Сам придумал, сам поверил, сам рассердился – вы виноваты!

12 February
3,6k full reads
3,5 min.
7,6k story viewsUnique page visitors
3,6k read the story to the endThat's 48% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Реально только то, что происходит в моей голове! (источник Яндекс-картинки)
Реально только то, что происходит в моей голове! (источник Яндекс-картинки)

Стратегию поведения, вынесенную в заголовок, обычно приписывают женщинам. Сама придумала, сама поверила, сама обиделась – утешайте меня! Бабские капризы и манипуляции!

Однако писатели-классики сплошь и рядом описывают подобное поведение именно у мужчин. Причем вовсе не у отрицательных героев. А мужские персонажи, в отличие от женских, у них обычно весьма достоверны и прочувствованы. Например, выведенный в «Анне Карениной» Константин Лёвин является альтер-эго автора (Лёвы Толстого), а его размышления занимают в романе места больше, чем повествование о чете Карениных.

Читатели давно просят меня перейти в обсуждении этой книги к линии Левина. Честно говоря, большинство занимающих его вопросов (немного об этом уже было здесь) мне трудно подверстать к современности. Нет, можно поговорить, нужны ли на селе медпункты и доктора – очень актуальненько в свете нынешней оптимизации медицины! А выход барина на покос приравнять к работе наследников топ-менеджера на позиции рядовых продажников – поди, интересный опыт будет! Но хочется найти в Левине что-то более созвучное ныне живущим. На мой взгляд, такая нестареющая тема проблемы взаимопонимания.

Все мы склонны додумывать за других и приписывать им свои взгляды, мысли, вкусы. Когда больше, когда меньше... Иной раз из лучших побуждений (поступай с другим так, как хотел бы, чтобы поступили с тобой!) подсовываем замечательную хрустящую корочку любителю нежного мякиша и пичкаем сочным арбузом приверженца свиного хрящика. Кому-то для понимания людей не хватает жизненного опыта, умения слушать, эмпатии. Кто-то искренне считает свое (или заученное) мнение единственно возможным. Доминирование, манипулирование и прочие властные расстановки добавляют свои нюансы.

С периодичностью маятника меняется и общественный взгляд на коммуникацию. То целые поколения воспитываются в парадигме «сами должны понимать, что люди подумают!», то нас приучают проговаривать свои чувства и озвучивать проблемы словами через рот. То забываем, что чужая душа – потемки, то назойливо лезем в нее с психологическим фонариком. Вот только взаимопонимания на круг больше не становится, проблемы во все времена одни и те же.

Итак, вернемся к Константину Левину, образованному дворянину в возрасте за тридцать, владельцу большого поместья, земскому деятелю, мужу, брату, другу и прочая, прочая... Левин никогда не утруждает себя попытками реально понять другого человека. Парадокс: он очень много рефлексирует, размышляет о других, но при этом взаимодействует не с реальными людьми и событиями, а со своими мыслепредставлениями о них. Он долго прокручивает ситуацию в голове, сравнивает ее с авторитетными эталонами, затем сам придумывает точку зрения, мотивы, ход мысли партнера и вот эти свои придумки воспринимает как реальность. Ухитряясь при этом полностью игнорировать слова, поступки и даже явления, не укладывающиеся в придуманную схему.

Вспомним важнейший эпизод романа, единственную главу, имеющую не нумерацию, а собственное название – о смерти старшего брата героя. Получив известие о близкой кончине Николая, Левин собирается в дорогу. Жена сходу вызывается его сопровождать. Зачем? У мужа и мысли не возникает уточнить – он уже решил, что конечно же, для развлечения! И как бы ни старалась Кити донести до него свою позицию, Константин ее просто не слышит.

