INTILED
66 subscribers

Мария Калмыкова: образование светодизайнера за рубежом. О личном выборе, восприятии профессии и открывшихся возможностях

Мария Калмыкова: образование светодизайнера за рубежом. О личном выборе, восприятии профессии и открывшихся возможностях

INTILED: Мария, добрый день! Прежде чем мы приступим к основной части интервью, расскажите, пожалуйста, о себе. На кого вы учились, как пришли в световой дизайн?

Мария Калмыкова: Мое базовое высшее образование — инженер электроснабжения, Новосибирский Государственный Технический Университет. Там я получила степени бакалавра и инженера. Несколько лет работала по специальности — инженером. Проектировала электрику для разных объектов: от ЖК, до больниц и заводов. Но особый интерес во мне вызывала работа с освещением.

INTILED: Что в работе с освещением привлекало больше всего?

Мария Калмыкова: Копаться в DIALux и подбирать необходимые светильники. Постепенно начала сама искать источники информации, читать книги и статьи про свет, поняла, что есть профессия — светодизайнер.

INTILED: Какие материалы из тех, что вы тогда успели изучить, показались особенными?

Мария Калмыкова:

Я выделила для себя несколько достаточно известных, но от этого не менее содержательных книг:

1) Daylighting and Lighting Under a Nordic Sky Paperback by Marie-Claude Dubois, Malin Alenius, Iason Bournas, Niko Gentile

2) Perception and lighting as formgivers for architecture Hardcover by William M. C Lam

И, конечно же, сейчас в качестве особенной и актуальной литературы я выделяю для себя журнал «Длина Волны».

Мария Калмыкова: образование светодизайнера за рубежом. О личном выборе, восприятии профессии и открывшихся возможностях

INTILED: Думаем, начинающие световые дизайнеры и специалисты с опытом возьмут эти рекомендации на заметку! Мария, расскажите, как проходил процесс выбора места для дальнейшего обучения светодизайну?

Мария Калмыкова: На тот момент в России можно было научиться работать с освещением только в паре ВУЗов, на специальности «Светотехника». Формат обучения в этих университетах мне не подходил. Появилась мечта поступить в зарубежную магистратуру. Первая попытка поступления, в шведский KTH (прим. Kungliga Tekniska högskolan — крупнейший технический ВУЗ Скандинавии), была успешной, но я не смогла получить стипендию, которая требовалась мне для возможности учиться на дневном отделении. Пришлось временно отказаться от мечты. Параллельно я уже работала инженером-светотехником, вела самостоятельные объекты, училась у опытных коллег. Вторая попытка поступления была на дистанционную программу в Wismar (прим. Университет прикладных наук г. Висмар, Германия). Эта программа давала возможность параллельно работать и учиться, идеальный вариант для работающего специалиста. Поступила очень легко, потому что был опыт сбора документов для иностранного ВУЗа и наработанное портфолио, за те несколько лет, что я шла к мечте.

Kungliga Tekniska högskolan
Kungliga Tekniska högskolan

INTILED: Вы долго изучали университеты и программы в магистратуре перед поступлением? Почему выбор пал именно на Wismar, не считая возможности учиться дистанционно?

Мария Калмыкова: Не очень долго, смотрела разные программы, но их не так много. США и Великобритания были скорее недоступны из-за стоимости обучения. В Италии, если не ошибаюсь, требовалось знание итальянского языка. Вообще, к тому моменту вариант full-time обучения за рубежом был уже неприоритетным из-за маленького ребенка. Реальной альтернативой, которую я рассматривала, был ИТМО, так как он находится в Петербурге, была возможность посещать пары. Однако я подумала, что если и решаться на такой шаг, как магистратура, то тогда есть смысл повариться в другой среде, поработать с людьми с другим менталитетом.

Hochschule Wismar
Hochschule Wismar

INTILED: Были ли еще преимущества Wismar, которые вы для себя отметили?

Мария Калмыкова: Не менее интересным для в программе Wismar оказалось наличие модуля «Менеджмент», который помогает разобраться с основанием собственной студии. К моменту обучения я уже отправилась в свободное плавание, как независимый специалист.

INTILED: Насчет возможности поучиться в другой стране и проникнуться особенностями среды — в точку! Это бесценный опыт. Мария, вы затронули тему менталитета. Стало интересно, насколько сильно отличается восприятие профессии «светодизайнер» за рубежом и у нас в России? Возможно, там совсем иное отношение к свету.

Мария Калмыкова: Зависит от страны. Одногруппники из Восточной Европы, Индии, Ближнего Востока упоминали, что у них светодизайн тоже находится в активном развитии, не всегда заказчик понимает эту услугу и готов к ней, пока не столкнется с очевидной визуальной разницей. В Западной Европе, Штатах, Сингапуре, Таиланде — информированность гораздо выше, но и там есть свои сложности. Есть различия и в восприятии света: люди по-разному реагируют на цветовые температуры, интенсивность, даже сами паттерны света и тени.

INTILED: Была ли во время вашего обучения интересная практика, которая помогла взглянуть на профессию по-новому?

Мария Калмыкова: Как такового опыта летней практики у работодателя, как это бывает в российских вузах, у нас не было. Дистанционная программа это не предусматривает.

Но во время выездов на сессию мы проводили мокапы с разными типами оборудования. К примеру, одним из упражнений был живой поиск решения по освещению зала в готическом стиле, прямо на мокапе, со светильниками в руках. Также, очень вдохновляющими были экскурсии «Про свет»: на них мы посещали и обсуждали классные объекты. К примеру, одним из них был музей в городке Ahrenshoop (прим. Kunstmuseum Ahrenshoop), система естественного освещения которого вдохновила меня на выбор темы диплома, и вообще, открыла для меня огромную и интересную тему естественного света.

