн по кличке Троцкий, которого Лариса очень хочет записать в свой разгульно-виповский списочек "отведавших комиссарского тела". Она настаивает, чтобы Карл организовал ей этот исторический половой акт со Львом, "виляющим хвостом" которого Радек был в это непростое время партийных войн и оппортунистических катаклизмов.

Красавица (справа) и "чудовище"
Красавица (справа) и "чудовище"

Грустный-грустный Радек предлагает веселому и бодрому Троцкому поиметь свою красавицу-любовницу с последующим рождением Ларисой (так она просила!) ребеночка от Демона революции. Но Демону хватало своих плечевых бронепоездных бабенций, и разгульную комиссаршу он мягко, но отверг. Сказав "хвосту" Радеку что-то типа: "Запомни, поц! Дружба-таки есть главный цимес, что дороже любых баб будет".

Лев готовится к прыжку
Лев готовится к прыжку

Разочарованная Лариса опечалилась, пошла в ресторан, где угостилась молочком от ящурной коровы, и... Радек горько плакал на ее похоронах. Что не помешало ему в скором времени переключиться на актрису, режиссершу и просто красавицу Мару Барскую, которая чертами лица и складной фигуркой напоминала Лару Рейснер.

Мара Барская - артистка, режиссер и просто красавица
Мара Барская - артистка, режиссер и просто красавица

То, что Мара свела счеты с жизнью полетом в лестничный пролет киностудии, скорее совпадение. Не считать же Карла "черным"...не вдовцом, нет, - "черным" любовником.

Анекдотец на прощанье

Трагизм всех жизненных коллизий Радек купировал веселыми историями, марш-походами и анекдотами, причем не только на политические темы. Когда в советской России пошла волна оголтелого нудизма, как одного из направлений общефедеральной программы "Долой стыд!", Радек не просто участвовал, а лично возглавлял эти "голопопые" парады.

Хорошо, доктор Семашко подключился с протестом против обнаженки в северной стране по медицинской линии, а потом и мудрый Иосиф Виссарионович свое вето наложил, а то бы так по морозцу с голыми ж... и бегали нудисты-коммунисты. Но это то, что могло случиться.

Если комсомол скажет снять купальнички, снимем!
Если комсомол скажет снять купальнички, снимем!

А вот, на десерт, - то, что реально случилось - одна из таких веселых историй, подтверждающих любвеобильность Карла Бернгардовича и его "порядочность" перед инопартнерами.

На перроне Белорусского вокзала Радек провожает посла одной страны, называть которую не будем, дабы по прошествии лет не вызвать международный скандал. Пять минут до отхода поезда, и, чтобы получить позитивчик на дорогу, дипломат просит Радека, как известного острослова-юмориста, расскать веселую историю.

Ох, уж эти послы, ну, такие ослы... А жены их прямо-таки козочки...
Ох, уж эти послы, ну, такие ослы... А жены их прямо-таки козочки...

Радек охотно соглашается и предваряя хохму, спрашивает поднявшегося в тамбур вагона посла

- А, знаете ли вы, какая разница между моей и вашей женой?

- Нет!

- ответил посол и замер в ожидании остроумного ответа. В этот момент поезд тронулся и стал медленно набирать скорость. И тогда Радек, прощально маша рукой, медленно, почти по складам, произнес:

- А я - зна-а-а-ю...

Ох, уж эти похотливые ленгвардейцы...