Манифест обновлённого СССР. Раздел 4.3. О сути либерального колониализма

<100 full reads
107 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 62% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
И.В. Сталин
И.В. Сталин
И.В. Сталин

Начало настоящего Манифеста

В Разделе 4.2. настоящего Манифеста раскрыты классовые корни экономического либерализма и поставлена задача истинного общественного освобождения труда.

Теперь раскроем колонизаторскую суть сегодняшнего либерального строя России.

Раздел 4.3. О сути либерального колониализма

Либералы навязали России колониальную экономическую модель, обманывающую народ формальной независимостью государства.

Эта модель исторически сформировалась в результате Второй Мировой Войны, и навязывается всем развивающимся странам.

До 1929-1933 гг. в капиталистическом мире господствовала либералистская доктрина, требовавшая отстранения государства от управления экономикой.

Великая депрессия 1929-1933 гг. вызвала новую доктрину – кейнсианскую — требующую активного государственного регулирования экономики.

Франклин Рузвельт, пользуясь этой доктриной, вывел США из Великой депрессии, развернув колоссальную бюджетную программу.

Эта же доктрина позволила Западу выстоять в соревновании с СССР.

Политическим компромиссом между доктриной либерализма и доктриной государственного регулирования экономики стала Бреттон-Вудская система, созданная в 1944 году.

Эта система есть симбиоз либерализма и кейнсианства: признана роль государства, как регулятора экономики, но над ним установлена опека либерального института – Федеральной резервной системы США (ФРС).

Историческая суть этого симбиоза дана термином: «банковский империализм».

Над государствами вознесен мировой банковский уклад: отныне бюджеты большинства государств контролируются  ФРС США, — частным эмиссионным институтом.

Основное противоречие капитализма ныне сведено к противоречию между общественной – макроэкономической — сутью денег и частной  — микроэкономической — логикой их эмиссии, монополизированной банками.

Противоречие кейнсианства и либерализма по способам обеспечения денежных эмиссий, а также по допуску государства к регулированию экономики, на практике решено отнесением одних стран в состав кейнсианских метрополий, а других – в состав либеральных колоний.

Развитые капиталистические страны присвоили себе кейнсианские модели, а развивающимся и колониальным навязали либеральные модели.

Вопреки либеральным догмам,  развитые страны стимулируют экономику мощными социальными, военными и иными бюджетными расходами, делая эмиссию под потребности, выраженные бюджетом.

В то же время развивающимся странам навязывают либералистские догмы необходимости сокращения социальных расходов и недопустимости государственного вмешательства в экономику, — мол, рынок сам все правильно организует и «расставит по местам».

Всех расставляет по местам не либеральный рынок, а кейнсианская метрополия.

Именно кейнсианская метрополия развитых стран капитализма, прежде всего США с долларовым печатным станком,  представляет собой ту господствующую силу, которая осуществляет сегодня либералистскую власть над «развивающимися странами» вообще и над Россией, в частности.

Эта власть реализована через лишение стран права на суверенную эмиссию денежных средств и проведение жесткой монетарной политики, призванной вытолкнуть максимальное количество ликвидных ресурсов за границу.

Либералы навязали России колониальный культ «положительного торгового баланса», — культа так называемого «чистого экспорта».

За 10 лет – с 2005 по 2014 годы, по официальной статистике Росстата, суммарное превышение экспорта над импортом России составило 1,473 трлн. долларов США, — это астрономическая сумма безвозмездного (!) вывоза ресурсов!

Из них лишь 6,3 % использовано на обслуживание внешних долгов.

Остальное – это либо накопления на валютных счетах частных экспортеров, в том числе покидающих страну вместе с накоплениями, либо обесценивающиеся бумажные активы – свидетельства вложений в бюджет США и другие иностранные бюджеты, либо прочие национальные средства, замороженные в валюте.

У США, для сравнения, обратная картина: экспорт стабильно ниже импорта.

Так, за 2015 год превышение импорта в США над экспортом из США составило $ 735 млрд. На эту астрономическую сумму располагаемый ВВП США был выше произведенного ВВП США.

Ситуация превышения импорта над экспортом из США длится уже 40 лет (!) и означает системную  эксплуатацию иностранных «партнеров».

