Языческий князь Руси Святослав Игоревич

9 August

Битва Святослава. Художник Б. Ольшанский
Битва Святослава. Художник Б. Ольшанский

Давайте поговорим о князе Святославе Игоревиче, тем паче, что ныне памятная дата, 1055 лет назад, в августе, в Перуновы дни, он сокрушил Хазарский каганат и так заложил основы Великой Руси...

Несколько слов о первоисточниках...

Следует сказать, что русские летописи, писанные монахами, весьма скупо рассказывают о княжении, походах и победах Святослава – язычника, да ещё и гонителя христианской веры, а потому-де достойного лишь краткого упоминания и то лишь за то, что он стал отцом Владимира Святославича, крестителя Руси.

Посудите сами, в "Повести временных лет" о хазарском походе Святослава есть только упоминание в пару строк. Пошёл де Святослав на хазар, одолел кагана и столицу их Белую Вежу взял. И всё это было в 965-м году. И это всё! Ни тебе данных о войске, других взятых городах, ни имён полководцев, которых он одолел, ни политического контекста истории... Зато библейских аллюзий – хоть отбавляй..

А между тем, Святослав в этот поход сокрушил Хазарский каганат – одно из самых могущественных европейских государств. Результатом сего похода, а также предыдущего удара по Булгарии, стало кратное увеличение земель Киевской Руси. Под русскую власть были возвращены, все будущие земли Московской Руси, Владимирщина, Муром, Ростов (бывшие тогда под властью булгар), и это был только предварительный удар, предшествующий хазарскому походу. А падение каганата вернуло под русскую-казачью власть земли от Волги до Северного Кавказа, явилась Тмутараканская Русь, почти забытое ныне Пятигорское княжество. И это не говоря уже о присоединении земель на юге, во время византийского похода.

Словом, Киевская Русь в княжение Святослава стала самым обширным, самым многолюдным да и, полагаю, самым богатым государством Европы, наследником Древней Русколани (ведь она сжалась пять столетий назад, в Великое переселение народов, до малых земель Руси Киевской и связанной с ней Руси Новгородской).

А между тем, есть тщательно замалчиваемый источник, который описывает жизнь Святослава гораздо более подробно. Речь о Булгарской летописи (Джагфар-тарихы), или "Летописи дракона". А она включает в себя и выписки из собственно хазарских летописей. Не смотря на то, что это летописи государств, кои были противниками Киевской Руси, поражает их уважительное отношение к великому воину...

Эти летописи были включены мною во многие издания "Велесовой книги", ибо они дополняют и продолжают "языческое летописание" дощечек. Здесь же я кратко расскажу о деяниях Святослава, включив в них сведения из сего источника (наравне со сведениями из русских летописей и византийских хронистов)...

Жизнь и деяния князя Святослава Игоревича.

Святослав Игоревич (942–972), великий князь Киевской Руси, стал править сразу после гибели своего отца в 945 году, то есть с трёх лет. (Предысторию см. в статье об его отце Игоре Рюриковиче).

Кстати, согласно булгарским летописям, в младенчестве, Святослав был смертельно болен, а спас его волхв и знахарь, коего прозывали Отец-воин, и он потребовал от матери Ольги в плату за излечение сына только одно — не крестить его и не приучать к христианской вере, что и было исполнено (надо полагать, его отдали на воспитание волхвам по древнему обычаю).

В полную силу Святослав вошёл уже в середине 60-х годов. Христианская вера была ему чужда, как воину, воспитанному в языческой вере. И он, обретя настоящую власть и будучи ревнителем старой веры, разрушил церковь Святого Николая, возведённую ещё самим Аскольдом.

Святослав решил расширить границы Киевской Руси на востоке, ходил на Оку и Волгу, воевал также в Болгарии, а столицу хотел перенести на берега Дуная, в град, названный им Киевец, дабы быть подальше от Киева на Днепре, где уже крещёное боярство опиралось на византийцев и богатых хазар-иудеев (кстати, судя по цитируемой булгарами хазарской летописи, культурно-то Хазария оставалась по преимуществу страной языческой, и только часть верхушки была иудейской).

