256 subscribers

ЗАГНИВАНИЕ ИМПЕРИАЛИЗМА И РЕОЛЮЦИЯ Часть II

<!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:"Cambria Math"; panose-1:2 4 5 3 5 4 6 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:roman; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-536870145 1107305727 0 0 415 0;} @font-face {font-family:Calibri; panose-1:2 15 5 2 2 2 4 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-536870145 1073786111 1 0 415 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-unhide:no; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; margin-top:0cm; margin-right:0cm; margin-bottom:10.0pt; margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} a:link, span.MsoHyperlink {mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; color:blue; text-decoration:underline; text-underline:single;} a:visited, span.MsoHyperlinkFollowed {mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; color:purple; mso-themecolor:followedhyperlink; text-decoration:underline; text-underline:single;} .MsoChpDefault {mso-style-type:export-only; mso-default-props:yes; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} .MsoPapDefault {mso-style-type:export-only; margin-bottom:10.0pt; line-height:115%;} @page Section1 {size:595.3pt 841.9pt; margin:1.0cm 1.0cm 1.0cm 1.0cm; mso-header-margin:35.4pt; mso-footer-margin:35.4pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

ЗАГНИВАНИЕ ИМПЕРИАЛИЗМА И РЕВОЛЮЦИЯ Часть II

Борис Ихлов

Социалистическая революция может произойти только тогда, когда будут исчерпаны все силы, которым капитализм дает простор (Маркс).

Социалистическая революция происходит тогда и только тогда, когда развитию производительных сил начинают мешать отжившие производственные отношения.

Революционные движения конца 60-х в Италии, Франции, США окончились ничем. При этом уровень производительных сил в этих странах намного превосходил уровень развития производительных си в России в 1917 году.

1. В статье «Великий почин» Ленин подчеркивает, что социализм – это строй с большей производительность труда, чем при капитализме. Однако производительность труда в СССР составляла примерно 70% от уровня США и 60% от уровня ФРГ и Японии.

Из этого следует, что в СССР не было социализма. Подробнее см. Б. Ихлов. «Производительность труда как интегральный показатель. О производительности труда в СССР и в развитых капиталистических странах» http://worldcrisis.ru/crisis/2228279

Есть еще 6 моментов, которые неопровержимо доказывают отсутствие социализма в СССР.

2. Важнейшие принципы Советской власти – 1) постоянная ротация госчиновников сверху донизу, то есть: не перемещение их на другие управленческие посты, а возврат на прежнюю службу: в школу, на завод к станку, в больницу и т.д., 2) скромный доход госчиновника, на уровне квалифицированного рабочего, 3) прямой ежедневный контроль снизу рядовых рабочих за госчиновником.

В СССР все эти принципы отсутствовали. То есть, никакой Советской власти не было.

В программе РКПб значится: «3. Постепенное вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством». О том же Ленин пишет в работе «Очередные задачи Советской власти».

На деле было отталкивание масс от управления управленческой элитой.

Маркс указывал, что социализм есть диктатура пролетариата. Ленин неоднократно подчеркивал, что диктатура пролетариата выражается в форме Советской власти, форме, найденной самими рабочими. Однако в 1923 году XII съезд РКПб (в отсутствие Ленина) постановил, что диктатура пролетариата выражается в форме диктатуры партии. История показала – что в форме диктатуры элиты партии.

3. Социализм есть процесс ликвидации старого общественного разделения труда, в первую очередь, на труд умственный и физический. Это есть процесс уничтожения классов, не только буржуазии, но и рабочего класса как второй стороны противоречия.

Однако в СССР физический труд не отмирал, наоборот, как и в любой капиталистической стране, рабочий класс в СССР рос в численности.

Нельзя уничтожить только одну сторону противоречия, вторая сторона воспроизведет первую из самоё себя. Что в 1991 году стало видно уже невооруженным глазом. Тайное стало явным.

Таким образом, в СССР не было не только социализма, но и «переродившегося рабочего государства» по Троцкому, бюрократического социализма по Мессарошу, деформированного социализма по В. В. Орлову или мутантного социализма по Бузгалину. Все определения сводятся к определению Троцкого и все они бессмысленны.

