Профессор, доктор политических наук Александр Сваранц: Делимитация с Азербайджаном по советским картам? Нет, это незаконно!

1,3k full reads
3,4k story viewsUnique page visitors
1,3k read the story to the endThat's 39% of the total page views
14 minutes — average reading time
Профессор, доктор политических наук Александр Сваранц: Делимитация с Азербайджаном по советским картам? Нет, это незаконно!

В 1991 году Азербайджан провозгласил свою правопреемственность от АДР, которая не имела в своих границах ни Нахичевань, ни Нагорный Карабах, ни Равнинный Карабах. Лига Наций в том же 1920 г. не признала эти земли за Баку, а определила их статус как «спорные с Арменией территории». Сама Армения, в отличие от Азербайджана, была признана Лигой Нацией, напоминает профессор Александр Сваранц.

Прошел год со дня завершения Второй карабахской войны, но ни конфликтующие стороны, ни заинтересованные силы, ни остальной мир так и не увидел пока окончательного разрешения карабахского вопроса. Трехстороннее заявление от 9 ноября 2020 г. с участием Азербайджана, Армении и России все же не является мирным договором по определению (я не знаю правового прецедента ратификации заявления), а стало лишь подтверждением решения о прекращении боевых действий в зоне карабахского конфликта. Иными словами, война армян и азербайджанцев за Нагорный Карабах до сих пор не завершилась, ибо мы не имеем мирного договора, а лишь перемирие. При этом, если Бишкекский протокол 1994 г. и последующие Московские соглашения 1994–1995 гг. по достижению перемирия по итогам Первой карабахской войны имели бессрочный характер, то заявление от 9 ноября 2020 г. под диктовку президента России Владимира Путина (впрочем, он сам об этом и сказал, что собственно, чего читать, когда сам и писал) ограничены сроком в 5 лет, то есть первым сроком пребывания российских миротворцев в пока еще оставшейся части армянского Карабаха.

Что будет после 9 ноября 2025 г. – никто сегодня с точностью сказать не может. Конечно, одни эксперты в России, Армении и Азербайджане утверждают, что, мол, «русские пришли всерьёз и надолго» (или «туда, куда приходил русский солдат, Россия оттуда не уходила», «Путин перехитрил Алиева с Эрдоганом», «Россия главный победитель во Второй карабахской войне, поскольку получил военное присутствие на де-юре признанной части территории Азербайджана» и т.д.). Однако данные утверждения не бесспорны, так как из истории самой России можно утверждать, что нередко русский солдат добивался больших успехов на поле брани, а русский дипломат своей бездарной политикой сводил достижения армии к провалу на переговорах. Советский солдат 10 лет стоял в Афганистане, но Горбачев вывел армию и сдал Кабул. Аналогичное действие имело место и в Восточной Европе с той же Восточной Германией и остальными государствами региона в конце советской власти. Все когда-нибудь кончается, тем более если нет сознательной политики и понимания задач.

Есть силы (например, в той же Армении в лице представителей Национально-демократического полюса), которые утверждают, что якобы Россия в Карабахе пойдет по пути абхазиации, либо чуть ли не крымизации с включением Арцаха в свой состав. Отчасти с данными прозападными армянскими коллегами соглашаются и ряд азербайджанских блогеров, проживающих в США (например, тот же Бейдула Манафов, который большую часть своей критики в адрес президента Ильхама Алиева связывает с его тайным соглашением с В. Путиным о якобы передаче верхней, то есть армянской, части Карабаха России в обмен на сохранение своих миллиардов долларов, вывезенных в РФ).

Неужели так русские дорого оценили Карабах, что цена его определяется миллиардами личного состояния семьи Алиевых? Получается, что Александр Лукашенко обманывал Сержа Саргсяна, когда передавал последнему просьбу Алиева за $5 млрд уступить «занятые вокруг бывшей НКАО районы», ибо Манафов утверждает обратное – это Алиев заплатил миллиарды Путину за Карабах… Я же полагаю, что армянский Карабах действительно стоит дороже миллиардов Алиева, ибо он не имеет альтернативы для геополитики ведущих сил времени.

