На самолете нормально работают только ЧАСЫ! или «Замечаний нет»

13 July

Александр Жибров

Пожар «хвоста»

Случай «интересный» был, потом разобрались но как в анекдоте: «ложки нашлись, но осадочек остался…»

Летали смену в конце апреля (день с ночью), погода портилась, подходили засветки. Простая «рутинная» смена. В плановой таблице, почти у всех, полет по большому маршруту с проходом над точкой и опять по маршруту. Ну, конечно же, с «работой» на полигоне – это святое. Череда экипажей с трехминутным интервалом, тихо, спокойно…

С Витей Романовым «отработали» на полигоне идем на точку, высота около 3000 метров. Ночь, облачность баллов 8 и порой появляются разрывы – видно светящиеся деревни.

Идем строго по посадочному курсу, дальность 20, тишь и благодать…

Ну, и как всегда… Загудела сирена, загорелось табло «ПОЖАР ХВОСТА»!!!

Смотрю и не верю своим глазам??? Ну, ладно пожар двигателя или еще что, но «пожар хвоста»…

Этот особый случай в полете в инструкции Су-24 самый простой и легкий:

- доклад РП и экипаж на выход, т.е. катапультироваться.

Вообщем смотрим на табло, слушаем сирену и действуем. Секунды ушли на то, чтобы проверить работу двигателей, температуру (на всякий случай). Витя быстро выключил АНО (аэронавигационные огни), я сделал пару резких кренов – посмотреть нет ли зарево если хвост действительно горит? Вроде все темно, тем более летим в облаках… Эх, вот в такие моменты и пожалеешь, что на Су-24 нет перископа, как на истребителях!!!

Что дальше? Вот то, что надо делать по РЛЭ – не хочется абсолютно! А по дальности уже «подгребаем» к маяку строго по посадочному курсу. Смотрю в разрывах светится район аэродрома, даже ж/д Калинковичей в стороне обозначилась. Есть разрывы в облачности – может с КДП увидят, есть шлейф пламени или нет?

- 323 –й, подхожу к точке, высота 3000, сработала сигнализация «Пожар хвоста»! Внешних признаков пожара нет!

В эфире сразу стало тихо и РП замолчал. Ни слова, ни пол-слова (хотя бы что понял?)

Выждал паузу секунд пять – повторил доклад

Следом за мной летел Олег Нечепоренко – он быстро сообразил:

- 324-й, за вами следую, удаление 15, огня не видно!

И это радует. А РП – молчит. Понимаем, что как раз проходим над полосой, тем более разрывы облачности – видно полосу. Еще доклад:

- 323 –й, прохожу над вами, полосу наблюдаю. Пожар хвоста лампа горит.

РП молчит и все.

А мы с Витей «проводим совещание», мол что делать будем? Говорю – готовься, вроде придется «выходить»…

Секунда и Витя доложил: - Готов!

А не хочется… Еще посмотрели «взад» - темно, а мысли работают очень быстро:

- Ну, сейчас «прыгнем», а самолет куда? Вправо и по курсу деревни одна за одной… Японский-городовой!!!

Витя выдал курс вправо – где деревень меньше (быстро соображает). Еще пауза на пару секунд и говорю в эфир в надежде на то, что хоть что-то РП скажет, ведь борт было видно с КДП, тем более доложили еще на подлете.

- 323-й, к катапультированию готовы!

И сразу РП выдает:

- 323-й, Вас не наблюдаю, «пожара» вроде то же нет…

А лампа – зараза горит, сирена – гудит…

Да гори оно все синим пламенем! Если за минуту – полторы «не взорвались», значит «пронесет»!

Показываю Вите рукой – на посадку и докладываю:

- 323-й, снижение до 600 ко-второму с посадкой!

Разрешили. Быстренько «упали» и просим второй разворот.

Лампа-табло так ярко горит, зараза, что ничего не видно, слепит. Попробовали «снять» отказ – не снимается, сирена гудит, как на «скорой помощи».

- Вить, прикрой рукой табло – ничего не видно

Сели нормально под «вой сирены». Рулим. Уже на ЦЗТ Витя говорит:

- Саш, ты двигатели не выключай, пусть инженер по крылу забирается и сам смотрит в кабине, что сигнализация горит, а то потом хрен не докажем!

- Однозначно! Уже такое проходили.

