Оскорбленный. Почему Александра Могильного давно пора включить в Зал славы

7 July

Добро пожаловать в блог «Немного об НХЛ»! Сейчас, во время паузы в регулярном чемпионате НХЛ, есть время поговорить на темы, периодически всплывающие в хоккейном мире, но обделенные вниманием. Команда авторов The Athletic на этой неделе решила собрать несколько материалов под общим названием «Snubbed: The Hall of Fame case» – «Оскорбленный: дело Зала Славы». В хоккейном разделе рассматриваются дела четырех игроков, которые по праву принадлежат к числу великих игроков, но почему-то до сих пор не введенные в Зал Хоккейной Славы.

***

В истории НХЛ мало игроков, имеющих карьеру, похожую на Александра Могильного. Но вместо того, чтобы заводить «дело» и сыпать аргументами, мы обратимся напрямую к людям, которые играли с ним и попросили их рассказать, своими словами, почему он должен быть в Зале Славы. И они не разочаровали.

Давайте пройдемся с самого начала, и проложим путь по карьере Могильного в НХЛ, начиная с Западного Нью-Йорка.

«Баффало Сейбрс»

Звезда Могильного, пожалуй, была самой яркой в Баффало.

Фото: theathletic.com
Фото: theathletic.com

После яркого молодежного чемпионата мира и золота Олимпиады-1988 за советскую сборную в юном возрасте, он сбежал в Баффало после чемпионата мира 1989 года. Он стал первым советским игроком в НХЛ (прим. переводчика – автор оригинальной статьи забыл про Виктора Нечаева, который в 1983 году провел несколько игр за «Кингз»).

Учитывая, как сложно в то время для него было попасть в НХЛ, он оправдал надежды и забросил 45 шайб в первые два сезона за «Сэйбрс».

В этот момент «Баффало» провел обмен-блокбастер, в рамках которого они отправили Пьера Тюржона в «Айлендерс» в обмен на Пэта Лафонтена. Этот обмен оказался удачным для обеих сторон.

«Я всегда знал, что он думал об игре на другом уровне, и это только благодаря таланту,» – рассказывает Лафонтен. «И в тот момент у него появился скилл, который дополнил его хоккейное чувство. И я просто смотрел на него и думал «Вау»... Вещи, которые он вытворял на льду, я никогда не видел, чтобы кто-то делал подобное на такой скорости, и с его быстротой он был на шаг впереди. Он был просто феноменальным».

В их первом совместном сезоне их поставили в тройку с Дэйвом Андрейчаком, и это была одно из самых сильных звеньев в НХЛ. Андрейчак лез на ворота, а Лафонтен и Могильный добавляли скорость. Лафонтен забросил 46 шайб за тот сезон, в то время как Андрейчак – 41 и Могильный – 39.

«Его первые три или четыре шага – от синей до синей линии – я все еще считаю, что никогда не видел никого быстрее, чем он» – снова слово взял Лафонтен. «Он взрывается на первых шагах, а затем он начинает вытворять эти вещи с шайбой, и его хоккейный интеллект на такой скорости и таком высоком уровне – люди могут делать эти вещи – но делать их на его скорости... Да, это редкий дар. Единственный парень, о котором я могу подумать, который мог делать что-то похожее, это Павел Буре. Я имею в виду делать все это на высокой скорости. Это случается очень редко».

Несмотря на то, что сезон-1991/92 был впечатляющим с атакующей точки зрения, то, что трио делало в 1992-1993 годах, задало стандарты для франшизы. Найти химию было легко, даже если имели место языковые барьеры.

«Я сказал «Алекс, слушай, у тебя отличный кистевой, но ты редко получаешь возможность его использовать, потому что ты пытаешься вести шайбу. Просто отдай мне шайбу и беги – я найду тебя» – вспоминает Лафонтен. «Я имею в виду, что он был очень взрывным, так что просто отдай мне шайбу и уходи, я найду тебя. А затем в зоне атаки покажи мне три твои любимые точки для броска. И он сделал это.