В те годы Святослав собрал вокруг себя много храбрых русичей, призвал в дружину и наемников варягов, также и воинственных галичан. Святослав никогда не нападал тайно, не нарушал заключённые договоры. Перед походом он предупреждал врага словами: «Хочу идти на вы». 

Булгарский поход князя Святослава.

Святослав. Скульпторы Б. Крылов и О. Сидорук.
Святослав. Скульпторы Б. Крылов и О. Сидорук.

В 964 году Святослав повёл рать из 50 тысяч русичей и 20 тысяч варягов (согласно Булгарской летописи) в земли вятичей и кривичей, что были частью под булгарами, а частью под хазарами.

И первым освободил древний русский город Ростов. Наместник тех земель Гусман не оказал сопротивления (очевидно, потому что ростовчане, русичи и меряне, просто открыли врата войску Святослава). Гусману ничего не оставалось, как бежать в Булгар, где на Оке к нему присоединился и воевода Саин с остатками булгарской рати. 

И тут нужно понимать главное: Святослав не только восстанавливал старые пределы Руси-Русколани, но также и древнюю ведическую веру, общую для русичей и булгар. Не потому ли и многие булгары стали переходить тогда под стяги Святослава?

Один из булгарских воевод, Хаддад, присягнул Святославу и привёл под его знамёна своё вой­ско. Затем он взял город Муром, древнюю столицу финно-угорского племени мурома, как утверждает булгарская летопись «для вятичей». Вятичей в сем городе было уже много больше, чем муромы. Желая отличиться и доказать верность Святославу, Хаддад устроил резню в сём городе, по преимуществу уже вятичском.

Сие потом аукнулось и самому Святославу, ибо действовал тот от его имени. Вятичи, только что отошедшие под руку Святослава, повсюду подняли восстание. И князь потом едва усмирил страсти, направив свою рать уже против Хаддада и сына его Алып-бея, севшего наместником в городе Муроме и даже объявившего себя в гордыне непомерной «Великим князем Руси».

Алып-бей в страхе перед Святославом даже заявил, что будто бы он вырезал Муроме не вятичей, а варягов (тамошние вятичи были и в самом деле потомками варягов-готов, взявших в жёны местных женщин). Но это Алыпу не помогло. Святослав выбил его оттуда и установил в Муроме русскую власть. 

Тогда же варяги и русы Святослава без боя взяли и Галич Мерьский, откуда, только завидев передовые отряды варягов, «бежал в панике вместе со всей своей свитой» булгарский наместник Мухаммед, «а оставленные ими на огне котлы достались русам, и они с удовольствием закусили с дороги». 

Видя, что рати Святослава уже не остановить, булгарский эмир Талиб решил пойти на переговоры. Бежавших от русичей воевод он отправил обратно с предложением Святославу о мире и союзе для совместного завоевания Хазарии в обмен на все те земли, которые тот уже отобрал у Булгара и присоединил к Киеву, то есть в обмен на Ростов, Муром и западную часть Московии. Замечу, Москва уже в то время была значительным поселением из семи крепостей на Москве-реке и она тоже отошла в 964 году крепнувшей Киевской Руси. 

(Кстати, судя по всему, булгарское по происхождению московское боярство рода воеводы Кукчи, владело и далее до времени Юрия Долгорукого, землями в центре Москвы. Вспомним, "Кучково поле" рядом с Лубянкой, принадлежавшее некому боярину Степану Кучке, враждовавшему с т.н. "основателем Москвы"),

Переговоры между Святославом и Талибом состоялись на волжском острове Пчелиный и союз был заключён. Торг шёл относительно дани с Ростова (её предлагалось теперь выплачивать Святославу), а также о том, как делить земли Хазарии  — этот вопрос был отложен на время после её разгрома. 

В Булгарии этот союз приветствовали далеко не все. Так беллакский хан Булат (правивший близ современного Саратова) пошёл на тайный сговор с Хаддадом и Алып-беем, опасаясь, что раздел Хазарии между Булгаром и Русью урежет его власть. Но Талиб пообещал ему всю близлежащую территорию Хазарии за исключением Саркела (Белой вежи).

