Как Жуков спасал Конева

9 November 2020

(фрагмент рукописи «СПАСИТЕЛЬ МОСКВЫ И ТРИУМФАТОР БЕРЛИНА» – СТАЛИНСКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ МАРШАЛ ЖУКОВ»)

ЖУКОВ О КОНЕВЕ:

«…до Курской битвы Конев плохо командовал войсками, и ГКО неоднократно отстранял его от командования фронтом».

«Начиная с Курской дуги, когда враг уже не мог противостоять ударам наших войск, Конев, как никто из командующих, усердно лебезил перед Сталиным, хвастаясь перед ним своими «героическими» делами при проведении операций, одновременно компрометируя действия своих соседей…».

КОНЕВ О ЖУКОВЕ:

«…с ним трудно работать… он бывает резок, нетерпим, самолюбив. Но… Жуков честный человек».

«Культ личности Жукова давил на всех нас, в том числе и на нашего брата».

«Да, Жуков человек тяжёлый, грубый, плохо воспитанный. С ним не только работать, но и общаться тяжело».

ЖУКОВ О СТАЛИНЕ:

«…Сталин при проведении… операций пытался неоднократно натравить меня на Конева, Рокоссовского и других, а их в свою очередь на меня. А.М. Василевскому он наговаривал на меня, а мне на Василевского, но Василевский, весьма порядочный человек, не шёл на провокации Сталина. Зачем это нужно было Сталину? Сейчас я думаю, что всё это делалось умышленно, с целью разобщения дружного коллектива высшего командования Вооружённых Сил, которого без всяких оснований и только по клеветническим наговорам Берия и Абакумова он стал бояться».

СТАЛИН О ЖУКОВЕ И КОНЕВЕ:

«У Жукова есть недостатки, некоторые его свойства не любили на фронте, но надо сказать, что воевал он лучше Конева и не хуже Рокоссовского».

*

…Жуков утверждал, что именно по его «личной настойчивой» просьбе перед Сталиным был освобождён из заключения его «близкий товарищ» Рокоссовский, тогда как на самом деле К.К. Рокоссовский был освобождён по ходатайству наркома Тимошенко. Жуков на момент освобождения Рокоссовского (23 марта 1940 г.) находился в Монголии и в первый раз встретился со Сталиным только в мае 1940 года… Кроме Рокоссовского, по утверждению Жукова, он «отстоял» перед Сталиным Малиновского, которого Сталин во время войны хотел расстрелять «за какую-то ошибку». Тогда Жуков, якобы, сказал Сталину, что «своих полководцев расстреливать только Гитлеру к лицу». Кстати, Жуков сожалел, что в своё время «спас» кое-кого от репрессий. Так, в письме Сталину 27 февраля 1947 г. Жуков писал: «…я виноват в том, что проявлял мягкотелость (Жуков – мягкотелость! – авт.) и докладывал Вам просьбы о командирах, которые несли заслуженное наказание… Я сейчас осознал, что моё мнение было ошибочным»[1]

Жуков вспоминал, что командующим войсками Западного фронта в октябре 1941 года его назначил лично Сталин по телефону. А Конева хотел отдать под суд[2], что грозило Коневу повторить судьбу командующего войсками Западного фронта генерала армии Павлова. Якобы, только по просьбе Жукова Сталин не стал судить Конева. Это ярко показано в «документально-исторических» фильмах о войне, в т.ч. и в упомянутом мной в самом начале[3].

По воспоминаниям Жукова, он прибыл в штаб Западного фронта, которым командовал Конев, ночью 8 октября[4], откуда в 2 часа 30 минут позвонил Сталину и доложил обстановку на Западном фронте. Из штаба фронта Жуков выехал в штаб Резервного фронта под командованием Будённого. Оттуда Жуков по приказу Сталина вернулся в штаб Западного фронта, где уже работала комиссия Государственного Комитета Обороны (ГКО). Когда Жуков вторично прибыл в штаб фронта (10 октября, видимо, во второй половине дня), туда позвонил Сталин и назначил Жукова командующим войсками Западного фронта, а Конева – его заместителем.