Однако реальность поствоенного года в Карабахе такова, что Азербайджан с Турцией, укрепив свои отношения по всем азимутам, не собираются долго терпеть русских миротворцев в зоне конфликта. Баку не то, что не вступил в российские евразийские и около военные союзы, а, наоборот, даже не предоставил мандата российским миротворцам в том же Нагорном Карабахе. Соответственно, Алиев и Эрдоган намерены: во-первых, вытеснить русских миротворцев из Карабаха; во-вторых, полностью установить азербайджанский контроль над Карабахом с тотальным вытеснением армянского автохтонного населения; в-третьих, положить тем самым конец российскому военно-политическому присутствию в самой Армении и завершить геополитическое присутствие и доминирование России на Кавказе. В среде серьезных азербайджанских экспертов (типа экс-министра иностранных дел Тофика Зульфугарова или экс-советника президента Эльдара Намазова) присутствует устойчивое мнение, что по истечению 5-летнего срока пребывания российских миротворцев в Карабахе Баку не согласится на продление времени «русской миссии». Именно с этой целью тот же Т. Зульфугаров, словно вспоминая слова Кемаля на Лозаннской конференции 1923 г. про завершение ценности России перед возможностями Запада (прежде всего, Великобритании), отмечает, что Россия сделала все что смогла в Карабахе, теперь Азербайджан должен учитывать отношения с Западом и не отказываться от формата МГ ОБСЕ. В свою очередь парламент Турции в скором времени обсудит вопрос о продлении срока пребывания турецких военных в Азербайджане, что вызывает восторг в Баку.

Вместе с тем, за минувший год мы стали свидетелем активной наступательной политики Алиева против Армении, который, опираясь на союз с Турцией и «слабость» (а быть может, некую договоренность с властной элитой) России, стал требовать: 1) открытия «зангезурского коридора» в логике эксклава для кратчайшего пути связи через армянский Мегри с Нахичеванской автономией и далее с Турцией; 2) делимитации и демаркации азербайджано-армянской государственной границы с признанием Карабаха частью территории Азербайджана; 3) подписания мирного договора.

Алиев и без договора на весь мир заявляет, что именно он военным путем вопреки мнению ведущих мировых держав – сопредседателей МГ ОБСЕ (России, США и Франции) разрешил карабахскую проблему в свою пользу. А сегодня нет карабахского конфликта, как и самого понятия «Нагорный Карабах» благодаря его же административно-территориальной реформе. Более того, И. Алиев при согласии Турции и попустительстве России фактически 12 мая 2021 г. вторгся на территорию соседней Армении (Гегаркуникская и Сюникская области) якобы под видом делимитации границы с использованием GPS с последующими периодическими обстрелами вдоль линии азербайджано-армянской границы со стороны Карвачара (Кельбаджара — азер.) и Нахичевани, которые МИД России вместе с ОДКБ охарактеризовали как «пограничный инцидент».

Грозная риторика Алиева в адрес Армении с очередными угрозами военной агрессии стали сопровождаться с т.н. «дорожной войной», дабы принудить Никола Пашиняна к очередным уступкам по «зангезурскому коридору», что в конечном счете привело к провокации против Ирана (случай установления азербайджанских поборов в отношении иранских водителей на 23-км участке армяно-иранской автотрассы Горис – Капан, пересекающей территорию Азербайджана, а также арест двух иранцев). Данная деструктивная политика Алиева, возомнившего себя региональным лидером, всерьез испортила отношения Азербайджана с Ираном. Новая администрация президента-консерватора Ибрагима Раиси выступила категорическим противником изменения международно-признанных границ стран Южного Кавказа (в частности, соседней Армении) и определила для себя «красные линии», связанные с недопустимостью логики эксклава по т.н. «зангезурскому коридору». В противном случае, потеря армянского контроля Мегри для Еревана означает серьезное геополитическое поражение Тегерана. В подобной динамике Иран может оказаться заблокированным от стратегических коммуникаций на севере и получить новую угрозу от усиления пантюркистского вектора Турции, с чем не согласны и ряд ведущих стран Запада (включая США и ЕС), а также Индия, Китай и, объективно, Россия. Иран уже под видом крупных военных учений «Покорители Хайбара» разместил мощную военную группировку на границе с Азербайджаном (от Нахичевани до Горадиза), которая определила своими целями военные объекты на сопредельной азербайджанской территории и в случае чего готова войти в армянский Сюник.