Зарулил, двигатели «молотят»… Показал технику знак, что бы подключил связь, но вижу уже тащат к крылу стремянку и инженер АЭ «ползет» к нам в гости. Открыл створку, инженер посмотрел, попытался «сбросить» отказ – ничего. Показывает – выключайся!

У самолета объяснили техникам - «что и как», записал отказ в ЖПС и самолет, буквально, через 5 минут повезли в ТЭЧ.

Смена закончилась, начальство на разбор полетов, а мы с Витей собираемся в командировку на следующий день ехать за самолетом в Пушкин.

День прошел, на работу сходили только забрать документы командировочные.

Вообщем, прилетаем, как обычно, недели через две и «узнаем радостную новость» о том полете, точнее «предпосылке». Оказывается на разборе наш экипаж был «обвинен во всех смертных грехах: - мол, действия в корне неправильные при отказе, экипаж совершал необдуманные поступки, вел «панический» радиообмен, и готов был покинуть исправный самолет…

За две недели все это ушло в небытие, но в те пару – тройку дней нас «прополоскали» хорошо. Может и ошибаюсь, но кажется еще и взыскание вдули (тут бойцы политотдела всегда были впереди всех). Вообщем еще политотдел постарался на полну катушку, вот только нас не было, что «привязать в столбу позора».

Короче, что-то доказывать или разбираться было поздно и бесполезно. Правда некоторый бальзам на сердце пролил наш заместитель командира. Ехал как-то на машине с Калинковичей и его «подобрал» в городе. Разговорились и он вспомнил про тот случай.

- Ты не расстраивайся на тот п@@@@@. Все Вы делали абсолютно правильно, а начальство пошло на поводу РП, даже не вникая в ситуацию и Вас не выслушав. А там напели все, что хотели. Мало того, в той ситуации правильно было прыгать! У нас в Забайкалье был точно такой случай - после полигона, один в один. РП полигона наблюдая борт - шлейф дыма не подтвердил, т.к его не было, но экипаж принял решение прыгать. Через 2 секунды после катапультирования - взрыв самолета. Вот и думай, что правильно?

Но на этом «дело» не закончилось. Осенью мы с Витей опять оказались в Пушкине (самолет отогнали и забирали другой) и, опять, «задержались» на пару недель. А в это время в полку было подведение итогов. Приехал командир дивизии генерал – майор Перевалов и во время доклада командира из раздела «предпосылки к летным происшествиям» про наш случай, задает вопрос:

- Да, серьезный случай! Молодцы экипаж, сохранили самолет дорогостоящий. Командир, как Вы экипаж поощрили?

Неловкая пауза… Летчики, прекрасно все помня, тихонько засмеялись…

Комдив не дождавшись ответа, обращается к начальнику политотдела:

- Как, товарищ подполковник?

НачПО нашелся быстро в этой ситуации:

- Летчику – ценный подарок, штурману – благодарность!

- Ну, правильно! Могли бы и штурману на ценный подарок сообразить!

Докладчик продолжил дальше…

Прилетаем с командировки с Витей. Получили очередной «выговор» от командира АЭ за «длительность». Заходим в класс АЭ и смотрю под нашим столом стоит какая-то коробка. Спрашиваю:

- Что это за хреновина под столом? Склад что-ли в наше отсутствие сделали?

Рассказали… А в коробке был электрический самовар, да не простой, а… с «автоматическим отключением при нехватке воды»…. Очень ценная вещь!!!

Больше к этой теме не возвращались…

АРЗ «Пушкин»

Ну, раз зашла тема «командировок» - пару слов. Еще летом 1987 года полетели в Шауляй. Борт – туда (сдать) и борт пригнать обратно после ремонта. Июль месяц, у нас жара. Собираемся, Витя говорит:

- Надо куртки кожаные взять, там прохладно!

- Вить, да ты что? На улице +30, а ты – куртки? ИЮЛЬ МЕСЯЦ!!!

- Берем – берем! Пар костей не ломит!

Нехотя взял и 100 раз вспомнил с благодарностью. Самолет пригнали, сдали. Новый «почти» готов, какие-то мелочи с приемкой. Неделю прождали, а погода в корне отличается от нашей. Холодно, дожди льют… Нижний край волочится по земле – метров 50, не больше. В номере дубарь. Попросили по второму одеялу – еле согрелись. Вообщем, все дни ходили по городу в кожанках и было не жарко! Витя уже здесь пару раз был, так что работал экскурсоводом.