«Я сказал ему ‘Алекс, если ты сделаешь это, если ты отдашь мне и побежишь вперед, доверишься мне и будешь играть вместе со мной, я найду тебя в тех местах, где ты любишь бросать. Я найду тебя, без сомнений. И я гарантирую, что ты забросишь 50 шайб.’ Глаза Алекса загорелись, и он задумался – вы знаете, он немного странный. А затем он улыбнулся и уехал.

«Я посмотрел на Джима Пиццутели (бывшего главного тренера) ... и сказал «Если он сделает это, он забросит 70 шайб». Джим ответил мне «Не будет такого – ты сумасшедший!». А я ему – «Он забьет 70», и конечно же, он забросил 76.

«Я был неправ».

76 шайб Могильного в 77 играх – высшая точка в истории клуба. 11 из них были победными, что позволило ему сравняться с Дэнни Гэйром, сезон-1979/80. Лафонтен забросил 53 шайбы (третий результат в истории клуба) и набрал 148 очков, из которых 95 – ассисты. У Могильного в итоге было 127 очков.

Их результативность до сих пор не побита никем из «Сэйбрс».

«Я был очень счастлив», – сказал Лафонтен. «Я играл с Майком Босси, Тротье, Потвеном, Хаверчуком, Андрейчаком, Грантом Фуром, Гретцки, Личем, Рихтером – я играл со многими отличными игроками. Ковалев был еще одним чрезвычайно талантливым парнем. Но для меня Алекс был самым талантливым парнем, которого я когда-либо видел».

После 381 игр с 211 голами и 444 очками Могильный был обменян в «Ванкувер» на нескольких человек, среди которых был будущий капитан «Баффало» Майкл Пека. Для Лафонтена время с Могильным было лучшим моментом в карьере, повлияло на его жизнь.

«Я часто думаю о том, каково было бы играть 15 лет вместе с ним, но вы пользуетесь данными вам моментами и возможностями, и вы благодарны за это», – сказал Лафонтен. «И вы оглядываетесь назад, потому что вы не хотите смотреть в прошлое с сожалением – вы пытаетесь выложить все из себя – и, оглядываясь назад, на те года в «Баффало», я дорожу ими…За Алексом было весело наблюдать. Я был просто вторым пилотом в поездке».

«Ванкувер Кэнакс»

Фото: theathletic.com
Фото: theathletic.com

Зачатки Могильного как игрока уровня Зала Славы проявились во время его игры за «Баффало», и окончательно раскрылись, когда он заново изобрел себя как полноценный двусторонний вингер во время своих сезонов за «Дэвилз» и «Лифс». Однако время, проведенное в Ванкувере, представляет собой нереализованный потенциал – даже несмотря на то, что на это время пришелся сезон-1995/96, который до сих пор вспоминают в городе.

Последние этапы эпохи Пэта Куинна характеризовались сменой владельцев и организационной дисфункцией, которая повлияла на «Кэнакс» от и до. Могильный был приобретен для того, чтобы играть в связке с бывшим одноклубником по ЦСКА (и будущим членом Зала Славы) Павлом Буре. Эти двое остаются близкими друзьями в России, но у них никогда не было реального шанса дополнить лучшее друг в друге в Ванкувере.

Оба были левшами, и – в классическом стиле русских вингеров – предпочитали играть на своих флангах. И Буре был травмирован во время отличного сезона Могильного за «Ванкувер», а затем был обменян, когда Александр был только в середине своего пути за «Кэнакс». Но по мнению Буре, нет никаких сомнений: игрокам уровня Могильного застолблено место в Зале Славы.

«Я играл со многими великими хоккеистами – многие из них уже члены Зала», – рассказывает Павел. «Матчи звезд с Гретцки, Халлом, Айзерманом. Очень много отличных игроков из разных поколений, но Алекс точно принадлежит к этой группе».

Буре и Могильный знакомы давно, еще с тех пор, как были партнерами по сборной, будучи юниорами.

«Он только пришел в ЦСКА, и, кажется, ему было 15 лет. Я с самого детства играл за ЦСКА, и тут мы узнаем, что к нам приходит новый парень. Он приехал с Дальнего Востока и он должен быть очень хорош. Я пошел посмотреть на пару его тренировок, и сразу понял, что он действительно хорош. Он был уже удивительным, когда приехал в Москву. У него был огромный талант», – продолжает Буре.

