Почему мы скоро откажемся от теории Дарвина…

18k full reads
35k story viewsUnique page visitors
18k read the story to the endThat's 52% of the total page views
9,5 minutes — average reading time
Почему мы скоро откажемся от теории Дарвина…

Нет, от нескольких теорий эволюции живых организмов, неспешно шедшей миллиарды лет, никто не откажется. А вот от самой теории Дарвина придётся… Потому что она частично перестала работать почти везде, а в некоторых дисциплинах — совсем. Как оказалось, жизнь более загадочная штука. А естественный отбор — не определяющий фактор.

Первые мысли.

Летом 1858 года в Лондоне возникла неловкая ситуация, когда два джентльмена (Чарльз Дарвин и Альфред Уоллес) встретились за чашечкой чая. Первый был уже маститым и известным естествоиспытателем. Заканчивал в те дни трёхтомный труд с огромным количеством примеров, как изменяются виды жизни по всему миру. Под воздействием среды обитания.

Альфред Уоллес принёс на рецензию сэру Чарльзу более чем скромную монографию о происхождении видов, итог собственных многолетних наблюдений фауны Малайзии. Так оказалось, что в двух разных головах (незнакомых друг с другом) возникла одинаковая идея. Над которой они работали десятилетиями. Возникла двусмысленная ситуация… чей труд будет иметь приоритет перед обнародованием. Два англичанина начали упражняться в вежливости: «После вас, сэр… Нет, после вас».

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Никакой революции не планировалось в биологии в тот день. Слово «эволюция» никого не шокировало, а Дарвин и Уоллес не были первопроходцами в теориях изменчивости видов. Карл Линней уже как полвека был известен научному миру своей «Классификацией животных и подробным описанием растений». Изъяв человека из уникальных «творений Божиих» и включив в иерархию видов, наравне с животными.

Жан Батист Ламарк в 1809 году выпустил свою «Философию зоологии», где подробно изложил поступательность развития живых организмов, но не успел разобраться с наследованием приобретённых признаков. «Выживание наиболее приспособленных особей» («survival of the fittest») — этим термином прославил свое имя Герберт Спенсер. Тоже создал стройную теорию эволюции. Но его слишком механистический и упрощённый подход был критикуем научным миром.

Баронет Чарльз Лайел создал геохронологию, Кювье придумал палеонтологию. В эволюции, изменчивости живого мира не сомневались (разве что упёртые христианские клерикалы). Главным был вопрос: каковы первопричины и цель этого гигантского текучего процесса?

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Ревизия теории.

Два воспитанных джентльмена, Дарвин и Уоллес, спорили долго, но пришли к вежливому компромиссу. В 1858 году доклад на заседании Линнеевского зоологического общества был совместным. Но, по настойчивой просьбе учёных, Дарвин через год печатает «Извлечения». Которые стали знаменитым сегодня «Происхождение видов путем естественного отбора».

Скандала и сенсации не было, как говорят некоторые исследователи-дарвинисты. Публика приняла книгу с большим интересом, отзывы в газетах и научных журналах лучились доброжелательностью. Громыхнуло позже, когда увидело свет «Происхождение человека и половой отбор». Но это другая весёлая история…

Вот… прошло уже более 160 лет со времени появления эволюционной теории Дарвина. И любой образованный человек за столом (под ледяное токайское)… обязательно лениво скажет: «Девушки, о чём вы…, теория Дарвина уже опровергнута». Будет рад продолжить разговор, подробно разъяснив: теория сэра Чарльза подверглась полному разгрому не сегодня. Её развенчали в год публикации «Происхождения видов…», в 1859 году.

Начали ещё годом ранее вообще-то, продолжили в 1860-ом. Год за годом, десятилетие за десятилетием. Закончилось современностью, когда родители в США стали выигрывать суды против учителей и администраций школ, из-за преподавания недорослям эволюционной теории. Некоторые не знают, но одним из первых стал разрушать теорию Дарвина… Карл Маркс. В 1859 году он писал Энгельсу:

«Дарвин усмотрел в мире животных близкие ему нравы прогнившей викторианской аристократии».
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Больше теоретик коммунизма к теме дарвинизма не возвращался, считал скучным занятием. Но его соратник Энгельс имел свою точку зрения на вопрос. Выпустил даже книгу, сегодня незаслуженно забытую, — «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Где «эволюция по Дарвину» упоминается само собой разумеющимся понятием. Он даже развил процесс, называя причинами увеличения объёма мозга человека: плотоядность и термическую обработку пищи.

Однако… Хотя Энгельс не был замечен в регулярном получении биологического или химического образования. Гений проницательности или подсмотрел где — неизвестно. Но именно эти два постулата в конце XX века стали азбукой для первокурсников биофаков.

В СССР теорию Дарвина яростно разнёс на молекулы великий преобразователь природы Трофим Лысенко. Больше напирая на факт несовпадения «Происхождения видов…» с марксистско-ленинским учением. Агроном-недоучка считал: пшеницу можно (и нужно) перевоспитывать! Как классовых врагов в исправительно-трудовых учреждениях. Преуспел, кстати. Его «газетная урожайность» зерновых в 1934 году возросла за одно лето… на треть. Отчёты представили председатели колхозов, чьих следов в истории обнаружить не удалось потом.