«И в такую для меня важную минуту она думает только о том, что ей будет скучно одной», — подумал Левин. И эта отговорка в деле таком важном рассердила его..
Тон, которым муж сказал последние слова, оскорбил ее в особенности тем, что он, видимо, не верил тому, что она сказала.
- Я ничего не знаю и знать не хочу, кто там и что. Я знаю, что брат моего мужа умирает и муж едет к нему, и я еду с мужем, чтобы...
— Кити! Не рассердись. Но ты подумай, дело это так важно, что мне больно думать, что ты смешиваешь чувство слабости, нежелания остаться одной. Ну, тебе скучно будет одной, ну, поезжай в Москву.
— Вот, ты всегда приписываешь мне дурные, подлые мысли, — заговорила она со слезами оскорбления и гнева. — Я ничего, ни слабости, ничего... Я чувствую, что мой долг быть с мужем, когда он в горе...
— Нет, это ужасно. Быть рабом каким-то! — вскрикнул Левин, вставая и не в силах более удерживать своей досады...

Сколько бы Кити ни «проговаривала словами через рот» свои резоны и чувства – муж ее просто не воспринимает. Он уже все сам придумал, в это поверил и возмутился. В конце-концов он смиряется перед настойчивостью жены, «но в глубине души он ехал недовольный ею и собой. Он был недоволен ею за то, что она не могла взять на себя отпустить его, когда это было нужно.., и недоволен собой за то, что не выдержал характера. Еще более он был во глубине души не согласен с тем, что ей нет дела до той женщины, которая с братом, и он с ужасом думал о всех могущих встретиться столкновениях.»

Ну ведь классика жанра! Сам придумал мотивы сам рассердился жена кругом виновата!

Ладно, приехали в гостиницу к умирающему. Совершенно неожиданно именно молодая жена-красавица, урожденная княжна, сумела организовать качественный паллиативный уход. По собственной инициативе и очень грамотно. Ее совершенно не смущает вид и запах умирающего, прочие физиологические и психологические подробности, взаимодействие с «той женщиной» и с гостиничной прислугой. Она умеет и найти нужный тон в общении, и облегчить физические страдания. Вот тут бы, кажется, Левину прозреть – жена и вправду ехала затем, чтобы быть полезной! Но он воспринимает происходящее как некий чудесный экспромт, везение, чуть ли не божественный промысел.

«Скрыл от премудрых и открыл детям и неразумным». Так думал Левин про свою жену.. Он не считал себя премудрым, но не мог не знать, что он был умнее жены и Агафьи Михайловны, и не мог не знать того, что, когда он думал о смерти, он думал всеми силами души. Он знал тоже, что многие мужские большие умы, мысли которых об этом он читал, думали об этом и не знали одной сотой того, что знала об этом его жена и Агафья Михайловна.»

Хотя вроде бы все просто. Почему Кити знала, что будет полезной? – Потому что обладала нужными умениями, была обучена уходу за тяжелыми больными, совершенствовала свои навыки в курортном Содене. Но Левин даже это ухитряется игнорировать. Ведь он читал размышления величайших умов! Что рядом с этим какие-то практические умения? Да и когда он интересовался умениями и занятиями прелестной Кити? "Разве можно от женщины требовать многого?..."

Объяснение "по буковкам" - это еще цветочки!  В дальнейшем Кити и не такое угадывать придется, причем игра пойдет в одни ворота.
Объяснение "по буковкам" - это еще цветочки! В дальнейшем Кити и не такое угадывать придется, причем игра пойдет в одни ворота.

Вот так дальше и пойдет семейная жизнь четы Левиных: Константин будет выстраивать свои умозаключения, Екатерина же вынуждена развивать в себе едва ли не экстрасенсорные способности, чтобы договариваться с мужем. При этом постоянно будет оказываться в его глазах виноватой и недалекой.

Исчез ли такой тип любителей строить свой мир на основе придумок и требовать от о окружающих соответствия своим фантазиям? Да никоим образом! И сколько угодно можно объяснять таким свою позицию – вас просто не услышат. Но виноватыми окажетесь, не сомневайтесь!

Чтобы не пропустить интересные статьи, жмите на название канала или пользуйтесь Каталогом заседаний клуба