«Уже в первый раз, когда я играл вместе с ним, – и точно не помню, была это молодежная сборная или ЦСКА – но он был реально талантливым. Он был прирожденным снайпером, это всегда впечатляет».

Для Буре, забивать голы – это важно. Павел не был просто талантливым – он рассматривал себя как артиста. Он жил не только для того, чтобы забрасывать шайбы, но и будоражить болельщиков и устраивать для них шоу. Он всегда хотел сделать что-нибудь, что люди будут помнить. Способность Могильного быть на одной волне с ним, забрасывать шайбы, которые Павел запомнит – это одна из частей глубокого уважения, которое испытывает Буре к другу.

«Если ты забрасываешь больше 50-ти шайб – это отличная отметка для любого профессионального хоккеиста», – отмечает Буре, вспоминая сезон Могильного за «Кэнакс», когда он забросил 55 шайб и набрал 107 очков. «50 шайб в НХЛ. Он был удивительным. У него был огромный талант. Он отлично видел площадку. Он отлично читал игру. И, самое главное для меня, он мог забивать. Было весело играть с Алексом», – очередное воспоминание Буре о времени, которое они провели вместе в «Ванкувере».

«Он мог видеть вещи, которые другие не видели. Когда ты играешь с великими игроками...ты понимаешь, что вы думаете одинаково. Это очень важно»

Могильный в Зале Славы? Буре отвечает без сомнений: «Разумеется, да. Я вот люблю забивать. Так что парень, который забил 76 раз за сезон – таких игроков за всю историю НХЛ можно пересчитать по пальцам. А он смог это сделать. Уже за это он заслужил. 6 парней за всю столетнюю историю НХЛ? Это впечатляет.

«Разумеется, я буду рад увидеть Алекса среди членов Зала славы. И я уверен, что он заслужил это».

«Нью-Джерси Дэвилс»

Фото: theathletic.com
Фото: theathletic.com

Мартин Бродер сыграл больше всех игр среди вратарей в НХЛ и сталкивался со множеством снайперов, которых знал спорт. Он играл с Могильным в течение трех сезонов, и у его есть одно воспоминание, которое выделяется из его воспоминаний, было уникальным.

«Мы были в Медоулендс, в раздевалке во время перерыва, а до этого он не забил выход один на один. И вот он приходит в раздевалку, и вместо того, чтобы сломать клюшку, он был настолько зол, что решил, что ему не нужны коньки. Так что он со всей силы бросил коньки в мусорное ведро. Если бы бы он не попал в ведро, были бы проблемы.

«Это было забавно. Все ему говорили «сломай лучше клюшку – твои коньки не помешали тебе забить!» Но это одна из историй, которая приходит на ум, когда я думаю о Алексе (в оригинале используется труднопереводимое AlMo), да, я вспоминаю эту ситуацию. Это показывает, насколько он был конкурентноспособным.»

«Дэвилз» получили его перед дедлайном 2000 года. После обмена в Ванкувер отправилсь Брендан Моррисон, который стал отличным игроком в «Кэнакс» и форвард Денис Педерсон, который был выбран в первом раунде драфта 1993 года. К этому моменту «Дэвилз» после обменов уже заполучили в состав Клода Лемье и Владимира Малахова. Могильный стал последним недостающим кусочком на пути «Нью-Джерси» ко второму Кубку Стэнли.

«Против нас стало трудно обороняться, когда он пришел к нам», – добавляет Бродер. «Убавилось давление на нашу первую тройку, где играли Джейсон Арнотт, Петр Сикора и Патрик Элиаш. Это было то, чего мы хотели. Мы были более прямолинейной командой, пока он не пришел».

Могильный забросил всего 4 шайбы и набрал 7 очков во время плей-офф 2000 года, но его единственный полный сезон стал одним из лучших индивидуальных атакующих перфомансов за историю клуба. Он забросил 43 шайбы и набрал 86 очков, добавив к этому 16 очков в 25 играх плей-офф, но «Дэвилз» остановились в шаге от повторной победы в Кубке, уступив в финале «Колорадо Эвеланш» и Рэю Бурку.

