Когда начнется большая война в Карабахе?

8 August
Когда начнется большая война в Карабахе?

Cемь лет назад, в 2013 году, я написал и опубликовал в ныне уже не издающемся азербайджанско-шведско-грузинском академическом журнале социально-экономических и политических исследований "Кавказ & Глобализация" статью "Нагорно-карабахский конфликт: "столкновение цивилизаций"? Как теория Самюэля Хантингтона объясняет культурологическую суть конфликта вокруг Нагорного Карабаха". Уже тогда мне было совершенно понятно, что мирное урегулирование данного конфликта невозможно в принципе по пяти базовым причинам (кто хочет их узнать и вообще ознакомиться с этой статьей, может очень легко сделать это, перейдя по ссылке: http://oleg-kuznetsov.ru/bibliography/166/). За эти годы многое в мире изменилось: Армения стала на путь стагнации, деградации и регресса, ее главный на сегодняшний момент враг — Азербайджан, наоборот, начал год от года прогрессировать в социально-экономическом и военно-техническом отношении, но несмотря на все это без внятного и четкого ответа до сих пор остается вопрос: когда, наконец, все-таки начнется настоящая армяно-азербайджанская война за Карабах?

Следует сказать сразу, что не я один сегодня задаюсь этом вопросом. Для всякого здравомыслящего человека — особенно после смены режима в Ереване и возбновившихся на этом фоне боевых столкновений армянских и азербайджанских военных не только на линии фронта в Карабахе, но теперь уже и на линии государственной границе за пределами региона собственно территориального спора — стало понятно, что надежды на мирное разрешение спора нет и не будет, всякий политик в Ереване и в Баку, кто поднимет вопрос о мире и территориальных уступках, в тот же день (или, как максимум, на следующий) будет изгнан из власти своими соотечественниками и, возможно, линчеван. Все то, что было понятно мне еще семь лет назад, в последний месяц, я думаю, стало понятно всем. А если кто еще и питает иллюзии по поводу возможности сугубо мирного урегулирования этого конфликта, то это только дипломаты из Минской группы ОБСЕ, которым по должности и за хорошую зарплату положено их питать, излучать и демонстрировать. Сегодня обе стороны конфликта, даже не скрывая этого, готовятся воевать друг против друга, понимая, что по-иному одним не удержать ранее незаконно захваченное, а другим его не вернуть под свою юрисдикцию. И в Баку, и в Ереване курс на войну уже взят, политические решения на этот счет приняты, поэтому на повестку дня выходят вопросы военно-технического характера, которые должны определить сроки и условия начала войны за Карабах.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Если быть абсолютно точным, то возобновить — не надо наивно думать, что армяно-азербайджанская война за Карабах закончилась победой Армении в 1994 году, с потерей своих родовых земель миллион изгнанных с них азербайджанцев так и не смирился и никогда не сможет смириться — широкомасштабные боевые действия может только Азербайджан. У Армении для этого сегодня, а тем более завтра, объективно нет ни сил, ни средств, ни благоприятной международной обстановки, ни поддержки единой в своей политической воле диаспоры. Как показали бои в Товузе 12-16 июля, организовать нечто более в тактическом плане серьезное, чем полунаступление-полунабег силами батальонной тактической группы или даже того меньше армянские военные уже не в состоянии. При уровне милитаризации общества в размере 8 процентов (для Азербайджана этот показатель составляет только 2 процента) Армения все равно не может укомплектовать даже до штатов мирного времени свои вооруженные силы, не говоря уже о возможности доведения их численности до штатов военного времени, то есть их однократного увеличения сразу в четыре раза. Все или почти все резервисты армянской армии находятся сегодня на заработках за пределами страны, главным образом — в России, и возвращаться назад, чтобы защищать ту власть, которая выгнала их на чужбину гастарбайтерами, ничем по своему социальному положению не отличающимися от ненавистных им тюрков — азербайджанцев, узбеков, а также таджиков, они точно не собираются. Если кто и поедет из диаспоры воевать за Армению, то это националистически настроенная молодежь, которая не нашла для себя достойного места под солнцем в стране своего нынешнего проживания, чье сознание переполнено этнорелигиозными догматами, и кому, по большому счету, нечего по жизни терять. Такие маргиналы есть везде и всегда, они традиционно хороши и пригодны на роль пушечного мяса, но реально на ситуацию повлиять не могут, а тем более изменить ее, по причине узости своего мировоззрения. Поэтому Армения в качестве инициатора новой войны выступать не будет, она одну историческую возможность уже реализовала, вторая ей более не представится.