8071 subscriber

Об авантюрах большевика-ленинца Карла Радека, его взлете и закате карьеры партийца и юмориста

4,1k full reads
5,5k story viewsUnique page visitors
4,1k read the story to the endThat's 76% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Сколько же различных проходимцев, международных авантюристов и прочих негодяев слетелись в матушку-Россию в 1917 году, желая русскими дровишками распалить костер мирового передела, стать новыми нуворишами и главарями-пиратами, заарканившими великий корабль, груженый неслыханными богатствами, которые собирались столетиями, а были растерзаны-разворованы в считанные месяцы.

Одним из таких заезжих гастролеров был Карл Радек, о котором пойдет речь в этом материале.

Еврей, поляк, австриец, венгр? Только разве что не негр.

В еврейской семье, проживающей в городе Лемберге (ныне Львов), принадлежавшем в ту пору Австро-Венгерской империи, родился мальчонка страшненькой наружности, но при этом весьма болтливый и смышленый. Звали его Кароль Собельсон. Папаша Бернгард служил на почте (не ямщиком, но просто служил), матушка учительствовала, не настаивая на кошерном воспитании зубастого во всех отношениях сынка.

Папаша Бернгард был моим коллегой. Только я в Простоквашине, а он во Львове-Лемберге
Папаша Бернгард был моим коллегой. Только я в Простоквашине, а он во Львове-Лемберге
Папаша Бернгард был моим коллегой. Только я в Простоквашине, а он во Львове-Лемберге

Свой оскал Карлуша показал уже в гимназии, начав зарабатывать карманные деньги расклейкой прокламаций и агитацией недалеких людей. За что мог агитировать этот юнец? Думается, было ему абсолютно все равно, но первыми подвернулись дяденьки из социал-демократической партии, имеющие вполне себе буржуинские денежки и готовые ими поделиться за определенную работу по продвижению их секты партии.

Радек радикальный, радикальный Радек

Окончив гимназию, из которой Карл дважды исключался за агитпроп, он решил не искать новых опекунов-работодателей и продолжил сотрудничество с уже старыми знакомцами, которые велели ему придумать себе псевдоним и по возможности поступить в университет. С обоими заданиями шустрик Карл справился играючи, поступив в Краковский университет и взяв псевдоним Радек, по имени героя газетных комиксов и фельетонов.

В Кракове- городе вкусной колбасы и университетского образования - жил и учился Радек
В Кракове- городе вкусной колбасы и университетского образования - жил и учился Радек
В Кракове- городе вкусной колбасы и университетского образования - жил и учился Радек

Радикальных партийцев уже в начале 20-го века мировая закулиса финансировала весьма неплохо, видя в этих безбашенных оторвах силу, способную заварить «кашу», откушав которой можно перевернуть не только свою империю, но и все мироустройство в целом.

Карлуше это очень нравилось. Пиши себе статейки (благо, писательские таланты он в себе обнаружил с юности) да путешествуй по Европе, забивай умы слушателей коммунистической ересью и зарабатывай на хлеб с маслом и пиво с сосисками.

Кстати, о сосисках под пиво

Карлуше было все равно в партию какой страны вступать. Где платили – туда он и записывался, став в итоге многочленом партий Польши, Литвы, Швейцарии, Германии, а несколько позже и России. В 1908 году пересекаются пути Карла Радека с мадам Розой Люксембург, которая поначалу даже восхитилась журналистскими талантами кучерявого сопартийца, но присмотревшись повнимательнее (а взгляд у нее был пронзительно острый!), разглядела в Радеке двойного агента Германской и Польской разведок, а также нечистого на руку типчика, ворующего как партийные книги, так и партийные деньги.

Роза видит, Роза знает, Розу ты не проведешь!
Роза видит, Роза знает, Розу ты не проведешь!
Роза видит, Роза знает, Розу ты не проведешь!

Конфликт был разрешен не в пользу Радека, его исключили из Германской партии социал-демократов. За это вор-весельчак и авантюрист затаил на Розу обидку немалую, в итоге отыгравшись по-крупному. Но, десятилетием позже.

Пока же, скрываясь от призыва в армию со стороны властей Австро-Венгрии (от австрийского подданства он никогда не отказывался!), Радек перекочевывает в Швейцарию, где познакомившись с будущим дедушкой, а пока просто средневозрастным курортником Лениным, рубится с ним в шахматы, запивая шахи-маты вкусным пивом и закусывая не менее вкусными сосисками.

