87 subscribers

Что будет, когда ребенок с аутизмом станет взрослым?

3,8k full reads
4,5k story viewsUnique page visitors
3,8k read the story to the endThat's 83% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Интернет полон информации о детях с РАС, способах "лечения" аутизма, статистических данных и методиках диагностики. Информация в сфере расстройства аутистического спектра нуждается в фильтрации, как и любая другая информация в нашем веке.

Так как мы занимаемся активной практикой в сфере аутизма последние 30 лет, мы располагаем большим багажом знаний и можем делиться своим реальным опытом и наблюдениями.

Очевидно, что за 30 лет, на наших глазах подрастало не одно поколение детей с РАС. Когда большинство населения России еще не имело представления о существовании термина "аутизм", мы делали первые шаги в борьбе за нормальное существование детей столкнувшихся с расстройством аутистического спектра.

Сейчас мы хотим рассказать не эфемерную историю, случившуюся "с внучатой племянницей подруги двоюродного дяди", а реальную историю руководителя нашего Центра, Шпицберга Игоря Леонидовича, точнее, историю его сына, Евгения Попова.

Когда мальчик с аутизмом стал взрослым...

Начнем с самого начала и расскажем все как есть.

Игорь Шпицберг со своим старшим сыном, Евгением Поповым.
Кадр видеопроекта "Я это пережил".
Мы обязательно порекомендуем фильм к просмотру ниже =)
Игорь Шпицберг со своим старшим сыном, Евгением Поповым. Кадр видеопроекта "Я это пережил". Мы обязательно порекомендуем фильм к просмотру ниже =)
Игорь Шпицберг со своим старшим сыном, Евгением Поповым. Кадр видеопроекта "Я это пережил". Мы обязательно порекомендуем фильм к просмотру ниже =)

Это настоящее откровение Игоря Леонидовича, за которое мы его очень благодарим.

Как и многие в 19 лет, Игорь мечтал делать, что-то нужное и значимое, но тогда еще не знал - какой невероятный путь его ждет. Именно в 19 лет он начал заниматься с детьми с аутизмом иппотерапией. В это же время, Игорь начинает встречаться со своей первой женой, у которой уже был ребенок. Но, избранница Игоря не торопилась знакомить его с сыном и он начал догадываться, что у ребенка есть какие-то особенности. Разумеется, долго скрывать мальчика не удалось и накануне свадьбы они наконец познакомились.

Именно так у Игоря появился старший сын, Евгений.
Это невероятно, Игорь, один из первых людей в России, который начал серьезно заниматься аутизмом, становится отцом такого ребенка. Совпадением это назвать сложно.

Игорь признается, что вероятнее всего, брак с его первой супругой распался бы через несколько лет, если бы не осознание того, что поставить Женю на ноги - это его долг!
Именно поэтому, он остался в этой семье на 18 лет.

Игорь понимал, что ему необходимо научиться общаться с Женей, так как Евгений не разговаривал, не фокусировал взгляд и был очень активный. Да, у Жени был довольно непростой случай.
В те годы, вопросов было гораздо больше чем ответов. Врачи не могли составить алгоритм действий, который бы мог удовлетворить родителей. Многие специалисты ставили диагноз "детская шизофрения", а углубляться в схемы "лечения" такого диагноза мы, пожалуй, не будем.

Путем проб и ошибок, экспериментов и ежедневного труда - Игорю удается разработать методику, которая в дальнейшем помогла тысячам детей, а тогда начала помогать Жене.
Эта методика была запатентована, опубликована в Стэнфордском университете и признана научным сообществом.

Способ коррекции развития сенсорных систем у детей с нарушениями развития аутистического спектра
Способ коррекции развития сенсорных систем у детей с нарушениями развития аутистического спектра
Способ коррекции развития сенсорных систем у детей с нарушениями развития аутистического спектра

Дорогу осилит идущий

Что будет, когда ребенок с аутизмом станет взрослым?

"В начале 90-х у меня был практически «подпольный» малюсенький центрик на ипподроме, где занимался мой сын и еще 20-30 детей – больше мы просто не могли взять. В те годы некоммерческим организациям, помогающим детям с особенностями, жилось еще труднее, чем сейчас. Первый год мы занимались только иппотерапией (отсюда лошадка на нашей эмблеме), с 1992-го года мы начали создавать программу комплексной реабилитации, потихоньку-полегоньку все это расширялось, мы изучали новые методики, увеличивали мощности. И сейчас, когда к нам в центр в неделю приходит порядка 400 детей, я могу сказать, что 60% детей с аутизмом (если они попали к нам достаточно рано) при постоянных занятиях могут стать самостоятельными." - рассказывает Шпицбер Игорь Леонидович.

Как живет Евгений сейчас, в 32 года?

Последние несколько лет Евгений живет самостоятельно, он уже давно окончил университет и успешно работает программистом. Среди своего окружения, ребят программистов, Евгений практически не выделяется =)

Женя посещает группу поддержки для людей с синдромом Аспергера, которая регулярно проходит в нашем Центре. Он даже проводил семинар в рамках просветительских программ.

Евгений уже не вспоминает моменты, когда учитель в школе мог назвать его больным и сумасшедшим, да еще сделать это перед одноклассниками. Он больше не задает отцу вопрос: "Пап, я псих?".
Евгений, уже давно все про себя знает и научился комфортно жить в нашем обществе.

Эта история достойна художественной экранизации.
Потому что это действительно большой путь двух людей, отца и сына, благодаря которым, мы имеем возможность помогать тысячам семей.
Мы предлагаем к просмотру небольшой
фильм "Я это пережил", где вы сможете посмотреть на Евгения, погрузиться с ним в воспоминания и увидеть потрясающего молодого человека и отца, который гордится своим сыном.