372 subscribers

Я не верю футуристу, мол, Зданевичу

Я не верю, мол, футуристу Зданевичу, когда он в 1913 году пишет о Наталье Гончаровой:

«…работы в стилѣ футуристов («Фабрика», «Городъ ночью»)» (http://elib.shpl.ru/nodes/3566#mode/inspect/page/27/zoom/7 ).

Почему?

Потому что футуристы – это наивные оптимисты, верящие чему-то прогрессивному и очень материалистичному в пику витающим в облаках и эмпиреях символистам. Да, как не витающие, они смущены тем негативным, с чем сопряжён именно этот вот прогресс. Они даже корёжат изображаемую натуру под влиянием смущения. Но это корёженье

Джино Северини. Визуальный синтез идеи: война. 1914.
Джино Северини. Визуальный синтез идеи: война. 1914.

Гуглоперевод надписей на картине: «общий мобилизационный приказ» и «максимальное усилие». Язык – французский. Флаги на картине – французские. Очерёдность объявления войны: Австро-Венгрия – Сербии, Германия — России, Франции, Великобритания — Германии.

В картине страшная, но энергия. Потенциальная. Война – двигатель прогресса.

А что мы видим у Гончаровой?

Гончарова. Фабрика. 1912.
Гончарова. Фабрика. 1912.
Гончарова. Город ночью. 1911.
Гончарова. Город ночью. 1911.

Отрицание и отрицание. В «Фабрике» доходящее до какого-то Абсолюта.

Очень подходит к словам её духовного руководителя Ларионова:

«Я чувствую застой, и он душит меня... Я хочу сбежать из этих стен в бескрайнее пространство, чтобы оказаться в постоянном движении...» ( https://www.themoscowtimes.com/2019/01/15/mikhail-larionov-a-master-comes-home-a64142 ).

И сказано это было им ещё во время учёбы (https://ru.avalanches.com/moscow_mykhayl_laryonov_master_prykhodyt_domoi37943_22_03_2020 ).

Оба они в последней глубине души ницшеанцы, то есть крайние пессимисты, а не футуристы.

26 февраля 2021 г.