России навязали вассальное членство в долларовой зоне, обязывающее ее ограничивать массу рублей, находящихся в обороте, суммой валютных резервов.

Мол, каждый держатель рублей в любой момент должен быть обеспечен возможностью обменять рубли на валюту, словно бы он должен уехать из страны.

Признавая это требование, Центробанк и Минфин РФ рассматривают всех россиян лишь колонистами, — эмигрантами в собственной стране!!!

Сегодня валютные накопления фактически исчезают из рук России в недрах хитро выстроенной международной финансовой системы.

Минфин и Центробанк РФ играют в этой системе роль стаканов в руках «наперсточника», перебрасывающего валюту из стакана в стакан при эмиссии рублей. Роль третьего стакана, очевидно, играет госбюджет США.

Власть и общественность России успокаивают формальными отчетами, согласно которым валюта, якобы, никуда не уходит. Но это хитрая ложь, скрытая непониманием фактической идеологии долларовой системы.

СССР имел возможность стать членом долларовой зоны в 1944 – 1945 гг., но принципиально отказался от доступа к ее «благам».

И.В. Сталин понимал природу денежных накоплений. Они есть накопленный объем воздержания от приобретения продуктов, услуг и работ на рынке.

Он понял суть Бреттон-Вудской западни, отказался от вхождения в долларовую зону и грамотно использовал правовую природу денег.

Он учел, что концентрация денег есть концентрация лишь прав, — и осуществлял, с одной стороны, суверенную эмиссию рублей, как прав командования ресурсами, а с другой – гасил альтернативные центры спроса на ресурсы путем облигационных займов.

Сталин предупредил абсурдную ситуацию, когда кинетическая энергия экономики переходила бы в энергию потенциальную, — в валютные накопления, под условия Бреттон-Вуда,-  а потенциальная отдавалась бы врагу, — в валютные облигации.

Он не ратифицировал Бреттон-Вудское соглашение в декабре 1945 года, хотя, в угоду дипломатии, в условиях войны, подписал документы в июле 1944 года.

Будь Сталин при власти, он сегодня не ограничился бы дисквалификацией нынешних и предыдущих руководителей Минфина и Центробанка за  застой средств в накоплениях. Он указал бы на факт особо крупного вредительства — на сдачу врагу потенциальной энергии России.

ФРС США вливает доллары через облигации, выпущенные под спрос госбюджета США. Под эти же облигации размещаются национальные валютные резервы других стран.

Из-за этого производственные мощности всей планеты структурно ориентированы на спрос американского бюджета: на затраты Пентагона и т.д.

Если остановить печатный станок ФРС США и прекратить размещение национальных резервов в облигациях американского бюджета, то миллионы (!) предприятий по всему миру остановятся. Ибо они есть чистые иждивенцы для своих стран и потенциальные банкроты: имея монетарно эффективные балансы, они заняты абсолютно бесполезным для своих стран делом, — служат лишь комплектованию заказов бюджета США.

Проводить либералистскую экономическую политику – значит исключать свою страну из числа развитых стран мирового капитализма и жертвовать национальным суверенитетом.

В  то время как либералы создают нам искусственные ограничения, типа фондов развития и национального благосостояния,  США, с печатного станка, а фактически за наш счет, триллионами долларов финансируют свои истинные ценности, включая ракеты, авианосцы и атомные подлодки, нацеленные на Россию.

Включать свою страну в клуб развитых стран Запада – значит отказываться от либеральной модели и брать на вооружение модель, возлагающую на государство решающую роль в организации экономического роста.

Мы не ратуем за кейнсианскую модель. Она лишь латает дыры капиталистического строя, не замахиваясь на решение проблем по существу.

Максимум, что кейнсианская модель даст обновленному СССР — это короткий ряд лет по 6-10 % прироста ВВП, пока не исчерпаются возможности капиталистического разделения труда.

Обновленному СССР нужна более эффективная модель, не ровняющая его со странами кейнсианской метрополии, а обеспечивающая экономическое превосходство над ними.

Продолжение текста Манифеста: Раздел 5. Нереальность китайского пути для СССР.

Все публикации канала Русский Глобальный Проект указаны здесь: Литература для изучения идей Русского Глобального Проекта

Читаем, обсуждаем и поддерживаем канал "лайками" и подписками!