Не заслуживает внимания и критика СССР «левыми коммунистами», исключенным из КПГ Карлом Коршем, Германом Гортером (Нидерланды) или австрийцем Люсьеном Лорой (Отто Машлем), не говоря уже о Ф. Адлере, М. Фуко или о представителях Франкфуртской школы, Г. Маркузе, Ю. Хабермасе и др.

Не было никакого и «бюрократического коллективизма (подарок от Симоны Вейль с кашей в голове, итальянского троцкиста Бруно Рицци, а также Дж. Картера, М. Шахтмана и Дж. Бернхема). Коллективизм – это заслуга капитализма, концентрирующего труд. По Рицци не социалистической в СССР была только надстройка, а базис – «коллективизм», т.е. Рицци не смыслил в политэкономии, в определении способа производства нет ничего подобного.

Разумеется, в СССР присутствовали черты азиатского способа производства, но объявлять этот способ доминирующим в СССР, как это делали Р. Дучке или К. Витфогель – нелепо.

Говорить, что все перечисленные буржуазны – можно, но зачем? Они просто дураки.

Поскольку в СССР существовал институт найма рабочей силы, то в СССР был государственный капитализм. Капитализм по определению есть такой способ производства, при котором рабочая сила является товаром.

Данная точка зрения вызрела в недрах большевистской Рабочей оппозиции (рабочий Шляпников, пермский рабочий Мясников, Коллонтай и др.), затем была подхвачена «тенденцией» Джонсона – Фореста, ее возглавляли Сирил Джеймс и Рая Дунаевсая, в группу входили также Отто Рюле, Грейс Ли Боггс и Тони Клифф. Тенденция сумела воспринять лишь лозунг о капитализме в СССР, определения способа производства в СССР терминах марксистской политэкономии нет ни у Дунаевской, ни у Клиффа.

Группа была изгнана из троцкистского IV интернационала. К сожалению, в виду малой образованности в марксизме не смогла преодолеть догматизм, во время 2-й мировой поддержала Германию против СССР, после войны, как и другие троцкистские группы, была ангажирована Вашингтоном.

Группа была близка к вышедшей в конце 40-х из 4-го Интернационала французской группе «Социализм или варварство» (глупая фраза Розы Люксембург, будто социализм – блюдо в ресторанном меню, чтобы выбирать). Основатели - Корнелиус Касториадис, Клод Лефор, Амадео Бордига. Позднее «бордигисты» оформились в отдельное течение. Группа сыграла свою роль в событиях в Италии и Франции в 60-х, однако позднее практически исчезла с политической сцены.

4. Социалистическое государство должно начать отмирать сразу после возникновения.

Государство есть оружие подавления одного класса другим. По мере подавления класса буржуазии эта функция социалистического государства должно исчезать.

Функция управления производством не должна быть классообразующим признаком, равенство достигается принципами Советской власти. Но в СССР не было Советской власти.

Должна отмирать и функция защиты от внешних врагов. См. пункт 5.

5. Социалистическая революция в отдельно взятой стране невозможна.

Обычно ссылаются на работу Ленина «О лозунге Соединенных Штатов Европы», где Ленин говорит, что социалистическая революция первоначально может победить в одной стране. Здесь ключевое слово «первоначально», то есть, за этой победой обязаны последовать другие революции.

Социалистическая революция в отдельно взятой стране - по Ленину (вспоминает переводчик «Капитала» Скворцов-Степанов) – мелкобуржуазный идеал. С этим был полностью согласен и Сталин, который даже после смерти Ленина в «Вопросах ленинизма» не мог не написать следующее:

«Свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране — еще не значит обеспечить полную победу социализма. Упрочив свою власть и поведя за собой крестьянство, пролетариат победившей страны может и Должен построить социалистическое общество. Но значит ли это, что он тем самым достигнет полной, окончательной победы социализма, т. е. значит ли это, что он может силами лишь одной страны закрепить окончательно социализм и вполне гарантировать страну от интервенции, а значит, и от реставрации? Нет, не значит. Для этого необходима победа революции по крайней мере в нескольких странах (выделено мной, Б. И.). Поэтому развитие и поддержка революции в других странах является существенной задачей победившей революции. Поэтому революция победившей страны должна рассматривать себя не, как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах».

Троцкий указывает Бухарину, что мировая революция нужна в виду наличия экспорта и импорта товаров.