Хотя у Жукова были личные причины защищать Конева[5], на самом деле, объединить Резервный и Западный фронты в один и назначить его командующим Жукова, а Конева назначить заместителем Жукова, просила Ставку комиссия, направленная на Западный фронт для установления причин его поражения, в составе Молотова, Ворошилова, Булганина и Василевского[6]. Такого же мнения был и Генштаб. Но в беседе с К. Симоновым Жуков говорил, что Сталин принял решение назначить Конева заместителем Жукова по его просьбе: «Думаю, что это решение, принятое Сталиным до выводов комиссии, которая выехала к нему на фронт, потому что комиссия, которая выехала к нему во главе с Молотовым, наверняка предложила бы другое решение (? Выделено мной. – авт.[7]. Если Сталин ещё до выводов комиссии принял решение о назначении Конева заместителем Жукова, то, от чего Жуков спасал Конева? Да и комиссия сделала вовсе не тот вывод, о котором вспоминал Жуков.

Вот телеграмма правительственной комиссии Сталину:

«Москва, товарищу Сталину.

Просим Ставку принять следующее решение:

В целях объединения руководства войсками на Западном направлении к Москве объединить Западный и Резервный фронты в Западный фронт.

Назначить командующим Западным фронтом тов. Жукова.

Назначить тов. Конева первым заместителем командующего Западным фронтом

Тов. Жукову вступить в командование Западным фронтом в 18 часов 11 октября.

Молотов, Ворошилов, Конев, Булганин, Василевский.

Принято по «Бодо» 15.45. 10.10.41 г. (всё выделено мной. – авт.

Как видно из текста телеграммы, подписи Жукова под ней нет, так как он к этому времени (15 час. 45 мин. 10 октября) ещё не прибыл в штаб Западного фронта. Но кроме подписей членов комиссии под телеграммой есть подпись Конева! Вероятно, Сталин после получения этой телеграммы позвонил в штаб Западного фронта, и тогда состоялся разговор Сталина и Жукова, в котором Жуков (по его словам) выразил своё согласие (именно согласие, а не просьбу) по поводу предложения комиссии, которая, по воспоминаниям Жукова, якобы предлагала снять Конева с должности и отдать его под суд военного трибунала![8] Однако предложения комиссии были оформлены директивой Ставки № 002844 ещё до прибытия Жукова в штаб Западного фронта[9]. Директиву в 17.30 10 октября Сталин утвердил по телефону. Согласно ей Жуков должен был вступить в командование объединённым Западным фронтом с 18.00 11 октября. Пунктом 3 Директивы Конев назначался заместителем Жукова[10].

Войска Резервного и Западного фронтов были объединены в один – Западный фронт, а 12 октября Жуков возглавил его войска[11]. Г.Т. Хорошилов, опираясь на воспоминания Жукова, а не на документы, указывает, что Жуков вступил в командование войсками Западного фронта с 18.00 10 октября[12]. Но не ранее 16 часов 11 октября Жуков послал Донесение в Ставку, в котором подписался ещё как командующий войсками Резервного фронта, а к исходу того же дня Жуков послал Донесение в Ставку уже как командующий войсками Западного фронта. Почему-то ни в первом, ни во втором донесениях не указано время их отправления в Ставку.

Но и в том, и в другом случае выходит, что Жуков был назначен командующим войсками Западного фронта после получения Сталиным телеграммы правительственной комиссии. Из этого следует, что к 15.45 10 октября Жуков ещё не прибыл в штаб Западного фронта и со Сталиным до этого времени не разговаривал, а, следовательно, и не просил Сталина назначить Конева его заместителем, не «спасал Конева от Сталина», а «спасла» Конева государственная комиссия и… Сталин. Жуков, видимо, лишь согласился с предложениями комиссии, Генерального штаба и мнением Сталина[13]