Могильный подписал контракт с «Торонто» в качестве свободного агента после этого сезона, но вернулся в Нью-Джерси после локаута. Александру было 36 в тот момент, и он фактически завершил карьеру в АХЛ, после того, как его поместили на драфт отказов в начале января. Но на его счету было 12 шайб и 25 очков в 34 играх перед понижением.

«Честно говоря, я думал, что он уже в Зале Славы», – дополняет свои слова Бродер. «Так что именно так я и вижу его. Он был особенным. Очень строг к себе. Он хотел быть лучшим во всем».

«Торонто Мэйпл Лифс»

Фото: theathletic.com
Фото: theathletic.com

Могильному было 32, когда он переехал в Торонто в качестве свободного агента, и серия травм заставила многих в хоккейном мире задуматься, а не находится ли он на спаде своей карьеры. Он также не хотел покидать «Дэвилс», но очень щедрое предложение «Лифс» – 22 миллиона на 4 года – заставило его передумать. Но и для «Торонто» деньги были опасной ставкой.

Несмотря на все это, влияние Могильного было значительным. И длительным.

«Он самый талантливый игрок, с которым я когда-либо играл», – сказал ранее на этой неделе его партнер по тройке в «Торонто» Дарси Такер. «И я играл со многими отличными игроками в течение моей карьеры. С точки зрения таланта, нет сомнений, что Алекс мог делать что угодно на льду, когда хотел».

Могильный стал важным игроком на правом фланге тройки капитана «Лифс» Матса Сундина, и несмотря на то, что он стал медленней, его хоккейное чутье осталось на месте. К концу карьеры Александр стал больше плеймейкером, чем чистым снайпером, и это сказалось на его статистике в «Торонто» – 166 очков в 176 играх регулярного чемпионата, 101 из которых – ассисты.

У его бывших товарищей по команде – Такера и Гэри Робертса – есть много приятных воспоминаний о трех сезонах Могильного в «Торонто», включая то, сколько решающих шайб Могильный забросил в невероятном походе «Лифс» в финал конференции в 2002 году, когда Сундин был травмирован на протяжении большей части плей-офф.

«Он был восхитителен в том плей-офф», – делится своими впечатлениями Такер. «Алекс очень многое значил для нас в седьмых играх. Он забросил по шайбе в каждом из седьмых матчей того плей-офф, когда мы выбили «Айлендерс» и «Оттаву». Он был невероятен и вывел нас в следующий раунд.»

«Я думаю, что некоторых тренеров он бы свел с ума», – добавляет Дарси периодически. «Но Пэт Куинн – Пэт хорошо относился к этому парню. Он позволял парням терять шайбу на синей линии, и потом не сажал их задницы на скамейку. Он разрешал вам играть в вашу игру. Алекс действительно терял периодически шайбу. Но, Боже мой, когда он протаскивал шайбу через синюю линию по своему флангу – и он делал невероятные вещи – ты думаешь «Окей, это стоило тех трех потерь».

Такер и Робертс также поделились несколькими забавными историями о своем времени с Могильным. Робертс вспоминает, как удивлялся тому, что Могильный умудрялся играть клюшками разной длины в одной игре, используя одну, которая была на 10-13 сантиметров короче «когда его спина была в порядке.» Он также видел, как Могильный меняет коньки – с одного бренда на другой – во время игры.

«То, что он делал, показывало мне уровень его навыков и способностей», – добавляет Робертс.

В этой раздевалке также проходили легендарные споры между Могильным и Таем Доми, которые были соседями во время гостевых игр. «Он был веселым парнем», – говорит Робертс о Могильном.

«Он был тем парнем, который постоянно говорил мне просто расслабляться. «Ты работаешь слишком усердно!». На что я ему отвечал «Я бы хотел играть, как ты, но, к сожалению, я не могу». Мы наслаждались им как одноклубником. Я знаю, что он с Доми бесили друг друга на ежедневной основе. Они ссорились, как семейная пара. Каждый день что-то происходило».