Да и делиться со Святославом хазарской добычей Талиб вовсе не собирался: «Хазария — не болотные кочки Московии, Ростова и Мурома. Взятие Хазарии сделает Булгар самой могучей державой, ибо поставит под нашу власть все пути из стран неверных в страны Востока. И делиться этим могуществом с кем-либо было бы настоящим безумием», — так сказал Талиб своему воеводе Кукче перед войной с Хазарией. 

Для усиления войска Талиб заключил союз с туркменами, которые первыми ударили по Хазарии и осадили Итиль. Опережая Святослава (тот собирал рати в Киеве), туркмены и сын Талиба Микаиль отошли от Итиля и явились в Хине (столице калмыков) рядом с Саркелом и объявили о предстоящем походе Святослава, расписав жестокости якобы творимые русами в Муроме (резню же там устроил Хаддад, а не Святослав).

Кстати, Хин — калмыцкая столица — со времени Великого переселения народов была крайней точкой экспансии восточных народов, по сути китайцев-хинцев (калмыки, пришедшие из Джунгарии, могут почитаться за один из китайских родов), так что, воюя с ними, Святослав ограничивал и экспансию китайцев на запад...

Талиб пообещал калмыкам защиту, если те покинут Хазарию. Калмыки тут же со своими кибитками двинулись в Булгарию, ослабив тем Саркел. 

Хазарский воевода Кубара бросился наперерез калмыкам, но булгарский воевода Кукча сему помешал. Только после ухода калмыков хазарскому хану Кубаре открыли дорогу и тот занял Саркел. 

Зная, что Саркел является главным препятствием Святославу на пути к Итилю, Кубара укрепил его сильным гарнизоном и решил во что бы то ни стало удержать.

Хазарский поход князя Святослава.

Хазарский поход Святослава. Художник В. Киреев.
Хазарский поход Святослава. Художник В. Киреев.

И вот летом 965 года князь Святослав начал поход против Хазарии. Он собрал великое войско из язычников русичей и варягов — воинственных почитателей Перуна и Перкунаса.

К той многотысячной рати, что была у него прежде при походе на Булгарию, он присоединил ещё и рать галичан. Тогда же Святослав обезопасил Русь с юга, заключив мир с Византией. И в уплату сего мира он призвал на русскую службу также отряды византийских наёмников и их военных инженеров со стенобитной техникой.

К Святославу присоединился и флот причерноморских городов (крымские готы и греки). Все они, помня о хазарских притеснениях и, главное, иудейской угрозе их вере (да и торговле), стали союзниками Святослава. Так христиане объединились с язычниками (православные с ведославными арианами) против иудеев-хазар. Это была грозная сила (около 50 000 ратников, флот), которая и повернула в те годы колесо мировой истории. 

Святослав атаковал Саркел, проплыв к нему из Киева по Днепру, Славянскому морю (Понту) и Дону. Византийские орудия при штурме Саркела пробили стены в трёх местах, и тогда варяги, крымские готы и галичане ворвались в город и вырезали в крепости всех бывших там хазар. 

И это, между прочим, было решающим, главным столкновением ратей Святослава с хазарами в эту компанию. Оно за­вершилось блистательной и очевидной победой русов над Хазарским каганатом. Хотя каганат был всё ещё грозен и обладал сильным войском, имевшим численное превосходство над русами, но оно уже уступало силам всех ополчившихся тогда против хазар соседей. 

После победы Святослав повелел своим послам передать в Булгарию, что завоюет Хазарию и сам, и Талибу ничего не оставалось, как пообещать не препятствовать сему.

Кубара, придя в ужас при вести о падении Саркела, бросил туда все свои рати и осадил город. И надо полагать те силы были более многочисленными чем рати Святослава (т. е. около 100 000 осаждающих!). Но русы и варяги укрепились и не позволили хазарам вернуть крепость, отбив все атаки. 

А в это время булгары и туркмены подошли и осадили столицу Хазарии Итиль, оставшуюся без защиты. Булгары здесь так же как и в Саркеле призвали итильцев-мусульман спасаться от язычника Святослава в Булгаре. И те, не дожидаясь прихода русской рати, покинули город под охраной курысбая.