Естественно, положение Армении в переговорном процессе после Второй карабахской войны стало крайне критическим, поскольку война оказалась проигранной, а армия нуждается в серьезной реформе и перевооружении. В этой связи Алиев стал упорно делать ставку на свои очередные угрозы и повышать градус военной риторики в надежде на безоговорочную капитуляцию Пашиняна. Однако насколько данный курс дипломатии Азербайджана оправдал себя по истечению года со дня подписания перемирия от 9 ноября 2020 г.?

История знает немало примеров, когда сторона, проиграв войну, одерживает победу за столом переговоров, ибо умело использует в своих интересах сложившуюся международную конъюнктуру и соотношение интересов (подходов) ведущих внешних сил. За примерами далеко не стоит ходить. Та же Османская империя, проиграв русско-турецкую войну 1877–1878 гг., смогла с честью для себя использовать англо-российские противоречия и заменить невыгодные Стамбулу условия Сан-Стефанского мира 1878 г. на более чем удовлетворительные решения Берлинского трактата того же 1878 г. Турция же, проиграв в Первой мировой войне, сумела вновь сыграть на англо-российских противоречиях в связи с Октябрьской большевистской революцией 1917 г. и не допустить полной реализации крайне невыгодных условий Севрского мира 1920 г. по части той же Армении, Греции и Курдистана.

Однако в этой связи меня удивила позиция некоторых (вроде серьезных и грамотных) армянских экспертов. В частности, мои наблюдения за армянской общественно-политической мыслью и экспертным сообществом за прошедший год позволяют сделать вывод, что в Ереване пока не сформировалось консолидированного мнения аналитического кластера о возможности локализации очередных азербайджано-турецких угроз после Второй карабахской войны. Например, уважаемый политолог и директор Института «Кавказа» Александр Искандарян (кстати, неоднократно принимавший участие от Армении на валдайского форуме с участием президента Путина) почему-то часто в своих оценках перспектив реализации азербайджанских требований по т.н. «зангезурскому коридору» и делимитации с демаркацией государственной границы повторяет словно как заезженную пластинку известное изречение «Горе проигравшим» (мол, поскольку Армения проиграла во Второй карабахской войне, то ей ничего другого не остается как соглашаться с противником в силу отсутствия ресурсов для сопротивления).

А.М. Искандарян производит впечатление серьезного и грамотного эксперта, что, однако, вовсе не означает согласие с ним по всем оценкам и прогнозам. Я как-то в дни президентских и парламентских выборов в Карабахе в марте-апреле 2020 г. выражал свою критику анализам Александра Максовича по части неверных оценок рейтинга в то время министра иностранных дел НКР Масиса Маиляна и экс-командующего Армией обороны НКР Самвела Бабаяна. Время показало, что М. Маилян во многом благодаря сторонникам С. Бабаяна прошел во второй тур президентских выборов, ибо его партия не смогла пробиться даже в парламент, но и проиграл Маилян из-за позиции Бабаяна. Ну, да ладно, с кем не бывает. Аналитики же не пророки и не предсказатели, а всего лишь люди с правом на ошибку.

Как известно из античной истории, выражение «горе проигравшим» связано с событиями 390 г. до н.э. (в частности, с сокрушительным поражением римлян от вождя галльского племени сенонов Бренна, что позволило галлам проникнуть на территорию Апеннинского полуострова, а затем войти в Рим и осадить Капитолийский холм). Бренн попытался склонить Сенат к заключению мира, дабы не допустить к защитникам Капитолия армию Марка Фурия Камилла из города Вейи, и даже согласовал с военным трибуном Квинтом Сульпицием сумму выкупа в тысячу фунтов золота. Но когда гири галлов оказались фальшивыми и трибун отказался их использовать для оценки массы золота, Бренн бросил на весы свой меч и заявил римлянам: «Горе побеждённым!».