На самолете нормально работают только ЧАСЫ! или «Замечаний нет»

Повезло нам еще в том плане, что начальника ЛИСа не было на месте (отпуск), а мужик был вроде ничего, но вредный по отношению к такой категории, как мы. Вместо него – его зам. Добрейший человек! Быстро все решили: когда - отдыхать (святое дело!), когда – работать. Дней 10 точно прошло, денег хватило…

Облетали самолет (без замечаний) и в тот - же день успели добраться домой.

А вот в АРЗ Пушкин все оставшиеся годы отмечались регулярно - 2-4 раза в год летали с удовольствием!

Во- первых, начальником ЛИСа там был Хасанов Александр Хамидович. Выпускник Барнаульского ВВАУЛ (1972). Что бы долго не писать – душа – человек! Для нас, перегонщиков от Германии до Дальнего Востока, делал все, что мог или даже не мог. Отдых – святое, но никогда не забывал и работу. Как-то само – собой получалось, что вопросы плана АРЗ и желание «расслабиться» в Ленинграде пилотам – совпадали и никогда не было никаких «спорных» вопросов или недовольных летчиков. Обычно всегда командировка начиналась с небольшой акклиматизации в большом городе. Но были и исключения, как и с нами один раз.

На самолете нормально работают только ЧАСЫ! или «Замечаний нет»

Как-то мы только приехали поездом, вроде «уставшие», а Хасанов уже ждет в номере.

- Ребята, у меня большая просьба! Надо завтра борт облетать – план, срочно! А потом отдыхайте – сколько хотите и где хотите. Я Вам «закрою» командировку хоть на месяц!

- Любой каприз! Облет, так облет завтра.

Подготовились. На следующий день к обеду выполнили облет - без замечаний. Кстати, АРЗ работал на совесть и практически не помню, чтобы после облета были даже мелкие замечания. Если и было, то устраняли без записи в ЖПС за полчаса.

А вот потом началось, ну, так совпало просто по независящим от нас и АРЗ причинам.

Мы с Витей много не просили, но неделя в Ленинграде – надо!

Самолет готовят к перегону в Бобры, документы готовы, так что рассчитываем в это раз порадовать командира АЭ Рассоху быстрым возвращением!!!

В четверг к нам подходит начальник ЛИСа и вроде как спрашивает:

- Вы не будете против, если мы на Вашем борту слетаем два небольших полета, надо проверки заместителю сделать после отпуска, а других бортов просто нет?

- Да, ради Бога, хоть три!

В пятницу, на следующий день они летают и уже после обеда подходит Александр Хамидович и говорит:

- Епсель – мопсель, мужики, тут такая незадача… Во втором полете сработала сигнализация «Вибрация правого двигателя». Надо менять двигатель, а его сейчас нет, но к концу следующей недели все поставим, облетаем и можете лететь домой. Вообщем, продлеваю Вам отпуск еще на неделю! Не против?

Сидим – отдыхаем неделю, денег пока хватает. Ну и немного о командировочной жизни…

На самолете нормально работают только ЧАСЫ! или «Замечаний нет»

Экипажи – перегонщики жили, в так называемой, «КЭЧевской гостинице» на первом этаже. Номер «люкс», человек на 12 - 14. Но «заполняемость» от силы два – три экипажа (во всяком случае так получалось в наши командировки). Верхние этажи – казарма какой-то воинской части. На этаже дежурят бабульки в гостинице, «бдят за порядком» строго все 24 часа не смыкая глаз!

Рядом с гостиницей пивная – там иногда, если повезет!, баловались пивком. Не приведи господи увидит начальник ЛИСа – устраивал разнос 100%, т.к через дорогу «туберкулезный диспансер» и … Ну, понятно…

Вообщем неделю отдыхаем - музеи, город, кино… В четверг Александр Хамидович встречает, «доложил», что борт исправен и в понедельник можно «вставать» на заявку, т.е. летим домой.

Но оставалось самое главное – закупить «ценный груз» с Ленинграда! Себе, соседям… Что делать – времена такие были. И вот все воскресенье потратили на скупку колбасной продукции в разных частях Ленинграда. Все сразу купить невозможно – очереди, не больше 1 кг в руки…

В понедельник с утра еще успели навестить пару магазинов в Пушкино – батоны колбасы по 2-3 кг весом!