Оставшийся в Итиле хан Угез-бек (номинально тогда в Итиле после многих переворотов правил мусульманин), а также связанные с ним хазары и туркмены, не решились помешать переселению мусульман и в ужасе перед воеводой Талиба Кукчей заперлись в цитадели города.

Кубаре так и не удалось отбить Саркел. И в это время к Саркелу подошли донские славяне (казаки) и с их помощью Святослав вынудил Кубару отступить к волоку, по которому перевозили суда с Дона на Волгу.

В это время внезапно печенеги напали на опустевший Саркел и взяли его.

Сие вынудило Святослава отложить поход на Итиль, вернуться и вновь брать сей город. После вторичного взятия Саркела Святослав зазимовал там, и его войско снабжалось всю зиму византийцами из Тмутаракани.

Следующим летом, в 966 году, Святослав двинулся с 50-тысячной ратью из Саркела в Итиль.

Сметя хазарские заставы, он прорвался к городу, и тут выяснил, что хазары Кубары вместе с ханом Угез-беком покинули его, уплыли на кораблях в Хорасан через Каспий и Мангышлак.

И, как утверждает далее Булгарская летопись, эти хазары потом обосновались в Бухаре, «от них пошли так называемые бухарские яхуды-иудеи, которые вскоре стали процветать и на новом месте и наладили самые тесные торговые связи с булгарскими хазарами-мусульманами».

Святослав обнаружил в Итиле только немногочисленный хазарский гарнизон. Войско, не найдя в городе никакой добычи и запасов, в ярости перебило всех оставшихся там хазар-иудеев.

Затем Святослав направил жаждущих битв воинов на печенегов, решив отомстить им за нападение на Саркел. Он направил 20-тысячную рать на Самандар, а ещё 30 тысяч — на хазарских печенегов. Самандар был разрушен до основания, после чего рати Святослава двинулись в обратный путь пешими и при помощи сакланов-славян и казаков разгромили ещё шесть печенежских городов.

После этого по всей степи от Киева до Дона и Итиля стали господствовать саклане-донцы, казаки и ростовцы. Святослав заключил с казаками союз и передал им отнятые у печенегов и хазар города. Тогда же уцелевшие после побоища печенежские торговцы и мастера бежали в Булгар, а оставшиеся занялись скотоводством.

Сакланы (донские славяне), казаки и ростовцы были очень довольны сими приобретениями, но их ещё не раз приходилось отстаивать в битвах.

Когда 50-тысячное войско Святослава ушло, в Мухтасаре (столице хазарской Буртасии) подняли восстание буртасы, которые намеревались также вступить в союз с отрядами вятичей, всё ещё воюющими против Святослава и Булгарии, и мстящих за резню в Муроме.

Но соединиться восставшим не удалось, все они были разгромлены казаками и русами. 

Вятичей тогда пришлось снова усмирять, ибо Муром снова взяли булгары и вновь там устроили резню, как объяснил потом Талиб Святославу за то, что тот не уплатил ему обещанной «ростовской дани». Святослав же оправдывался перед послами тем, что он надеялся расплатиться хазарской добычей, но та ушла на кораблях из Итиля в Хорасан.

Святослав, видя ненадежность власти русов в Болгарии на Дунае (там язычники вновь столкнулись с христианами), и не желая войны «на два поля» одновременно ещё и с Булгаром на Волге, решил занять золота у Византии в обмен на военные услуги и мир с империей. Тем золотом он и расплатился с Булгаром. И так Муром и вся Московия вновь и отныне навеки отошли русичам, т. е. тогда — Киевской Руси. 

Вот так в боях и с помощью дипломатии Святослав и создавал Великую Русь, возрождённую Русколань: от Волги до Дуная. 

Византийский поход князя Святослава.

Предание о Святославе. Художник Б. Ольшанский.
Предание о Святославе. Художник Б. Ольшанский.

В том же 966 году, Святослав по­­вёл русичей в земли болгар, стремясь и там укрепить древнюю ве­дическую веру.

Византийская империя, видя разгром Хазарии, решила столкнуть болгар и русов, опираясь на «византийскую партию» при дворе болгарского царя Бориса, а самой остаться в стороне, откупившись от Святослава.

