Манифест обновлённого СССР. Раздел 4.2. Классовые корни экономического либерализма. Задача истинного освобождения труда

130 full reads
233 story viewsUnique page visitors
130 read the story to the endThat's 56% of the total page views
3 minutes — average reading time
Манифест обновлённого СССР. Раздел 4.2. Классовые корни экономического либерализма. Задача истинного освобождения труда

Продолжение. Начало настоящего Манифеста здесь

В Разделе 4.1. Манифеста мы пришли к выводу, что "Сегодня мало уличать либерализм в классовой лжи. Необходима концепция, разоблачающая его объективные классовые корни, раскрывающая устройство его власти над страной и указывающая меры по его выкорчевыванию".

Разделы 4.2 и 4.3 настоящего Манифеста посвящены изложению этой концепции.

Раздел 4.2. Классовые корни экономического либерализма и задача истинного освобождения труда

Классовые корни экономического либерализма лежат в специфике организации труда при капитализме. Речь не о технической стороне дела, относящейся к надстройке над производственными отношениями, а об отчуждении умственного труда от физического и превращения их противостояния а пропасть, цементируемую барьерами частной собственности.

Ключевой институт капиталистического способа производства – административная система. Она объективно возникает в каждой достаточно крупной фирме как классовая надстройка над наемным трудом.

Именно она, отгораживая наемный труд от участия в распределении выручки, вычленяет из этой выручки прибыль.

Но отношения с наемным трудом — лишь одна сторона административной системы. Вторая ее сторона – отношения со свободным трудом.

Марксизм, выражающий идеологию первой стороны, культивирует историческую миссию пролетариата, создает рабочие партии, вносит в них идеологию политической борьбы и вооружает лозунгами, ведущими административный класс, к власти.

Либерализм, выражающий идеологию второй стороны, рядится в защитники свободного труда, но навязывает ему форму частной собственности, отчуждающей его от общества, подчиняет его  погоне за прибылью и раздувает индивидуализм, противопоставляя свободный труд и обществу, и власти.

Административная система, своим телом, разрывает единый труд народа на две части – наемный и свободный труд – и порабощает, по-своему, каждую из этих частей.

Задача общественного раскрепощения труда - его истинного освобождения - как цель строительства коммунизма, не сводится к освобождению труда от наемного рабства, и не решается через установление диктатуры пролетариата.

Так же, как и реальная цель Перестройки, на которую был разведен советский народ, — не сводилась к формальному освобождению предприимчивости народа.

Советские люди, принявшие Перестройку, надеялись получить свободу творчества, а получили формальную свободу предпринимательства, как погони за прибылью и реальную свободу разложения на либеральные атомы, на разгул низменных прихотей и липовую свободу выбора.

Принципиальным является то, от чего именно освобождается человек.

Свобода – это всегда свобода от какой-то зависимости.

Каждый рождается и живет как зависимое существо.

В первую очередь мы зависим от мамы и папы. От родных и друзей. От рода и племени. От культуры и языка. От истории своего народа. От сотрудников и партнеров. От профессиональных способностей и от условий, в которых дано трудиться.

Мы зависим от морали и принципов: не убий, не укради, почитай старших, люби Родину — разное отношение к этим зависимостям дает нам разное понимание сути того, что есть «человек».

Есть зависимости, освобождение от которых означает потерю человеческого облика, лишение смысла жизни и превращение индивида в существо без рода и племени, в биоробота, — в «Ивана, не помнящего родства».

Суть экономического либерализма в том, что людям навязывается роль либеральных атомов, которых лишают творческих и политических свобод через хитрую подмену истинной свободы творчества липовой свободой выбора.

Этот выбор по факту ограничивается тем меню, которое составляется на политической кухне, где хозяйничает узкий круг лиц, присваивающих себе – за счет всех остальных – дьявольски беспредельную свободу.

Подмена свободы творчества свободой выбора — из чего-то уже готовенького – убивает творчество и технический прогресс еще более результативно, чем советские задания по снижению материалоемкости и трудоемкости.

Через разложение на либеральные атомы и свободу выбора, армии бывших советских инженерно-технических работников, разорвав их творческие взаимосвязи, навязали роль предпринимателей малого и среднего бизнеса, питающихся объедками со стола западного прогресса.