Праздновать победу над «буржуазным дарвинизмом» Лысенко поехал на Тамбовщину, к самому Мичурину. Иван Владимирович был (как и Тимирязев) убеждённым сторонником Дарвина. «Народного академика» на порог не пустил, обозвав прилюдно прохвостом.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Серьёзные аргументы.

Это всё весело, но научный мир кропотливо занимался теорией Дарвина после её публикации, найдя в ней существенные прорехи. Первый, самый очевидный аргумент «против» — механизм естественного отбора требует огромного количества времени. Чтобы лиственные леса вытеснили хвойные, потребуется более сотни лет на образования кроны. Самое главное — изменение бактериального метаболизма почв.

Чтобы в стаде жирафов, любимом объекте исследования Ламарка, возобладали особи с самой длинной шеей и стали конкурировать с менее высокими собратьями — нужно несколько десятков поколений. Было у природы столько времени «от сотворения мира»? Нет, конечно. Даты в иудаизме, христианстве, исламе не сильно отличались… В понимании учёных, современников Дарвина — мир появился в ночь с субботы на воскресенье 23 октября 4004 года до Рождества Христова.

То есть, провал сэра Чарльза был очевидным. За столь короткое время живые виды не успеют и на шаг продвинуться в серьёзной эволюции. Пришлось ждать почти столетие, пока не появились методы геологической стратификации и датировки по изотопам углерода 12 и 14.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Были и другие аргументы «против». В 1866 году Грегор Мендель полностью сформулировал принципы распределения наследуемых признаков. Это не вписывалось в естественный отбор Дарвина. Ведь были очень наглядны очевидные и легко воспроизводимые опыты с горохом. После 1900 года, как ботаники разобрались с проблемой самоопыляемых растений — эволюционная теория вообще оказалось в полном нокауте.

Лишь к началу второй мировой концепции «естественного» и «искусственного» отбора удалось примирить. Сообразили, что матушка-природа мутации отбирает самопроизвольно, не как человек.

Другая проблема теории Дарвина возникла на фоне этического неприятия законов эволюции. Естественный отбор — жестокая штука, гарантирует выживание выдающихся особей… за счёт гибели слабых. Причём более сообразительные всегда позаботятся уничтожить даже себе подобных, чтобы расширить кормовую базу, получить приоритет в спаривании. Дело не в форме клювов или лап, цвете перьев… Очень много исследований говорили: отбор — это не успех сильных, а беспощадная выбраковка слабых.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Маслица в огонь подлили палеонтологи и палеоклиматологи, когда довольно убедительно доказали: гибель парантропов (дальние родственники человека) и австралопитеков была обусловлена… голодной смертью видов. Они не смогли переключиться на мясную пищу, развивая тысячелетиями мощный жевательный аппарат для перемалывания грубых растительных волокон. Не выдержали изменений климата. Этот фактор повлиял, кстати, на вымирание многих популяций европейских неандертальцев. Вымерзли во время миграций. А выжил излишне любознательный и безжалостный современный человек.

Победа простоты?

В теории Дарвина до сих пор не преодолели другое противоречие. Речь идёт о полыхающем яростном споре «креационистов и эволюционистов». Очень любопытно, но их непримиримость последнюю дюжину лет вышла на новые вершины борьбы. Уже давно стало непреложным фактом утверждение: вопросы веры и веротерпимости касаются лишь индивидуума. Это личное дело каждого. Поэтому перестали сжигать еретиков на кострах, прекратились религиозные войны. Эпоха Просвещения наступила…

Но в наше технологическое время «постмодерна» опять вышел на первый план вопрос религии и веры. Мировые конфессии испуганно машут руками, пытаясь примирить враждующие стороны. Православная и католическая церкви заявили: признаём эволюцию живой природы. Это не противоречит промыслу и Воле Божией. Так почему лже-наука креационизма столь популярной стала сегодня? Мир усложнился? Человек перестал обрабатывать огромные массивы информации? Ему лень классифицировать и обобщать их в своём сером веществе? Да, натура требует чего-нибудь простенького.

Эволюционная теория слишком сложна, год от года становится более глубокой, понятной лишь очень много читающему организму. Накопление новых сведений произошло лавинообразно, буквально за три дюжины лет. Породив массу проблем «неизвестных промежуточных видов». Креационизм довольно ухмыльнулся, тролит толсто и повсеместно: «Ну, где ваши доказательства? Черепа предъявите к осмотру!». Но нечего предъявить. Поэтому, сознание людей враскорячку замерло: в Творца Всемогущего верить смешно, и науке доверять трудно.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

А хрупкая человеческая душа тянется к простейшему из решений: так было угодно некоему Высшему Разуму. Он создал мир таким. Отстаньте со своей заумной и непонятной «теорией эволюции», где через предложение натыкаешься на «может быть», «вероятно» и «вопрос дискутируется».