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Итак, единственной страной, которая может возобновить масштабные боевые действия на Южном Кавказе, является Азербайджан, в связи с чем возможены только два варианта развития событий — или блицкриг, или затяжная война в крайне неудобных для этого природно-климатических условиях и горно-лесистой местности с большим количеством потерь в живой силе и технике с каждой из сторон и элементами партизанских действий. И тот и другой вариант войны потребует обеспечения трех главных факторов успеха: 1) достаточного количества обученной живой силы; 2) количественного и качественного превосходства в вооружениях, в первую очередь — в боевой технике; 3) преимущества по количеству боеприпасов и другим расходуемым на войне ресурсам — топливу, продовольствию, снаряжению. Успех любого блицкрига обеспечивается, как минимум, трехкратным преимуществом в живой силе и технике и десятикратным преимуществом в боеприпасах и иных средствам ведения войны. Успех в затяжной войне потребует того же, но не на момент начала боевых лействий, а на всем их протяжении, так что с экономической точки зрения расходы только на боевые действия при любом типе войны будут одинаковыми, но затяжная война потребует большей суммы "накладных" расходов на снабжение войск и прочее обеспечение их боеспособности на всем протяжении боевых действий. Поэтому с точки зрения интересов государственного бюджета выгоднее потратить дополнительное время в условиях мира, чтобы заранее подготовить блицкриг, вместо того чтобы начать войну, а потом нести много большие по размеру расходы по факту развития событий. Конечно, все недостатки материально-технического обеспечения на войне можно компенсировать человеческой кровью, но в современных условиях это вряд ли является лучшим вариантом.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Если сравнивать человеческий потенциал Азербайджана и Армении, то перевес в данном вопросе за явным преимуществом — 10 миллионов против двух — на стороне Азербайджана. При необходимости или при наличии каких-то иных иррациональных причин официальный Баку без всяких проблем может поставить под ружье до полумиллиона человек, причем от половины до двух третей из них уже будут иметь военную подготовку и специальность, а при проведении тотальной мобилизации — до миллиона человек (и это без учета людского потенциала диаспоры). Армения в условиях всеобщей мобилизации вряд ли наберет в армию 300 тысяч человек даже с учетом добровольцев или волонтеров из диаспоры. Особо важную роль в этом случае будет иметь обученность солдатского и офицерского состава, так как энтузиазм и морально-психологический настрой военнослужащих в условиях современной высокотехнологичной войны имеет куда меньшее значение, чем двадцать лет назад. Умение и навык применения в боевых условиях современных средств поражения — вот что сегодня более ценно в профессиональном отношении в сравнении с готовностью к самопожертвованию на поле боя. Современный солдат не должен умирать за Родину (такой вариант лично для него и его семьи — крайне нежелательный), его главная задача — тактически грамотно убить врага на поле боя, победить и выжить. Качество подготовки личного состава по мере усложнения боевой техники приобретает все большее значение в сравнении с его количеством или готовностью к смерти.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Российские военные эксперты, сравнивая подготовку личного состава вооруженных сил Армении и Азербайджана, обычно говорят о том, что выучка солдат и сержантов находится на приблизительно одинаковом уровне, а вот подготовка офицерского состава — среднего и старшего звена — у Азербайджана оставляет желать лучшего. Этому есть свое объяснение: армянские командные кадры по-прежнему готовятся по советской методике, предполагающей подготовку курсанта военного училища до уровня командира или начальника штаба батальона (майора), тогда как азербайджанские офицеры обучаются по турецкому образцу, согласно которому в военном училище получают знания до уровня командира роты (капитана). Эта разница в базовой теоретической подготовке дала о себе знать в апрельских боях 2016 года, из-за чего со стороны Азербайджана были понесены неоправданные потери. Этот негативный опыт, насколько мне известно, был учтен, и теперь каждый офицер при назначении на каждую новую должность в ВС АР проходит курс дополнительной теоретической и практической подготовки, что позволило нивелировать разницу в подготовке между армянскими и азербайджанскими военными на уровне военного училища. Поэтому, как представляется, подобное сравнение российскими экспертами уровня профессиональной подготовки армянских и азербайджанских офицеров вряд ли соответствует реалиям, хотя справедливости ради надо сказать, что такие различия проявляются только во время масштабных боевых действий, а таковых между двумя воюющими сторонами не было с 1994 года. Поэтому досужие экспертные рассуждения российских военных о том, что азербайджанские офицеры хуже армянских, являются скорее привычным для российского политикума реверансом в отношении армянской стороны нагорно-карабахского конфликта, чем констатацией факта. Следовательно, имевшее до недавнего времени место быть в азербайджанских вооруженных силах отставание в индивидуальной тактической подготовке личного состава уже успешно преодолено, а поэтому больше не является препятствием для начала войны.