22 221 subscriber

В.С. Пикуль и отсутствие его романа о Русской Аляске

1,7k full reads

Неоднократно я задумывался – почему у Валентина Саввича Пикуля нет романа о такой вехе русской истории, как несчастная продажа Аляски США?

С одной стороны, поставленный вопрос может показаться странным – нельзя же требовать от автора, чтобы бы он написал обо всем, что иному читателю хочется. Тем более от такого как Пикуль – писателем-романистом он был весьма плодотворным. А с другой стороны, такой гипотетический роман полностью соответствует авторской задаче и мог бы занять достойное месте в картине-мозаике романов Пикуля.

Во-первых, географически – Валентина Саввича всегда интересовал Дальний Восток. У нас есть его романы «Богатство» (о Камчатке), «Каторга» (о Сахалине и потере Россией его части), то есть и произведение о Руссой Аляске логично укладывалось бы в этот ряд. Во-вторых, Валентин Саввич всегда был патриотом России. Здесь для меня неважно как он писал – тема о другом, я неоднократно, к слову, писал о жутких ляпах в романах Пикуля и порой странной подаче материала, но настоящий патриотизм краеугольный камень его романов, это бесспорно. В-третьих, такой роман полностью соответствовал бы общей концепции автора, особенно в данной теме – ну, как же, проклятый царизм разбазаривает землю русскую.

Аляска 1867 год
Аляска 1867 год

Но ответ пришел практически сразу, он просто лежал на поверхности. Дело в том, что такой роман о Аляске, будь он написан Пикулем входил бы в жесткое, не разрешаемое противоречие с одной идей писателя, в которой он убеждал читателей. Попробуем разобраться – можно представить, что в романе о Русской Аляске должно быть три основные сюжетные линии, с местом действия – в самой Аляске, в Петербурге и в США. И ключевой вопрос на который требовалось бы ответить автору, не столько «как это было», «а «кто виноват?»

А действительно кто? Сейчас уже мало кто скажет – Екатерина II, хотя такие знатоки до сих пор иногда встречаются. Ответят просто – Аляску продал Александр II 30 марта 1867 года. Так значит виноват он? Лишь в меньшей степени, потому как была целая группа весьма влиятельных лиц, которые буквально за нос тащили императора к этой несчастной сделке. И лидеры этой группировки, в недобрый час привлеченные царем к государственным делам, до сих пор остаются в тени.

Константин Николаевич (1827-1892)
Константин Николаевич (1827-1892)

Первый из них – великий князь Константин Николаевич, родной брат Александра. Вот одна из его «мотивировок» в статье В.Д. Доценко «Судьба Русской Америки и Сахалина в книгах В. В. Сиповского и В. М. Дорошевича»

«Сыграло свою роль и мнение великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича, который утверждал, что лучше отдать Аляску американцам сегодня и сохранить добрые отношения, чем завтра они сделают это с помощью военной силы и навсегда останутся врагами России.»

То, что князюшка отчаянный трус, Александр II понял поздновато, после Польского восстания 1863-его года, и отстранил брата от государственных дел. Зато как Константин Николаевич взвился и бушевал, когда уже Александр III, в 1885 году начал работу над новым «Законоположением о императорской фамилии» - по последнему все «лишние» князья разросшегося дома Романовых жестко огранивались в финансовом содержании. Лучше бы князь Константин так о государственных интересах заботился.

А.М. Горчаков (1798-1883)
А.М. Горчаков (1798-1883)

А вот со вторым влиятельным лицом, гораздо интересней. Это не кто иной, как светлейший князь Александр Михайлович Горчаков. Сделку по продаже он всецело одобрял, поддерживал и продвигал, имея в США своего верного помощника, посла Эдуарда фон Стёкля. В том то, дело, что этого государственного деятеля Валентин Саввич воспевал неоднократно. И вот как после таких панегириков писать роман о продаже Аляски:

«Страстный патриот России, великолепный стилист и оратор, утонченный вельможа-аристократ, умнейший человек своего века, Горчаков носил славу “бархатного” канцлера. Но это не совсем так: он умел быть и “железным” властелином политики, если дело касалось чести русского народа.»

Но вот беда – плохо коррелирует заявленная характеристика светлейшего князя с историей Аляске. Не сдают патриоты и консерваторы государственных (или близких к тому) территорий, не торгуют Родиной. То, что «великий канцлер» довольно странный дипломат, император понял, увы, тоже поздно – на Берлинском конгрессе (подведшим итоги Русско-Турецкой войны 1877-78), который выученики Горчакова бездарно провалили.

По этому поводу отлично сказано – по всей видимости между Сан-Стефанским миром и Берлинским конгрессом была какая-то другая война, которую Россия проиграла. Вот в чем не разрешимое противоречие – пришлось бы выводить «железного канцлера» на чистую воду, а о нем уже сказано так много хорошего и тут вдруг Аляска.

Эмануэль Лойце, 1868 год. Подписание Договора о продаже Аляски. Венец преступной сделки, 4-ый слева российский посол фон Стёкль
Эмануэль Лойце, 1868 год. Подписание Договора о продаже Аляски. Венец преступной сделки, 4-ый слева российский посол фон Стёкль

И, наверное, поэтому у Валентина Саввича есть только маленький хвостик (возможно я не все читал, и есть еще что-то, но в любом случае это как-то не на слуху) в миниатюре «Рязанский американец»:

«Долгая история русских владений в Америке заканчивалась. Аляску продали. Немало есть версий о причинах этой сделки, но из множества версий изберу для читателя главную: Россия тогда противилась натиску англичан в Среднюю Азию; англичане зарились и на Аляску, чтобы присоединить ее к своей Канаде, благо Аляска была беззащитна, и вот царь продал Аляску американцам, желая оттянуть экспансию Англии от Средней Азии, заодно создав военное противостояние Англии и США на рубежах с Канадою, — кажется, это была скорее не коммерческая, а чисто политическая акция русского кабинета…»

И на этом все? А ведь страна должна знать своих «героев». Неужели Валентин Саввич не знал о зловещей роли «великого железного» канцлера Горчакова в этой истории?