Такер смеется над воспоминаниями: «Серьезно, самые забавные моменты в моей карьере были с этими парнями. У каждого был свой характер. Было весело находиться в раздевалке, когда там находились Тай и Алекс. Они спорили обо всем. Пульт от телевизора. Свет. Кто первый в душ. Не было ни единой вещи, о которой они бы не спорили!»

Но была и мрачная сторона во время пребывания Могильного в Торонто. Его проблемы с бедром стали хроническими и стоили ему последнего года с «Торонто», сезона-2003/04. В конечном счете Могильному потребовалось несколько операций на бедре, которые в итоге привели к окончанию карьеры. Робертс старался помочь советами во время травм, но не смог достучаться до партнера, который никогда не любил засиживаться в тренажерном зале.

«Я помню, как однажды сказал ему «Алекс, мужик, нам нужно, чтобы ты привел свое бедро в порядок. Ты нам нужен на площадке. Тебе нужно дополнительное лечение», – вспоминает Робертс. «Мне помогли во время моей травмы шеи, и сказал ему, что могу организовать ему подобную помощь. Алекс Могильный посмотрел на меня и сказал «Робс, расслабься. Пускай заживает само». Вот что он мне сказал, когда я пытался ему помочь. Он был просто таким парнем. Он был расслабленным. Но невероятно одаренным. Абсолютно доминирующим».

Такер и Робертс много лет не разговаривали с Могильным, отмечая, что он нечасто общается с кем-либо. Но они с нетерпением ждут того дня, когда их товарищ по команде попадет в Зал Славы.

Он это заслужил.

«В конце концов, вы не можете контролировать то, что не можете контролировать», – говорит Такер. «То же самое было и с Эриком Линдросом. Вы не можете контролировать травмы. Но если говорить о таланте, он обязательно должен быть в Зале славы.

«Я играл с Сергеем Макаровым и всегда считал, что он игрок калибра Зала славы», – добавил Робертс. «Он был потрясающим игроком. Он избран в Зал всего несколько лет назад, в 2016 году. Я смотрю на Алекса Могильного, и мне кажется, это похожий случай... У него был талант игрока Зала Славы. Не сомневайтесь на этот счет».

Что говорят цифры

Фото: theathletic.com
Фото: theathletic.com

Вдобавок к многочисленным золотым медалям, которые он выиграл за сборную, статистика Могильного в НХЛ выглядит даже лучше, чем у некоторых из последних членов Зала. Он закончил карьеру с 1032 очками в 990 играх, что сделало его одним из немногих закончивших карьеру игроков с таким высоким показателем очков за игру с момента его первой игры в лиге в сезоне-1989/90. Только Форсберг, Линдрос, Буре и Ягр набрали выше его показателя в 1.04 очка за матч.

Травмы не позволили ему сыграть свой 1000-ый матч, но даже тут он поддерживает последний тренд. Например, Пол Кария, которого ввели в Зал три года назад, также не сыграл 1000 игр в НХЛ, да и к тому же забросил меньше шайб, набрал меньше очков за карьеру, и его показатель очков за игру также ниже, чем у Могильного. Линдроса ввели в Зал славы, несмотря на лишь 760 игр, а Буре вообще едва перешел отметку в 700 игр.

У Могильного у единственного их этой четверки есть Кубок (хотя это часто переоценивается как критерий для включения в Зал Славы). Показатели Могильного очень похожи на показатели Яри Курри, Карии, Брайана Троттье и Сергея Федорова – все они уже в Зале Славы.

Могильный ждет уже 11 лет после того, как стал подходить для выбора в 2009 году. Если вы прислушаетесь к его бывшим партнерам по командам, то он не должен больше ждать.

На этом все, надеюсь, было интересно, подписывайте на блог, ставьте плюсы, пишите в комментарии – обсудим лучшую лигу мира вместе!

Оригинал: The Athletic, 14.05.2020

В 2020 году было принято решение о введении четырёх игроков в Зал Хоккейной Славы, среди которых Могильного не оказалось.