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Единственный аспект кадрового обеспечения ВС АР, который сегодня мне не до конца ясен, заключается в том, хватит ли в Азербайджане обученных кадров резерва, чтобы в военное время заместить потенциальные потери в боевых расчетах и экипажах высокотехнологичной армейской техники. Водителей грузовиков в армию из числа шоферов и механиков-водителей гусеничной саперно-инженерной техники из числа трактористов можно набрать легко и много, но хватит ли в резерве вооруженных сил нужного для военного времени количества танкистов, артиллеристов, разведчиков или саперов, смертность среди которых на поле боя по статистике выше, чем среди мотострелков и водителей. Тем более, что в 2013 году в ВС АР была принята 10-летняя программа перевооружения и модернизации всех вооруженных сил, включая сухопутные войска, ВВС и флот, которая должна быть закончена только в 2023 году. В частности, для реализации этой программы заключены контракты на поставку турецких танков Altay, хорошо зарекомендовавших себя на сходном по условиям с Карабахом театре военных действий в Сирии и Ираке. Понятно, что новая техника потребует обучения новых или переобучения уже имеющихся экипажей для этих боевых машин, что потрбует времени, сил и средств. Поэтому с самой высокой степенью вероятности можно говорить о том, что до тех пор, пока новая танковая бригада на машинах типа Altay не будет заново сформирована и интегрирована через учения в состав сухопутных войск, ни о каком начале войны по инициативе Азербайджана речи быть не может. На приобретение подобного усиления сил и средств потребуется не менее года, а поэтому о каком-то плановом начале войны в Карабахе ранее лета или осени будущего года речи быть объективно не может.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Также надо понимать, что половина техники сил первого удара будет уничтожена, повреждена или выведена из строя в первые дни и недели войны. А на войне, как известно, надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему (как в случае с гибелью в бою под Товузом генерал-майора Полада Гашимова — никто ее не ожидал, но она случилась). Имеющихся сегодня по официальной статистике на вооружении армии Азербайджана танков и бронетранспортеров хватит только на то, чтобы компенсировать только эти потери без утраты уровня боевого потенциала, но если война примет затяжной характер, то потребность в новой технике увеличится в разы, а источником пополнения парка боевых машин в этом случае будет только Турция (Россия, скорее всего, или объявит мораторий на поставки оружия и боеприпасов воюющим сторонам, или же будет по устоявшейся традиции помогать Армении). Поэтому грядущее появление в структуре азербайджанской армии танковой бригады на турецкой бронетехнике в рамках подготовки к войне жизненно необходимо, так как она станет центром и подготовки новых кадров, и восполнения потерь в технике в условиях реальных боевых действий. Параллельно с этим Азербайджану на случай войны за Карабах потребуется создание учебно-технического центра эксплуатации БПЛА турецкого производства, которые уже не раз доказали эффективность на театрах военных действий в Сирии, Ираке и Ливии, и в будущей армяно-азербайджанской войне, безусловно, станут самым массовым расходным материалом после снарядов и патронов. И до тех пор, пока в азербайджанской армии число операторов БПЛА не сравняется с числом механиков-водителей танков, по инциативе официального Баку война за Карабах вряд ли начнется.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Еще один вопрос остается для меня открытым и не до конца понятным, — есть ли в Азербайджане в армейских арсеналах достаточное количество боеприпасов для ведения войны как в форме блицкрга, так и в затяжной форме? Вопрос далеко не праздный, так как в мировой военной истории есть немало примеров того, как "снарядный голод" останавливал успешно начавшиеся наступления (например, так случилось в июле 1917 года, когда войска русского Северного фронта прорвали позиции германцев в Прибалтике, но бли вынуждены остановится и попали в полуокружение только потому, что им не хватило боеприпасов, хотя арсеналы в Казани и Перми были забиты ими, как говориться, под завязку). Ни для кого сейчас не секрет, что в Азербайджане существует и успешно функционирует министерство оборонной промышленности, на предприятиях которого помимо стрелкового вооружения и автобронетехники выпускаются и боеприпасы. Но хватит ли их потенциала для того, чтобы обеспечить все потребности воюющей армии? Как уже было сказано выше, в случае начала войны в Карабахе Россия, скорее всего, прекратит все поставки любых боеприпасов в Азербайджан, а так как 90 процентов тяжелого настоупательного вооружения азрбайджанской армии произведено в Росии, то подобное эмбарго будет очень серьезным рычагом давления Кремля на официальный Баку в деле защиты интересов Армении как своего "стратегического союзника" в регионе Южного Кавказа. Поэтому азербайджанским интендантам надо заранее озаботиться поиском иных источник получения боепитания, скажем из стран Центральной или Юго-Восточной Европы, оружейная промышленность которых создавалась с ориентацией на советско-российские стандарты. Чтобы без хлопот вступить в войну, надо иметь, минимум, по 200 выстрелов на орудие, а чтобы суметь ее успешно завершить, — еще по 500, и это не смотря на то, что по статистике Великой Отечественной войны в общевойсковом бою орудие успевает сделать 7 выстрелов. Живучесть танка намного выше, и по опыту войны в Сирии за месяц активных боевых действий в поддержку пехоты он может сделать до 300 выстрелов, а в встречном танковом бою — до 50 выстрелов за один день. По количеству боевых машин разных типов армия Азербайджана превосходит армию Армении в два, три и даже пять раз, и будет крайне нелогично, если такое впечетляющее военно-техническоле превосходство не будет реализовано на поле боя из-за банального дефицита снарядов и патронов.