Вождь зевнул офицера. Через некоторое время офицеры зевнут вождя, поставившего страну на уши, а их - к стенке
Вождь зевнул офицера. Через некоторое время офицеры зевнут вождя, поставившего страну на уши, а их - к стенке
Вождь зевнул офицера. Через некоторое время офицеры зевнут вождя, поставившего страну на уши, а их - к стенке

А счётчик - щёлк да щёлк, - да всё равно
В конце пути придётся рассчитаться

Поучаствовав в транспортировке через Германию (к этой стране Радек всегда был возвышенно неравнодушен), "главного пломбира" Ульянова-Ленина со свитой "эскимо" в кошерно-революционном шоколаде, сам Бернгардыч выжидал окончательной победы засланных казачков в одной отдельно взятой стране, чтобы по приезде в Россию, утопающую в русской крови, начать свои опыты по экспорту революции по земному шарику.

И дождался-таки... У Ленина пока советником побуду
И дождался-таки... У Ленина пока советником побуду
И дождался-таки... У Ленина пока советником побуду

Ведь чтобы распространять революцию, ее же надо на местах контролировать. Как его «друг и учитель» Ильич в России. Себе Карлуша присмотрел Германию. Амбиций у этого страшненького на вид придумщика анекдотов было через край. Он уже спал и видел себя "главным по Германии", убедил Ильича оформить себе любимому вип-командировку в край Шиллера и Гете, но поездочка удалась наполовину.

Минус для Радека был в том, что революция в Берлине захлебнулась. Но был и большой плюс, - в том, что он в стиле "люкс" рассчитался с ненавистной Розой Люкс. Карл, пользуясь своими обширными связями, технично сдал Розу Люксембург вместе с ее дружком и своим тезкой Либкнехтом противникам революции.

Впоследствии брат Карла Либкнехта Теодор приводил конкретные доказательства, обвиняя Радека в том, что это именно он выдал брательника и Розу Люксембург полиции, тем самым фактически приговорив их к гибели.

Так и случилось. Розу и того Карла арестовали, а потом и убили, а сам Радек отсидел «для близиру» немножко в местной тюрьме с удобствами (не посидеть было уж о-о-очень подозрительно!) и поехал домой сочинять памфлеты в газеты, не бросив своей идеи-фикс «стать новым коммунистическим кайзером Германии».

Я бы в кайзеры пошел, пусть меня научат... Или в президенты.
Я бы в кайзеры пошел, пусть меня научат... Или в президенты.
Я бы в кайзеры пошел, пусть меня научат... Или в президенты.

Главный по Германии в российском правительстве

Ох, сколько же попыток предпринимал неугомонный Карл, пытаясь добиться «сбычи мечт». И в 1920-ом году он гонял в Германию, но «единый фронт» коммунистов и социал-демократов не создался.

И в 1922-ом вел в Берлине секретные переговоры с германскими генералами. Не прокатило.

Стиляга Карл любил подымить импортным табачком
Стиляга Карл любил подымить импортным табачком
Стиляга Карл любил подымить импортным табачком

В 1923-ем уже не выдержал, напрямую выклянчил решение Политбюро ЦК РКП (б) об организации вооруженного восстания в Германии. И опять провал. Все же, сочинять байки для газет и тискать дамочек за попы у Радека получалось гораздо лучше, чем делать реальные бандитские "революционные" дела.

Хвост Льва ошибочно вильнул, и горн сыграл "Отбой"

А тут еще на почве своих выездных неудач Радек совершил решающую ошибку "дома". Чуйка подвела знатного нюхача-журналюгу, и он поставил не на ту лошадь, в грандиозном споре Сталин-Троцкий выбрав сторону своего соплеменника.

Ворошилов пытался указать Карлуше, «мол, не стоит плестись в хвосте у Льва Троцкого», на что в ответ получил эпиграмму от новоявленного губермана:

Ах, Клим, пустая голова,
Навозом доверху завалена!
Не лучше ль быть хвостом у Льва,
Чем задницей у Сталина?

Прославляя Троцкого, как «знаменосца вооруженного трудового народа», Радек методично копал себе могилу, хотя природная изворотливость и беспринципность помогала ему отсрочить свой финал.

Троцкий: Командовать парадом буду я...
Троцкий: Командовать парадом буду я...
Троцкий: Командовать парадом буду я...

Революция к 1939 году пожрала уже большинство из собственных детей-выродков, ее развязавших и устроивших, а Карл Радек все еще продолжал сочинять свои остроты типа

«Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин — из Политбюро».

На Урал так на Урал. "Десяточка" так "десяточка". Главное, чтобы шансы оставались.
На Урал так на Урал. "Десяточка" так "десяточка". Главное, чтобы шансы оставались.
На Урал так на Урал. "Десяточка" так "десяточка". Главное, чтобы шансы оставались.

Но старушка в надвинутом капюшоне уже прибыла в Верхнеуральский изолятор (где Радек отбывал свою «десяточку») и в День пионерии 19 мая 1939 года взмахом остро наточенной косы завершила веселую, циничную, негодяйскую и любвеобильную (об этом в следующем материале) жизнь Карла Бернгардовича Собельсона, носящего партийную кличку-псевдоним Радек.