Однако дело вовсе не в экспорте-импорте, здесь Троцкий ошибается. Представим, что на планете вообще одна Россия, армия не нужна, экспорт-импорт не нужен, страна большая, отчего бы не построить социализм?

Нельзя. Потому что Россия – отсталая страна. Отсталая Россия требует революции в развитых странах. Нельзя при полуфеодальном строе пытаться совершить социалистическую революцию. Потому что общественное разделение труда неминуемо влечет деление общества на классы. Отсюда – наличие буржуазного государства. Значит, никакого переходного периода, социализма, к бесклассовому обществу, коммунизму, не ожидается. Рабочий класс к 1917 году в России только нарождался, ему предстояло еще расти, а вовсе не исчезать – с грубым, отупляющим физическим трудом. А вместе с классами состоялось и государство, которое не отмирало, а усиливалось, и было орудием подавления одним, КПСС-овским, капиталистическим классом других классов – рабочих, крестьян, естественно-научной интеллигенции (гуманитарии – пристежка КПСС).

Любопытно, что «продвинутая» «советская» профессура, типа бутенок или роговиных, озаботилась вдруг своей душой и своим теоретическим наследием. И эта профессура ныне просто повторяет ошибочные аргументы Троцкого в пользу верного положения. Что ж, и то шажок вперед, только надо вспомнить, как в перестройку «продвинутые» кричали «одобрямс», не в силах были признать элиту КПСС классом буржуа, и потому боязливо цитировали Ленина, обрывая ленинское определение на половине (Бутенко, выступление в МГУ, 1988).

Обратите внимание: Сталин протаскивает в ленинскую позицию слова «по крайней мере в нескольких странах». После II мировой войны, действительно, в ряде стран состоялись якобы социалистические революции. Казалось бы, можно строить социализм. К тому же, по Сталину, социализм уже окончательно победил в 1936 году (позже социализм будет окончательно построен у Хрущева; в конце концов, генсеки уже не будут знать, что делать с тем, что в СССР – прислуга, бурлацкие, бовины и пр., будут подсовывать им то «развитой социализм», то «социализм с человеческим лицом»). Но смысл мировой революции вовсе не в том, чтобы в отсталых Болгарии или Польше состоялись революции. А в том, чтобы они состоялись в развитых странах, США, Великобритании, Франции (а не в разгромленной Германии), чтобы эти страны помогли отсталой России. В отсутствие этого социалистическая революция в России была обречена на поражение. Что и видим сегодня явно, а произошло поражение – с сохранением бантика «социалистический» - давным-давно. (Б. Ихлов, «Уроки революции», Пермь. 2010, с. 87-88).

Обратим также внимание, как формулирует Сталин: «…поставить власть пролетариата в одной стране - еще не значит обеспечить полную победу социализма…» Следующий шаг – от «обеспечения полной победы социализма» к «построению социализма». Отсюда метания типа «развитого социализма» и т.п.

Марксизм отвергает все «построения» социализма, социалистическое государство должно отмирать.. Подробнее см. Б. Ихлов, «Социализм нельзя строить» https://www.proza.ru/2013/06/18/936 ; http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=582403

6. Однако даже в отдельно взятой России говорить о чем-то едином не приходится.

Ленин подчеркивал, что большевики являются партией рабочего класса, не крестьянства и не интеллигенции. Движущая сила социалистической революции, гегемон – по определению – рабочий класс. Но в Азербайджане (кроме Баку), Литве, Латвии, Эстонии, Туркестане, Таджикистане, Узбекистане, Казахстане не было никакого рабочего класса (как класса). Недаром эстонцев называли чухной (у Пушкина «приют убогого чухонца»). Не говоря уже о татарской диаспоре, Якутии, Туве, Бурятии, Коми и пр. После Октябрьской революции, несмотря на выстроенные новые заводы, данные регионы вернулись к феодальному состоянию с вытекающим варварством. Те, кто был в студенческих строительных отрядах в Коми-округе, хорошо понимает, о чем речь.

7. Два переходных периода.

Маркс в письме И. Вейдемейеру от 5.3.1852 пишет: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов.» (Маркс, Энгельс, Соч., 2-е изд., т. 28, с. 427).