Заявка на перелет на 10.00. Собрали вещи, на аэродром! Ну, наконец-то и домой, ведь почти три недели «загораем»!

Пришли на самолет, загрузили вещи и к диспетчеру. Там облом… Не дают на понедельник вылет. Перенос на вторник.

Разгрузились. Во вторник с утра попытка два. Не стали даже «грузить» колбасу – попутный ветер - взлетать нельзя. Уточнили на метео прогноз на среду, четверг и дальше…

Короче. Всю неделю мы стояли на заявке, а улетели только через неделю. То ветер, то нет разрешения, то опять ветер… Но самое смешное – «колбасный вопрос»!

На каждого по большой сумке «колбасных изделий» - затарились для себя, соседей, знакомых…

Пришли в гостиницу. Решили «уменьшить» содержимое. Достали сосисок к обеду. Надо варить, а не в чем! Витя говорит:

- Надо у дежурной взять электрочайник, там и сварим!

Пошел просить. Та выдает чайник и сразу предупреждает грозным голосом:

- Только не вздумайте сосиски варить – УБЬЮ!!!

- Да Вы что? Разве такое можно? Мы только чаю попить!

Вообщем, всю неделю мы занимались «поеданием» колбасных изделий. Угощали всех, кого только могли! Холодильника нет! Еще немного выручала погода – октябрь и в не топленном номере гостинице пропало не все сразу.

Прилетели мы почти пустые. На вопрос ребят:

- А сосисок привезли ленинградских?

Реакция наша была предсказуема…

В этом плане вспомнилась история, которую рассказывал командир звена Толя Хоменко. «Родом» она тоже из этой гостиницы. Прилетели они с Серегой Бобровым перед Новым годом за самолетом из Германии. Облетав и приняв самолет, купили по ящику свежих помидор и огурчиков. А с отлетом сложилась неудача! То погоды нет, то заявка, то еще хрень какая-то… И вот каждый вечер у них в гостинице проходил примерно по такой схеме:

- Серега, давай отбери там помидорок и пару огурчиков под закусь, да только не бери хороших, а те, что подпорчены!

Короче, недели две – три они так каждый вечер употребляли такого вида свежие овощи, пока с удивлением не обнаружили, что их оригинальная закуска под 100 грамм – закончилась! На что Толя выдал:

- Елки – палки!!! Знали бы, лучше ели самые свежие помидоры, а так сожрали два ящика тухлятины…

Больше мы так в командировках не рисковали…

А где спирт???

Очередная командировка с Витей Романовым в Пушкин. Были недолго, дней 10 всего на радость командиру АЭ. Облетали борт – без замечаний. Через пару дней собираемся домой. Как-то все складывалось на удивление хорошо.

Утром приходим на отлет. Самолет готов! Когда забираем борт – всегда проверяем наличие спирта в системе. Там чуть – чуть, но наши техники всегда обращали на это внимание. А в этот раз “лопухнулись»…

Это уже потом, когда «анализировали» наш отлет, показалось «несколько» странным, ну, такое добродушие провожающих техников во главе с заместителем ЛИСа по инженерной службе, что и выводы были сделаны соответствующие.

Короче, прилетели, разгрузились и только уходить на высотку инженер АЭ задает вопрос:

- Ребята, а спирт ГДЕ???

- Как ГДЕ? В самолете!!!

Если мне память не изменяет, спирт «заливался» для нормальной работы КВ-радиостанции, т.е. «охлаждение». Техники посмотрели – пусто совсем! По документам должно быть литра три…

Началась «возня» с документами… Оформлять «рекламацию» - не оформлять?

Вообщем с инженером договорились, что в следующий раз привезем недостающий спирт в таре.

Буквально недели через три летим снова в Пушкин и, тут же у самолета, «берем за горло» тамошнего инженера. Тот ни в какую…

- Да, Вы что ребята? Боже упаси…

- Ага! Пока летели, то за час с небольшим «выдули» на двоих три литра?

Долго разбирались, те ни в какую!

На самолете нормально работают только ЧАСЫ! или «Замечаний нет»

Улетаем. Смотрю ходит механик- дедушка с чайником спирта. При нас залили, а у самих слезы текут…

Витя проверил. Норма.