Россию опустили в инженерно-техническую кабалу Запада.

Творческий потенциал «либеральных атомов», в которые либерализм стремится превратить население стран, которым навязывается западный либерализм и западная демократия, направляется в русло потребительства.

Миру являются все более изощренные потребности освобожденного от всяких «условностей» человека.

Именно такое освобождение несет либерализм.

Он несет изменение морали и принципов поведения. Человек превращается в «либеральный атом», которому наплевать на других людей, который руководствуется принципами: «моя хата с краю», «у вас проблемы – это ваши проблемы», «хотите пьянствовать и наркоманить – это ваше право», хотите болеть – болейте, хотите умирать – умирайте. «Меня это не касается».

Навязывание либерализма России, а также традиционным обществам Азии и Африки приводит к разрыву человеческих взаимоотношений, потере смысла жизни, разорению, расслоению, массовому опусканию и одичанию людей.

Освобождение в духе либерализма означает освобождение человека от человечности.

Под соусом борьбы за «права человека», либерализм осуществляет политику уничтожения в человеке его человеческой сути.

Итак, общественное раскрепощение труда не сводится ни к либерализации, ни к установлению диктатуры пролетариата.

Оно состоит в ликвидации противопоставления свободного и наемного труда, культивируемого, с одной стороны, марксистами, с другой — либералами.

Это противопоставление, по факту, есть общественно-производственная функция капиталистической администрирующей технократии.

Как волчья стая ведет загонную охоту, негласно разбиваясь на части: одна берет роль гончих, загоняющих жертвы к засаде, вторая в этой засаде сидит. Так и администрирующая технократия, в каждом предприятии, и в обществе в целом, не сговариваясь, выступает двумя классами, разрывающими свою жертву – единый народный труд.

Одни — это кадровики, нормировщики, плановики, мастера, юристы, специалисты по управлению персоналом и комиссары, — работают с душевной материей работников и форматируют их натуры, превращая в трудовой ресурс.

Другие — это торговцы, управленцы, диспетчеры и администраторы, — работают с уже обезволенными ресурсами, как чисто техническими факторами. Их задача — оптимально использовать ресурсы.

Сообща они рвут единый труд на части: на свободный труд, гонимый  за прибылью, и наемный  труд, гонимый за зарплатой.

По его социальной базе, либерализм един с марксизмом. Их общий социальный заказчик – класс администрирующей технократии.

Но их единство крайне противоречиво. Они сами – пленники объективно сложившейся системы, которую не сломать и не преобразовать ни заклинаниями, ни силой, ни какими-то там революциями.

Люди, составляющие администрирующую технократию, сами нуждаются в освобождении от исполнения функций подавления народного труда.

Путь к общему освобождению лежит не через репрессии, а через реальное преобразование производственных отношений.

Этому должно предшествовать ясное понимание сути двух рассмотренных идеологий, — марксизма и либерализма — представляющих классы административного труда, как станового хребта капитализма.

Эти идеологии привязаны  друг другу производством, заставляющим их выступать внешне противоположными сторонами одной медали, разъединяющей народный труд — на наемный труд и свободный — ради власти над обоими.

Но  они же и разъединены практикой, заставляющей их возглавлять противопоставленные ими части народного труда.

Марксизм пасет наемный труд, навязывая ему политические требования диктатуры пролетариата.

Либерализм возглавляет свободный труд и пасет его, навязывая ему форму предпринимательства и политические требования диктатуры капитала.

Представляя эти противоположности, они вынуждены воинственно противостоять друг другу и развивать теории, опровергающие друг друга.

История развела марксизм и либерализм баррикадами противостояния миров социализма и капитала. Но доказала их единство фактом исторической сдачи ресурсов социалистического СССР капиталистическому Западу.

Эта сдача знаменательна тем, что она каждый день осуществляется внутри каждого предприятия, где сотрудничают оба административных класса — социальные заказчики марксизма и либерализма: один психологически и юридически превращает людей в трудовой ресурс, а другой – принимает этот ресурс из рук первого и технически эксплуатирует его.

Продолжение: Раздел 4.3. О сути либерального колониализма.

Все публикации канала Русский Глобальный Проект указаны здесь: Литература для изучения идей Русского Глобального Проекта

Читаем, обсуждаем и поддерживаем канал "лайками" и подписками!