Отметим важный пункт: диктатура пролетариата есть процесс уничтожения классов, переход к бесклассовому обществу. Но здесь мы сталкиваемся с прямым, неприкрытым обманом трудящихся. Вот один из сайтов:

«На III Всероссийском съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Ленин напомнил опыт Парижской Коммуны, когда рабочие продержались 2 месяца и 10 дней и были расстреляны, заплатив тяжелыми жертвами за первый опыт рабочего правительства, смысл и цели которого не знало громадное большинство французских крестьян. Ленин говорил: «Нет ни одного социалиста, который бы не признавал той очевидной истины, что между социализмом и капитализмом лежит долгий, более или менее трудный переходный период диктатуры пролетариата…»

http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Gotha/gotha.html#p11

То есть, оказывается, что между капитализмом и коммунизмом лежит не один, а целых два переходных периода? Возможно, Ленин оговорился? Может быть. Еще бы: как сказать о переходе к коммунизму в аграрной отсталой стране. Чтобы это означало – что в стремлении достичь бесклассового общества быстрее всего было бы уничтожить крестьян?

Возможно, составители собрания сочинений Ленина сознательно исковеркали его слова? Может быть. В любом случае составители-сталинисты постарались сотворить из одного неверного слова целую систему.

В Предисловии к т 36 на стр. XIV читаем:

«Ленинский план социалистического строительства основывался на объективных закономерностях перехода от капитализма к социализму, всецело отвечал назревшим потребностям общественного развития страны, опирался на глубокий научный анализ экономики и классов переходного периода. Раскрывая своеобразие экономики России в переходный период, Ленин показал, что в ней переплетались "элементы, частички, кусочки и капитализма, и социализма", элементы пяти различных общественно-экономических укладов (патриархальное, мелкое товарное производство, частно-хозяйственный капитализм, государственный капитализм, социализм). Экономика переходного периода соединяет в себе черты и свойства строящегося социализма и свергнутого, но еще не уничтоженного капитализма; борьба между социализмом и капитализмом составляет основное содержание переходного периода, задача которого — создание "таких условий, при которых бы не могла ни существовать, ни возникать вновь буржуазия" (стр. 175).»

Но у Ленина всё по-другому, там нет никакого «переходного периода»: «Буржуазия побеждена у нас, но она еще не вырвана с корнем, не уничтожена и даже не сломлена еще до конца. На очередь дня выдвигается поэтому новая, высшая форма борьбы с буржуазией, переход от простейшей задачи дальнейшего экспроприирования капиталистов к гораздо более сложной и трудной задаче создания таких условий, при которых бы не могла ни существовать, ни возникать вновь буржуазия… учет и контроль еще не достигнут… («Очередные задачи сов власти», апрель 1918 г.)

В Предисловии к т. 44 ППС на стр. IX сталинисты-составители усугубляют:

«В. И. Ленин учил, что в переходный период от капитализма к социализму диктатура пролетариата необходима прежде всего для подавления сопротивления остатков эксплуататорских классов, а также для вовлечения трудящихся масс в строительство социализма.»

На самом деле Ленин требовал вовлечь трудящихся в суды, в государственную работу, а вовсе не в строительство социализма. И не социализма, а коммунизма: «Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это ребячья, совершенно ребячья идея... Управлять хозяйством мы сможем, если коммунисты сумеют построить это хозяйство чужими руками, а сами будут учиться у этой буржуазии и направлять ее по тому пути, по которому они хотят, ...чтобы некоммунистическими руками строить коммунизм. (ПСС, Т. 45, С. 98)

Упомянутый выше сайт ссылается на работу Маркса, и с той же злосчастной страницы №27:

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (Критика Готской программы. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 19, с. 27.)

Мало того, что составители б-ки перепутали ссылки и данную ссылку отнесли к 27 странице, когда она на 21-й. Но слова о первой фазе отнесли на 21-ю, где ни слова о первой фазе. Нет упоминания о первой фазе и на 27-й странице. Однако сайт сообщает в скобках: «Не следует путать переходный период от капитализма к социализму с самим социализмом, о котором Маркс говорит как о «первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества»

На самом деле о первой фазе Маркс пишет на другой странице; «Но эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества» (стр. 11).

Но Маркс здесь вовсе не говорит, что диктатура пролетариата не есть эта первая фаза коммунизма.

Та же чехарда со страницами, одно к одному, на сайте

http://economics.pp.ua/perekhodny-period-ot-kapitalizma-k-sotsializmu.html

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 27).