- Витя, фонарь на запуске не закрывай, смотри, а то они опять при запущенных двигателях умудрятся слить спирт, как прошлый раз!

Надо было видеть в тот момент глаза техников!!! Насколько хватало обзора мне с кабины, были заметны «хаотичные движения» дедушки с чайником у самолета. Он аж опешил от такой «наглости» экипажа – идет запуск, а штурман стоит в кабине и «проверяет хвост»…

Так и начали рулить с открытым фонарем от греха подальше!

А все просто до безобразия в прошлый раз было. Мы спокойно, не торопясь запускаем, пробуем двигатели, а «дедушке» надо всего минут пять, чтобы «оседлать» самолет и «выкачать», те несчастные три литра спирта на радость выпускающим техникам!

Спирт, конечно, мы вернули в следующую командировку. Просто подошли к начальнику ЛИСа, объяснили ситуацию. Он «провел» разъяснительную работу с инженером и на отлет нам передали «емкость» пропавшего спирта.

Видимо в прошлый раз «звезды сошлись» не так… Был накануне праздник, да и обстановка со спиртным была уже «тревожная» после «горбачевского закона» - что-либо найти – проблема и в Ленинграде! А тут вот оно - под рукой, только протяни и бери!

Следующие командировки проходили абсолютно спокойно и никаких недоразумений - не было.

Простой плановый облет самолета

В процессе года всегда выпадает три – пять облетов самолета после выполнения различных регламентных работ в ТЭЧ полка. Полет длится 1.20 – 1.30 и, обычно, без каких-либо замечаний. Если и бывает, то парочка несущественных. А тут в одном из полетов с Витей Романовым «собрали» все, что можно. Да, бог с ними, с отказами, самое муторное это потом расписывать карточку облета. Если все нормально – пишешь : «норма», «норма», норма»…

На самолете нормально работают только ЧАСЫ! или «Замечаний нет»

Запускаем. Срыв запуска левого двигателя. Повторный срыв. С третьего раза запустили! Правый… со второго раза. Проверяем системы – то одно на «пределе», то другое, то включается, то выключается (типа РСБН, АРК, ДИСС, РПО и т.д)…

Перед выруливанием Витя посмотрел в мою сторону и показывает, скрестив руки, может выключаемся? Махнул рукой – поехали.

Рулим, а сами еще пытаемся посмотреть и проверить, все что можно. Тут и гидросистема (стрелки) дрожит и давление чуть меньше. Ручку отклоняешь – давление падает очень сильно, не по РЛЭ. Встали проверять МВК – вообще какая-то хрень (ручка дергается, сигнализация гудит, «УВОД» срабатывает сразу…). Вообщем все в кучу.

Еще переглянулись. Молча показал – ладно, поехали на взлетную.

Взлетели и началось… Что не проверяем, то или в отказе, или забросы (температура, обороты, давление и т.д.) не так, как надо, точнее, не как расписано в карточке облета.

«Прогоняем» двигатели –максимал, форсаж. На разных высотах: то тряска непонятная, то звук, вроде, не такой, как – будто сзади «консервные банки» привязаны к самолету.

Нет, страшного ничего нет – движки работают, скорость/высота показывает, а вот разные системы, оборудование – «.ОПА». Такое впечатление, что их вообще не подключали.

Витя еще начал с начала помечать отказы на НПЛе и бумажке, а потом плюнул и перестал все фиксировать. Руки положил на колени и созерцает красоту Гомельской области…

«Автомат» не включается, МВК – «Увод», РПО – не работает и все в таком же плане. Вообщем, «намучались», сели, зарулили. Техников столпилось много – ждут, как обычно, что «замечаний нет!»

Подходит инженер АЭ и начальник ТЭЧ, мол как?

- Все нормально! Движки работают, а все замечания штурман расскажет.

Обступили Витю все начальники и он им минут 20 рассказывает, рассказывает и потом в сердцах говорит:

- Все, отстаньте. На самолете нормально работают только ЧАСЫ!

Еще час мучались с карточкой облета, пока заполнили. А самолет сразу отбуксировали в ТЭЧ полка.


Облетывали этот борт повторно дней через 10. Слетали и в ЖПС (журнал подготовки самолета) написал – «Замечаний нет». Ни одного!

Бывает…