Когда начнется большая война в Карабахе?

Все перечисленные обстоятельства, вне всякого сомнения, прекрасно понимают и в Ереване, равно как и то, что для Армении единственно возможным способом ведения боевых действий будет являться оборона естественных преград и закрытий с целью перевести их, как говорят в борьбе, "в партер", то есть придать им затяжной характер в расчете на то, что за нее кто-нибудь заступится или у Азербайджана иссякнут ресурсы для продолжения активных боевых действий. Именно поэтому вопросы материально-технического обеспечения войск в случае начала войны за Карабах для Азербайджана станут наиболее приоритетными. Всем надо понимать, что недостаток в технике и боеприпасах всегда компенсируется солдатской кровью, но это для страны менее экономически выгодно, чем задавить врага своим военно-техническим потенциалом, так как семьям шехидов и инвалидам войны до конца их жизни придется выплачивать денежное содержание. Поэтому у официального Баку не остается других вариантов помимо того, как завершить программу перевооружения и модернизации армии, а уже затем выставлять Еревану ультиматум об освобождении оккупированных территорий.

В ближайший год это точно не случится.

А что будет делать Армения? — спросите меня вы. Отвечу: ничего, она давно и полностью утратила стратегическую инициативу в нагорно-карабахском конфликте, ее войска способны только на вылазки типа той, которая была в Товузе 12-16 июля, поэтому ей не остается ничего иного, жить в состоянии постоянного страха и ждать неизбежного.

Приглашаю всех читателей обсудить публикацию в комментариях. Некорректные высказывания и провокации будут подвергнуты жесткому и беспощадному осмеянию и глумлению.

При перепечтке ссылка на канал "Карабах: взгляд из России" ОБЯЗАТЕЛЬНА