Kunstmuseum Ahrenshoop
Kunstmuseum Ahrenshoop

Часть практической программы, к сожалению, была отменена из-за пандемии, и полного переноса обучающей программы в онлайн-формат.

INTILED: Какие перспективы открылись перед вами после Wismar?

Мария Калмыкова: Про перспективы у меня будет совсем нестандартный ответ. Не про «перспективы карьерного роста», как это принято. Я ещё до Wismar ушла в независимое плавание, работала как фрилансер и начинала двигаться в направлении собственной студии светодизайна. Двигалась одна, без опыта организации проектного бизнеса, поэтому не всегда мне было просто. Затем случился декретный отпуск, и я на 3 года практически полностью выпала из профессии. Wismar не только выдернул меня из профессионального простоя, но и очень сильно расширил круг профессиональных знакомств и проектных коллабораций. Я познакомилась с потрясающими коллегами из разных стран и из России, конечно, тоже. А за этим пришло понимание потребности в полноценной команде.

Так что Wismar превратил меня из одиночки в командного игрока, с определенной степенью независимости!

Мост через реку Вуокса. Проект студии Lumio
Мост через реку Вуокса. Проект студии Lumio

INTILED: Красиво звучит фраза, олицетворяет мудрый подход к делу. К слову о работе в собственной студии, в сфере светового дизайна есть много нюансов и сложностей, которые могут перерасти в отдельное интервью. Мы хотим сократить этот круг и задать вопрос по концепции, а точнее — по ее разработке. Некоторые светодизайнеры создают концепцию бесплатно, на ваш взгляд, уместно это или нет?

Photo credit: архив INTILED, автор — Вера Комина
Photo credit: архив INTILED, автор — Вера Комина

Мария Калмыкова: На мой субъективный взгляд — категорически нет. Да и если рассмотреть конкретные примеры, такую бесплатную работу часто нельзя назвать полноценной концепцией. Хорошо проработанная концепция включает в себя тщательный анализ большого количества факторов: от локации, исторических и культурных отсылок, трафика, до разработки ведущей идеи и приемов, работающих на поддержание этой идеи. Прямо скажем, это большая работа, и мне жаль специалистов, которые делают это бесплатно. Если же мы говорим о набросках, эскизах, за которыми не стоит анализ, то, наверное, да, кто-то называет это концепцией. Только не факт, что заказчику такой эскиз понравится as is, что он не станет просить 10 вариаций. Без основополагающей идеи это превращается в конвейер по выдаче эскизов.

Хотя, подчеркну, я за гибкость в общении заказчиком и даже за индивидуальный подход в каждом случае. Но я против бесплатной работы без определённой цели и перспектив.

INTILED: Перейдем от заказчиков к производителям. Насколько, на ваш взгляд, работа светодизайнеров привязана к пулу производителей, с которыми они работают? И привязана ли вообще?

Мария Калмыкова: В идеальном мире — не привязана. Там светодизайнер выбирает оборудование исходя сугубо из потребностей проекта, без оглядки на сроки и стоимость. И после этого реализует идеальный проект так, как изначально задумал. В реальном мире, кроме характеристик оборудования, очень часто важен срок, а еще чаще, что очевидно —бюджет. При этом хочется, чтобы оборудование было приемлемого качества. Исходя из всего этого, в любом случае формируется пул лично проверенных производителей. Но, мне кажется, задача независимого светодизайнера — не замыкаться в рамках этого списка, а постоянно искать новое, расширять знание рынка. Проекты Дэна Скиры (прим. основатель студии Skira, светодизайнер с двадцатилетним опытом в разработке инновационных решений для городского и ландшафтного освещения, коммерческих и жилых помещений) не становятся хуже от постоянного применения оборудования одного известного бренда. Но, есть подозрение, что и на других брендах реализация была бы не менее интересной. Думаю, что опыт, талант и насмотренность влияют на наш продукт больше, чем пул поставщиков.

Дэн Скира. Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering
Дэн Скира. Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering

INTILED: И с этим невозможно не согласиться, насмотренность и талант — неотъемлемые вещи в работе светового дизайнера. А что является для вас неиссякаемым источником вдохновения для прокачки насмотренности?

Мария Калмыкова: Главные источники — это работы коллег с искусственным светом, а также примеры взаимодействия естественного света с пространством.

INTILED: Мария, как вы думаете, необходимо ли светодизайнеру академическое образование? Или достаточно курсов?

Мария Калмыкова: Если говорить именно об образовании в области светодизайна, то считаю, что это не решающий фактор. Человек со смежным профильным образованием, большой насмотренностью и практическим опытом в сфере освещения может стать очень крутым специалистом. Но, при этом, академическое образование формирует мышление и подход к работе, которых не дадут короткие курсы. Иными словами, архитектор может в перспективе стать полноценным светодизайнером (что очень часто и происходит), а выпускник 9 класса с недельными курсами — не уверена.

INTILED: Воспринимают ли заказчики диплом об окончании Wismar как-то по-особенному?

Photo credit: Instagram Марии @lumio_light
Photo credit: Instagram Марии @lumio_light

Мария Калмыкова: Если говорить откровенно, то я совсем свежий выпускник. Диплом пришёл ко мне весной. Поэтому я мало кому о нем говорила. Да и редкий заказчик прямым текстом скажет: «Вау, какой у вас крутой диплом, только из-за него к вам пришёл». Однако в паре случаев, кажется, это улучшало общее впечатление. По крайней мере, я надеюсь, что инвестиция была не впустую (смеется).

INTILED: 100% оправданная инвестиция, приятно наблюдать за вашими проектами! Спасибо за интервью!

Мария Калмыкова: И вам спасибо!