Битвы с мятежными болгарами, коих поддерживали и подкупали византийцы, шли на Дунае, под Доростолом, Переяславцем, и были они тяжёлые и кровопролитные. Болгары тогда выступали на стороне Византии, ибо та обещала им независимость. Но, как водится в большой политике, впоследствии обещания так и остались обещаниями. 

«Братья и дружина! Умрём, но ум­­рём с твёрдостию и мужеством!» — обратился тогда Святослав к дружи­не. И храбрость русов привела к победе. Святослав взял приступом Переяславец. 

В то же самое время печенеги, мстя за разгром своих городов и подкупленные византийцами, пришли к Киеву и окружили его. Княгиня Ольга с внуками укрылась за городскими стенами, послав к сыну в Болгарию гонца. Святослав с конницей поспешил на Русь и отогнал печенегов прочь. 

И тут, наконец, княгиня Ольга поняла вполне, что под маской христианского благочестия византийцы скрывают намерения, враждебные Руси. И тогда она разорвала мирные договоры с Византией, и объявила христианскую веру вне закона. По свидетельству скандинавских саг, Ольга, «мать конунга Вальдемара из Гардарики», вернулась к вере предков и почиталась пророчицей и «духом фитона», то есть языческой пророчицей, отойдя от иных дел, в весьма уже преклонном в ту пору возрасте.

Возможно, дату её отказа от греческой веры, 969 год, Русская православная церковь и почитает датой её смерти. В самом деле, несмотря на свою «смерть», княгиня Ольга в русских летописях появляется и позднее этой даты. 

А после кончины (либо возвращения к вере предков) княгини Ольги её сын Святослав снова отправился на Дунай, где восставшие болгары изгнали его дружину из Переяславца.

«Не любо мне в Киеве сидеть, хочу жить в Переяславце, там середина земли моей», — рёк тогда Святослав и вновь захватил город.

Новый император Византии Цимисхий был испуган явлением грозного союза языческих царств болгар и русов по соседству и готовился к войне. Рать Святослава, даже вместе с союзниками болгарами и венграми, числом была много меньше войск Византии, но благодаря мужеству русичи всегда побеждали.

Тогда же в одной из битв Свято­слав произнёс знаменитые слова: «Да не посрамим земли русской, но ляжем костьми, ибо мёртвые сраму не имут». 

Затем, после неудачной для союзников русов и болгар битвой при Аркадиополе, Святослав остался один с малой дружиной против всей армии империи. и несмотря на это русская рать как нож рассекла противника и дошла до стен Царьграда. 

Там Святослав пошёл на заключение мира с Цимисхием, оставшись непобеждённым, но малыми силами уже не имея возможности взять стены столицы. Согласно договору, русские должны были оставить Балканы и не нападать на греческие города в Крыму. Византия обязывалась выплачивать киевским князьям дань и быть союзницей Руси.

Существует легенда, что Свято­слав остался равнодушен к богатым дарам византийцев, но принял меч и доспехи.

Встреча Святослава и Цимисхия произошла на Дунае. Цимисхий, окружённый великолепной свитой, был поражён простой одеждой грозного князя, который сидел в лодке с веслом, как и остальные его дружинники.

«Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамлённым двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды приближённых только чистотой».

Впрочем, полагаю, что это описание не совсем достоверно, ибо оно весьма напоминает описание внешности вождя гуннов Аттилы, не оттуда ли оно взято византийским летописцем, который лично не видел Святослава?

Мир всё же был заключён, однако после сего византийский посол архиерей Феофил предупредил болгар и печенегов о том, что Святослав, не подозревая о предательстве, возвращается в Киев с малой дружиной.

Гибель Святослава. Художник А. Клименко.
Гибель Святослава. Художник А. Клименко.

И тогда печенеги во главе с ханом Курей напали на Святослава у днепровских порогов и убили его. Это была измена болгарского боярства, принявшего крещение. 

И так маски были сброшены, противостояние византийского христианства и древней веры славян, ведославия и арианства (т.е. в современном толковании, — язычества), подошло к решающей черте...

Заказать книги Александра Асова можно в издательстве Амрита