Именно об этом нередко в своих речах и ответах упоминает Александр Искандарян. Однако армянский политолог то ли забыл римскую историю (чего не скажешь с учетом уровня его образованности), то ли сознательно не договаривает вторую часть. А история здесь такова, что неожиданно для всех, как отмечал Тит Ливий, появилась армия Марка Камилла, который, как диктатор, объявил решение консулов недействительным и заявил: «Освобождать Отечество надо железом, а не золотом, имея перед глазами храмы богов, с мыслью о женах, детях, о родной земле»…

Стало быть, уважаемый Александр Максовоич, не стоит без боя соглашаться со всеми капризами своего противника тем же армянам. Фактор Ирана, несогласие США на турецко-азербайджанскую платформу «3+3», одобренную Россией, появление на горизонте Армении Индии с ее заинтересованностью в стратегическом транзите товаров через Персидский залив в иранский южный порт Чехбехар (быв. Бендер-Бехешти) – Иран – Армению – Грузию в Россию и Европу, создали новую ситуацию в «армянском коридоре». Заявление же МИД России от 6 ноября 2021 г. при одновременном подтверждении вице-премьера Алексея Оверчука об отсутствии логики «зангезурского коридора» и планах разблокирования всех ранее (то есть с советских времен) существующих коммуникаций с сохранением полной юрисдикции над своей территорией в корне изменили ситуацию, где Армения смогла пока что выстоять в данном раунде «дипломатического поединка».

Армения согласна в логике мира, решения гуманитарных и экономических вопросов разблокировать все коммуникации с Азербайджаном (к тому же, не Армения блокировала Азербайджан и Турцию, все происходило со стороны Баку и Анкары в начале 1990-х гг.). Однако в трехстороннем заявлении от 9 ноября 2020 г. и 11 января 2021 г. не было упоминаний о «коридорах» (кроме «Лачинского коридора» для связи Карабаха с Арменией). Если же речь идет о восстановлении всех прежних (советских) коммуникаций (а других и не было из-за карабахского конфликта), то через тот же Мегринский район Армении в советское время проходила лишь железнодорожная связь Азербайджана с Нахичеванью, но не автомагистраль. Соответственно, Армения не планирует строить автодорогу для азербайджанцев, а восстановление железной дороги от Горадиза до Зангелана и Мегри займет немало времени с учетом реальных дорожных трансформаций на данном отрезке за последние 30 лет (в частности, строительство Ираном Худоферинской плотины затопило ряд бывших азербайджанских сел в джебраильско-зангеланском направлении, а в самом Мегри 43-км отрезок бывшей железной дороги во времена правления Сержа Саргсяна был разобран и продан в качестве металлолома в тот же Иран). Дороги могут быть открыты через Дилижан, Иджеван, Ереван, Ерасх и Гюмри.

Правда, в ситуации обозначения вслед за Ираном особой заинтересованности к территории Армении для создания стратегического коридора Юг – Север со стороны Нью-Дели (включая первый визит министра иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкара в Ереван 12 октября 2021 г.) некоторые российские эксперты (например, С. Тарасов и С. Багдасаров) встретили с недоумением.

Станислав Тарасов удивляется данному шагу Нью-Дели (мол, зачем Индия входит в «поле» России, ведь стратегический транзит товаров через Армению способен в обозримой перспективе привести и к геополитическим изменениям в регионе). Однако от чего же Тарасов эти вопросы не задавал себе и читателям (включая российским политикам), когда Запад с Турцией прокладывали нефтегазопроводы и железную дорогу из того же Азербайджана через Грузию в Турцию и Европу с обходом России?

Семен Багдасаров (нередко выдающий себя «большим католиком, чем Папа Римский» в случае с Российской империей) неоднократно в своих беседах на канале Владимира Соловьева выражает недопонимание поведения Индии по части Армении и намерения проложить стратегическую дорогу через родину его предков (мол, как же так Армения по размерам меньше любого из 28 штатов Индии, но их глава МИД прибыл в Ереван обсуждать вопрос транзита, а где же Россия?). К сведению Семена Аркадьевича, у Индии нет прямых границ с Россией, для коммуникационной связи с РФ индийцам следует пересекать территории недружественных приграничных стран — Китая, Пакистана, либо Афганистана, а далее двигаться через Таджикистан и остальную тюркскую Центральную Азию. Где же здесь для Нью-Дели географическая, экономическая и политическая логика, тогда как через Персидский залив они могут войти в Иран и далее через Армению и Грузию в Россию и Европу? От чего же так забеспокоился Багдасаров, коль Армения остается союзником России, членом российских союзов ЕАЭС и ОДКБ, где российский капитал занимает лидирующие позиции? А за 2–3 последних месяца Россия в ответ инвестициям ЕС в Армению на сумму 2,6 млрд евро заявила о готовности выделить Еревану в совокупности $6 млрд. ($800 млн глава компании «Ташир» Самвел Карапетян, $4 млрд владелец контрольным пакетом акций «Зангезурского медно-молибденого комбината» Роман Троценко, $1–$1,5 млрд министерство экономики РФ по итогам осеннего регионального бизнес-форума в Ереване). Так чего же опасается Россия при формировании стратегического транзита через Армению?