Даже у образованного человека остается множество открытых вопросов. Что сегодня происходит с эволюцией человека, например. Комфорт и уют современных городов полностью исключил механизмы естественного отбора. А если умножить на «ноль» финансовую олигархию и «продажную политику» — еды хватит на всё население планеты.

Как быть с проблемой перенаселения? Медицина сегодня исключает массовые процессы «выбраковки неприспособленных». Именно на этом споткнулся сам Дарвин. Его теория была стройна и логична, пока касалась индивидуального отбора. А вот как быть с групповым, популяционным и видовым? Тут неожиданные механизмы начинают работать. Народы способны преодолевать экологические, продовольственные, энергетические кризисы?

Насколько современный человек приспособлен к выживанию без благ цивилизации? По личным наблюдениям — девять из десяти не переживут первой зимы «ледникового периода». Оставшиеся не смогут договориться и перебьют друг друга… Пресловутый «золотой миллиард»? Ха… Он отличается отрицательной динамикой рождаемости внутри себя. А «голодающие народы Африки и Азии» продолжают прибавлять в численности огромными темпами (невзирая на чудовищную детскую смертность).

Почему? Да потому что появились препараты борьбы с малярией. Ими завалены все развивающиеся страны. Это заболевание всегда жёстко регулировало численность человеческой популяции жарких широт. Исчезли опустошительные эпидемии чумы, тифа, холеры, другие региональные и смертоносные «регуляторы»… Со страхом смотришь на некоторые механизмы живой природы, когда она вдруг… начинает решать проблемы перенаселения.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Саранча, к примеру. Было установлено, что свои перелёты она совершает, ориентируясь по солнцу. Солнечный зайчик большого зеркала может изменить направление движения огромных стай. А когда зоологи ставят по границам территории сотню маленьких зеркал, миллионы особей саранчи впадают в безумие. Взмывают в небо и чаще всего гибнут в каких-то бесплодных местах. Факты массовых самоубийств среди позвоночных тоже фиксируются, когда рыбы или морские млекопитающие безо всяких причин выбрасываются на берег.

Может быть такое у людей? По какому вектору идёт наша видовая эволюция? Да вообще всего живого. Теория Дарвина здесь не работает. Поскольку эволюция видов идёт в самые разные стороны. Повсеместно и единовременно. Природа не знает такого понятия, как «правильный курс к совершенству». Как показывает современная наука, наша Матушка… действует по принципу заведомой избыточности. Чтобы потом двигать биомассу одновременно во всех направлениях. Никакие клювы, отстоящий большой палец, объём мозга, цвет перьев тут не работают…

Выводы…

Теория Дарвина — полезное для изучения чтиво. Но уже в Музее Дарвина. Она заложила основу универсализма эволюции. Стала некой ньютоновской механикой, чтобы на её основе наука сформировала физическую картину мироздания. Несмотря на огромные прорехи между связующими звеньями живых организмов — верна в принципе. Но от её прямого изучения придётся отказаться. Нужно эволюционировать, строить новую. Версию 2.0.

Теория Дарвина опасна. Потому что её взяли на вооружение строители социального общества почти всех государств. В условиях свободного рынка и капитализма культивируются простые идеи «выживания сильнейших». Это такое моральное оправдание многих уродливых социальных норм. Но забираясь на вершину пищевой цепочки социума, многие «победители» не желают размножаться. Разрушают себя очень странным образом жизни, словно стремясь самоуничтожиться.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Неизвестно куда может привести столь любимая «дарвинистами» селекция и клонирование. Есть глубокое подозрение, что появление ГМО произошло без глубокой теоретической проработки, а целесообразность существования подобных форм жизни — очень-очень спорная штука. С непредсказуемым генетическим результатом.

Дарвинизм до сих пор не ответил на главный вопрос: в чём источник новизны и разнообразия, откуда берется все живое? Генетика пока молчит, не способная расколоть причины спонтанных и немотивированных средой обитания мутаций.

Временами «апгрейд» живых организмов выглядит перстом, тыкающимся наугад в небо. С отрицательным для сердцебиения результатом. В любом случае, современная эволюционная наука уже давно убежала вперед, откровенно путается в показаниях. Дарвинизм к ней имеет ровно такое же отношение, как наблюдения Коперника — к сегодняшней астрофизике.

Естественный отбор, описанный Дарвином, — не единственный механизм эволюции. Это совершенно точно. Уже понятно: лишь малая часть более фундаментальных законов. Которые пугают своими горизонтами. Как быть с эпигенетическим и эписелекционным механизмами эволюции? С пластичностью онтогенеза? С исследованиями генетиков, которые разводят руками, горестно бормоча: «мутация гена не всегда ведет к изменению признака».

О чем это всё говорит? То, что в геном биомассы Земли заложены такие толщи скрытых регуляторных способностей… что никаких трёх миллиардов лет не хватит, чтобы их все приобрести, опробовать, отобрать, зафиксировать и спрятать… «на всякий пожарный случай». Вот такая петрушка, господа.

Идем в комментарии…

Почему мы скоро откажемся от теории Дарвина…