Алмасбек Садырбаев: Животноводство ждёт катастрофа

19 October

Алмасбек Садырбаев: Животноводство ждёт катастрофа

Мораторий на экспорт живого скота с территории Казахстана действовал с начала 2020 года до октября. Сейчас ситуация висит в воздухе – Минсельхоз РК решает, продлевать запрет или нет. Есть риск, что под давлением союза откормочных площадок (основного получателя выгод от вывоза поголовья) министр сельского хозяйства Сапархан Омаров откроет шлюзы, через которые из страны уйдет все – и скот, и деньги, ранее десять лет вливаемые государством в животноводство для его развития. А самое главное, уйдут перспективы сделать Казахстан производителем мяса. Страна останется сырьевым придатком Китая или Узбекистана, которые грамотно и последовательно развивают собственную переработку.

Чтобы лучше разобраться, в чём смысл запрета на экспорт живого скота, и нужно ли его продлевать, мы поговорили с экспертом сельского хозяйства Алмасбеком Садырбаевым, председателем национальной ассоциации овцеводов Казахстана Shopan-ata.

«Китайцы получают с головы $2700»

- Считаю, нужно продлить этот мораторий на срок не менее 5 лет, – уверен Алмасбек Садырбаев. - Потому что нам нужно поднимать маточное поголовье, хоть товарного, хоть племенного стада. Продлить мораторий нужно на длительный срок, чтобы к этому вопросу больше не возвращаться. За этот период нам удастся, в конце концов, наладить собственный сектор переработки. Бизнес поймёт, что на протяжении 5 лет не сможет экспортировать живой скот, поэтому начнёт вкладываться в переработку и развивать эту отрасль.
Алмасбек Садырбаев: Животноводство ждёт катастрофа

Читать по теме: Экспорт скота в Китай взорвет цены на мясо

Людям малосведущим в мясном производстве, может показаться, что  нет большой разницы в том, как фермерам продавать товар, в виде живой скотины или в виде мяса, но специалисты знают, что это далеко не так. Почему же продажа мяса наиболее предпочтительна? Главным образом, потому, что всё остальное сырьё, полученное от забитых животных, будет оставаться в стране.

Читать по теме: В Минсельхозе оценили эффект от запрета на вывоз живого скота

- У нас, честно говоря, вся цена ложится только на мясо, а остальное, внутри страны почему-то не считается, – говорит Алмасбек Садырбаев. - Вместе с тем, там же и белые органы, требуха, кишки для оболочки, вплоть до крови, которую тоже можно перерабатывать. Если помните, сами представители Мясного союза Казахстана в прошлом году признались, что со стороны Алашанькоу, 100-150 км от китайской границы, одна голова КРС приносит доход до $ 2700. Если здесь у нас забирают этот КРС, то одна голова даёт до $1000. Стоит перейти границу, и на китайской стороне она даёт почти в три раза больше. Представляете, сколько средств мы теряем? Именно поэтому нужно продавать мясо. Кроме того,  нужно отдельно продавать продукты переработки. Помимо прибыли, это еще и дополнительные рабочие места - чья-то заработная плата, налоги, остающиеся внутри страны. Появляется некая добавленная стоимость, а это самая важная вещь в экономике.

«Заводы загружены на 20%»

Также эксперт уверен в том, что для нашей страны неоспорима польза развития глубокой переработки мясного сырья. Однако, он  отмечает, что  до неё нам нужно пройти ещё немалый путь.

- Даже если не  глубокую переработку, но хотя бы первичную нужно делать,– рассуждает Алмасбек Садырбаев. - То есть, резать до каркаса, чтобы шкура, кишки и всё прочее приносили доход внутри страны. Глубокая переработка - это вообще суперфантастика сейчас. Там уже добавленная стоимость в разы выше, там уже задействованы не только 1-2 человека, которые произвели убой, там целая линия, оборудование. При таком подходе запускается большая цепь производств, вплоть до выпуска упаковочной бумаги и коробок. Так внутри страны начнут работать основные экономические принципы.
Алмасбек Садырбаев: Животноводство ждёт катастрофа

Читать по теме: Фермеры и переработчики просят президента продлить мораторий на экспорт скота

В Китае и Узбекистане переработка находится на высоком уровне, перерабатываются все части туши, которые у нас остаются невостребованными. Проблема в том, что работающих заводов, занимающихся какой-либо переработкой мясного сырья, в Казахстане очень мало.