Это не Армения говорит, что у России с Азербайджаном и Арменией развивается одинаковое партнерство, а МИД РФ. И это в том случае, когда Россия с Арменией подписала разные документы о стратегическом союзе, когда в Армении бесплатно базируются российская военная база и погранвойска, когда Армения остаётся членом ОДКБ и ЕАЭС, когда с Арменией вроде создаётся объединенная группировка войск и совместное ПВО. А какие российские войска располагаются в признанном Азербайджане, если Баку до сих пор не подписывает соглашение о статусе российских миротворцев в том же Карабахе (я уже не говорю как власти Азербайджана прогнали из своей территории российских военных в 1990-е и 2000-е гг.)? К каким российским союзам присоединился Азербайджан после Второй карабахской войны, о чем так усердно говорит, надеется и, очевидно уже сожалеет Александр Дугин? Так почему же стратегический транзит из неконтролируемого Москвой Азербайджана в Турцию и Европу допустим, а из контролируемой Россией Армении в ту же Россию и Европу нет? Где же логика у востоковеда и военного С.А. Багдасарова?

Что же касается процесса делимитации и демаркации армяно-азербайджанской границы, то следует отметить, что рано или поздно между соседними государствами подобный процесс должен начаться и завершиться с учетом международно-правовых норм. Во-первых, делимитация и демаркация границы осуществляется в случае наличия дипломатических отношений между сторонами, чего нет пока в случае с Арменией и Азербайджаном. Во-вторых, сам процесс делимитации и последующей демаркации занимает достаточно немалое время по своей продолжительности (сегодня тот же Азербайджан не завершил данный процесс с дружественными ему же Россией и Грузией, та же Армения в аналогичной ситуации по части границы с Грузией). В-третьих, а что же брать за основу, какие карты, договора и границы между Азербайджаном и Арменией?

Я неоднократно в своих публикациях отмечал, что поскольку Третья Республика Армения в момент своего становления в 1991 г. провозгласила правопреемственность не от Первой Республики Армения 1918–1920 гг., а от Армянской ССР 1920–1991 гг., то в основу границ современной Армении ложатся решения Карсского договора 1921 г., подтвержденные Россией и подписанные Турцией с Азербайджаном. Почему Армения не провозгласила правопреемство от Первой Республики, это вопрос к армянским политикам того времени (хотя и этого также, ибо Конституцию Армении власти меняли трижды в 1995, 2005 и 2015 гг., а к данному важному вопросу за время независимости ни разу не возвращались). На мой взгляд, Армения не провозглашает правопреемственность от Первой Республики с претензиями на решения Севрского мира по арбитражным границам «Вильсоновской Армении», поскольку проиграла в навязанной большевистско-турецким тандемом войне осенью 1920 г. Для иного решения Ереван нуждается в серьезной военно-политической поддержке ведущих центров мира (прежде всего, США и России).

Профессор, доктор политических наук Александр Сваранц: Делимитация с Азербайджаном по советским картам? Нет, это незаконно!

Вместе с тем, поскольку Армения в декабре 1991 г. после референдума в Нагорном Карабахе и провозглашения независимости НКР изменила свой курс Миацума, то следовало понимать, что урегулирование карабахского вопроса политическим или военным путем предполагало два варианта: 1) Карабах получает независимость от Азербайджана как независимое от Армении образование, но с неизвестными границами по части коридора для связи с Арменией; 2) Карабах с высоким статусом или без оного остается в составе Азербайджана. Во всех названных вариантах (ставка на два армянских государства или, увы, поражение) предполагали определение границ с Азербайджаном в соответствии с границами Армянской ССР после Карсского договора 1921 г.