При этом автор подпускает еще и наукообразную белиберду:

«Необходимость переходного периода от капитализма к социализму обусловливается; специфическим характером возникновения и становления социалистических производственных отношений.»

Точно такую же чепуху печатает и Википедия, с теми же ошибками.

Сталинисты не одиноки. Вот еще гражданка, близко к сердцу принявшая речь Ленина на Съезде:

Письмо Сильвии Панкхерст 28. VIII. 1919.

«… Те рабочие революционеры, которые центром своих нападений делают парламентаризм, вполне правы постольку, поскольку этими нападениями выражается принципиальное отрицание буржуазного парламентаризма и буржуазной демократии. Советская власть, Советская республика — вот то, что рабочей революцией поставлено на место буржуазной демократии, вот форма перехода от капитализма к социализму, форма диктатуры пролетариата».

На самом деле Маркс не писал ни о каком дополнительном переходе, не открывал еще одну фазу между капитализмом и социализмом. Он просто отождествлял диктатуру пролетариата и социализм:

«Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.» (написана в январе — марте 1850 года): «Этот социализм есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений» (Соч., т. 7, с. 91)

Т.е. социализм и диктатура пролетариата по Марксу – это одно и то же.

Но и Ленин не выдумывал дополнительную фазу. Вот что он пишет в сентябре 1917:

«Ибо социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией».

(Отметим в скобках, что через год Ленину придется отмежовываться от обращения монополии в сторону народа, когда он будет третировать Каутского с его правительством, идущим навстречу пролетариату.) И далее:

«Империалистская война есть канун социалистической революции. И это не только потому, что война своими ужасами порождает пролетарское восстание, — никакое восстание не создаст социализма, если он не созрел экономически, — а потому, что государственно-монополистический капитализм есть полнейшая м а т е р и а л ь н а я подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет» (стр. 27, 28).

Но, может, Ленин и тут оговорился, может, он после III Cъезда Советов переменил мнение? Ничуть. 21 апреля 1921 года в статье «О продналоге» он повторяет то же самое, что и в «Грозящей катастрофе», да еще как смачно:

«Заметьте, что это писано при Керенском, что речь идет здесь не о диктатуре пролетариата, не о социалистическом государстве, а о "революционно-демократическом". Неужели не ясно, что чем выше мы поднялись над этой политической ступенькой, чем полнее мы воплотили в советах социалистическое государство и диктатуру пролетариата, тем менее нам позволительно бояться "государственного капитализма"? Неужели не ясно, что в материальном, экономическом, производственном смысле мы еще в "преддверии" социализма не находимся? И что иначе, как через это, не достигнутое еще нами, "преддверие", в дверь социализма не войдешь?»

Но даже в КПРФ знают, что между социализмом и капитализмом нет промежуточных стадий, там тоже цитируют «Грозящую катастрофу». См., напр., сайт «Социализм. Работа над ошибками» (Беседа Киселева С.А., члена бюро Приморского крайкома КПРФ, с редактором газеты «Правда Приморья»). При этом всё равно говорят о строительстве социализма!

Но если сталинисты вытребовали под себя целую историческую эпоху, то некоторые троцкисты (Куренышев), а также некоторые представители РПК-РКРП утверждают, что в СССР не было ни социализма, ни советской власти, но была диктатура пролетариата! Классики пропеллером в гробу вертятся (Б. Ихлов, «Почему КПСС и КПРФ – антикоммунистические буржуазные партии», с. 90-94).

Таким образом, с помощью дополнительного переходного периода идеологи ВКПб-КПСС растянули переход к коммунизму на неопределенный срок, соответственно, на неопределенный срок растянулось и «загнивание» империализма. Причем это загнивание было крайне странным: при взлете космонавтики, генной инженерии, автоматики, телемеханики, роботизации, при развитии компьютерной техники, авиации, судоходства, лазерных и нанотехнологий.

И этому империализму еще развиваться и развиваться. Ибо. Уровень развития капитализма определяется тем, насколько наука стала производительной силой (Маркс). Сегодня капитализм еще не достаточно развился, чтобы потребовать на уровне всеобщего рабочего с высшим образованием.

Как оказалось – в 1921 году и развитые страны не были даже в преддверии социализма. Т.е. тезис 1916 года в книге «Империализм, как высшая стадия капитализма» о загнивании империализма – ложный.

Май 2022