Читать по теме: Запрет на вывоз скота планируют продлить на полгода

- Например, по МРС у нас по всей стране работают буквально 4-5 заводов современного уровня по убою, – рассказывает Алмасбек Садырбаев. - Представляете, в стране поголовье 18 млн овец - и только несколько заводов. А что касается глубоких переработчиков, тех, кт  идет дальше разделки туши, таких вообще буквально 2-3 завода. Понимаете насколько деградировала эта отрасль? Это всё из-за политики вывоза живого скота. Ситуация плачевная. И даже те, кто работают, сейчас загружены на 20-30%. Эта отрасль у нас не развивается, именно сегмент переработки. Люди будут вкладываться деньгами, только когда увидят, что в стране есть убой и переработка.

«Узбеки вывезли всё»

Очевидно, что продажа мяса вместо живого скота поможет существенно развивать не только мясную отрасль, но и многие другие, с ней связанные. Появляится возможность создания множества новых рабочих мест, запуска новых проектов и т.д. Но что же будет, если всё-таки снять мораторий, и позволить фермерам свободно продавать скот за границу? Алмасбек Садырбаев уверен – Казахстан потеряет маточное поголовье. То есть, основу роста.

Алмасбек Садырбаев: Животноводство ждёт катастрофа

Читать по теме: Запрет на экспорт скота из Казахстана необходимо продлить

- Недавно я  проехал по южному региону - Туркестан, Кызылорда, Тараз, – рассказал Алмасбек Садырбаев. - Проводил семинары, встречался с овцеводами. И  хочу рассказать историю из Кызылординской области. Это было перед тем, как наложили мораторий на продажи живого скота. У одного фермера-овцевода  в прошлом году было в наличии 16 тыс. овец. Это 50% поголовья овец одного конкретного района Кызылординской области. К этому агашке пришли узбеки, и выкупили у него 15 тыс.  голов. Он себе только 1000 оставил! А 15 тыс. овец сразу продал, причём, именно овцематок. Представляете, какая удручающая картина? О каких перспективах в том районе после этого можно говорить? И так – по всей стране. Наши братья-узбеки вывезли почти всё поголовье овец для производства каракуля, развивают эту отрасль, выходят по каракулю на африканские рынки вместе с Афганистаном. А теперь они же у нас забирают товарный скот на мясо. Поэтому, последствия отмены моратория будут очень удручающими. Все наши вложения, как государства, так и налогоплательщиков и бизнесменов, могут вылететь в трубу.

Действительно при таком подходе, все меры поддержки, которые государство выделяет нашим фермерам, все кредиты, все наши ресурсы, отданные на развитие отрасли, будут уходить за рубеж. Об этом говорит и статистика - на заре независимости в Казахстане было 36 млн овец, а в Узбекистане  12 млн.  Какой же фактор повлиял на бурный рост поголовья в Узбекистане?

Алмасбек Садырбаев: Животноводство ждёт катастрофа

Читать по теме: Почему казахстанским овцам нужны зарубежные бараны

- Что мы имеем сегодня? – задаётся вопросом Алмасек Садырбаев. - Сначала скатились до 10 млн овец, и только потом начали подниматься. А всё это время Узбекистан развивался, и сейчас там около 30 млн овец. А мы только что поднялись с 10 млн до 18-ти. Дальнейшее продолжение вывоза живого скота может обернуться для животноводства просто катастрофическими последствиями. Потому что придут люди с живыми деньгами, и тут любой фермер, любой овцевод-скотовод не устоит. Я недавно готовил материал, рассказывал, как племенные ангусы уходили по цене мяса. Причём, именно племенные ангусы-тёлки. Нетелей  вывозили из страны. Как это называется? Полная деградация всей отрасли. Вот почему нельзя позволять живой экспорт. Иначе мы потеряем всё животноводство, всё маточное поголовье. А  это стратегический ресурс государства, который нельзя сокращать ни в коем случае.

Андрей Гончаров

Впервые опубликовано на ElDala.kz