Более того, Азербайджан сегодня спекулирует по части советских карт, отмечая выгодные ему карты 1977–1988 гг. Однако Армения, как равно и Азербайджан (в отличие от того же, например, Казахстана), входила в состав СССР 30 декабря 1922 г. со своими границами, которые были определены Карсским договором. Все те административные изменения внутренних границ союзных республик в период с 1923 по 1991 гг. по экономическим причинам не имели международно-признанной основы (собственно, и Карсский договор кроме России, Турции и закавказских марионеточных республик не был никем признан в том же 1921 г.). Но при всех случаях Армения может вести переговоры вместе с Россией и Азербайджаном по картам 1922 г. и 1926 г., когда впервые в СССР были проведены демаркационные линии между республиками.

Однако Азербайджан, претендующий сегодня в споре с Арменией на советские границы позднего времени, как ни странно, в том же 1991 г. провозгласил свою правопреемственность не от Азербайджанской ССР (то есть вместе с Нахичеванью и Карабахом), а от Первой Азербайджанской Демократической Республики (АДР) 1918–1920 гг. Получается политико-правовой казус, ибо АДР не имел в своих границах ни Нахичевань, ни Нагорный Карабах, ни Равнинный Карабах. Лига Наций в том же 1920 г. не признала эти территории за Азербайджаном, а определила их статус как «спорные с Арменией территории». В то же время Армения, в отличие от Азербайджана, была признана рядом государств и Лигой Нацией.

Лиги Наций
Лиги Наций
Лиги Наций

В подобном случае как же Армения будет соглашаться на наследство советских границ 1922–1926 гг., по которым, кстати, площадь Армении превышала 31,1 тыс. кв. км, а сегодня Армения имеет 29,8 тыс. кв. км. Куда же девались 1,3 тыс. кв. км, тогда и Лачин с Кельбаджаром входили в Нагорный Карабах и область примыкала к Армении. Это в 1923 г. Нариман Нариманов прочертил административные границы НКАО, оторвав от Карабаха ряд территорий на западе для образования района «Красный Курдистан», а в действительности создал «санитарный коридор» между Арменией и НКАО. В этой связи Армения также должна апеллировать к границам 1918–1920 гг., то есть Первой Республики. А здесь Россия вряд ли может стать независимым арбитром, поскольку тогда Россия не участвовала в работе Лиги Наций.

Следовательно, вопрос о границах между Арменией и Азербайджаном автоматически должен переноситься либо в ООН (хотя ООН не решает вопрос границ между государствами, но есть для этого Международный суд ООН в Гааге, который может рассматривать подобные иски государств), либо в МГ ОБСЕ по широкому урегулированию армяно-азербайджанских отношений (включая и Карабах). Более того, к моменту выхода из состава СССР Азербайджан по советским законам (тот же Закон СССР от 3 апреля 1991 г. «О порядке выхода из состава Союза ССР») и международному праву (право наций на самоопределение) не имел в своем составе Нагорный Карабах, поскольку там состоялся референдум о выходе из состава Азербайджанской ССР и провозглашении независимости НКР.

Следовательно, Армения может в рамках переговоров по делимитации и демаркации границ с Азербайджаном признать границы соседнего государства 1918 г. (согласно самой декларации о независимости Азербайджанской Республики 1991 г.). Что же касается судьбы Карабаха, то Ереван полагает данный вопрос решать в рамках МГ ОБСЕ без признания Арцаха частью современного Азербайджана. Однако вряд ли подобная логика переговорного процесса приведет Баку к заветным целям, что делает невозможным и подписание мирного договора с Ереваном в обозримой перспективе.

Между тем, армии двух стран продолжают пополнять свои арсеналы. В Армении началась военная реформа, а в Азербайджане она и не завершалась. Есть немало экспертов, полагающих возможной Третью карабахскую войну, ибо Россия вряд ли добьется от Азербайджана с Турцией согласия и мандата на долгосрочное присутствие своих миротворцев в Карабахе, а ее уход приблизит стороны к новой войне. Армяне ждут армию своего «Камилла»…

Александр Сваранц — профессор, доктор политических наук

realtribune.ru