[1] Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. — М.: МФ «Демократия», 2001. // АПРФ. Ф.З. Оп.58. Д.304. Лл.211-212. Подлинник. Машинопись.Черушев Н. Ук. соч. С. 443.
[2] Основания для подозрения у Сталина были. Конев в 1938 г. командовал 57-м особым стрелковым корпусом. Его начальником штаба был комбриг Малышкин Василий Фёдорович. Летом 1938 г., когда Малышкин был начальником штаба одного из сибирских округов, он был арестован по делу Тухачевского, в 1939 г. был выпущен на свободу за недоказанностью вины и был назначен старшим преподавателем Академии Генерального Штаба. 7 октября 1941 г. Малышкину было присвоено звание генерал-майора. Осенью 1941 г. Малышкин был начальником штаба 19-й армии, которой командовал Конев. В окружении под Вязьмой Малышкин был взят (или сдался) в плен, где сразу пошёл на сотрудничество с немцами.
[3] «Великий полководец Георгий Жуков». Документальный фильм. – «Роскомкино», «Союзкиносервис», «Ганем-фильм». 1995.
[4] В интервью Симонову Жуков говорил, что утром 8-го октября он прибыл в штаб Западного фронта и из разговора по телефону со Сталиным узнал о назначении его командующим войсками западного фронта. (См. Симонов К. Глазами человека моего поколения. – М.: АПН, 1988.)
[5] В начале сентября 1941 г. Сталин назначил Конева командующим войсками Западного фронта по совету Жукова, т.е. Жуков нёс за него ответственность, как рекомендовавший. В то же время Жуков утверждал, что до Курской битвы Конев плохо командовал войсками. Как же Жуков рекомендовал Сталину плохо командовавшего войсками Конева на должность командующего войсками самого важного фронта?
[6] В то время Молотов – зам. председателя СНК, член ГКО; Ворошилов – член ГКО и член Ставки ВГК; Булганин – член Военного совета Западного фронта; Василевский – начальник Оперативного управления ГШ. Это значит, что формально заместитель Конева Булганин расследовал причины разгрома войск фронта под командованием своего начальника и… себя самого! Подробнее о членах Военных советов фронтов и армий – в моей работе «Первые лица».
[7] Симонов К. Глазами человека моего поколения. – М.: АПН, 1988. С. 364.
[8] А вот Василевского Жуков почему-то не спас. В марте 1956 г. Василевский был 1-м заместителем Министра обороны СССР Жукова. И Жуков сам (!) предложил Василевскому уйти в отставку (Василевский был всего на 1 год старше Жукова), мотивируя свою просьбу тем, что на этом настаивает Хрущёв, и он, Жуков, ничего не может поделать. Василевский был снят и получил первый инсульт. А когда поправился, то снят был уже Жуков…
[9] М. Португальский. Маршал И.С. Конев. – М.: ВИ, 1985. С. 78. // ЦАМО, ф. 208, оп. 2511, д. 7, л. 150.В книге «Лаврентий Берия. Личный дневник 1937-1941. “Сталин слезам не верит”» приводится время отдания этой директивы – 17.00 10 октября 1941 г. Членами Военного совета фронта назначались Н.А. Булганин (тогда зам. председателя СНК СССР), И.С. Хохлов (председатель СНК РСФСР), зам. наркома НКВД С.Н. Круглов. (М.: «Яуза-Пресс», 2012, с. 303)
[10] Главный маршал авиации Е.А. Голованов в своих воспоминаниях о Сталине прямо пишет: «Известно, что И.С. Конев вследствие неудач на фронте (речь идёт о сорок первом и сорок втором годах) дважды оказывался под угрозой суда и сурового приговора. И оба раза Сталин брал его под защиту, видя, что на войне иногда складывается такая обстановка, когда один человек, будь он даже семи пядей во лбу, лично сделать ничего не может».
[11] См.: Вторая мировая война. Цифры и факты. – М.: Институт военной истории МО СССР, 1988, с. 945.
[12] См.: Геополитика и безопасность, № 3. – М.: «Арбизо», 1995, с.190.Жуков пишет, что Сталин приказал ему прибыть 10 октября в штаб Западного фронта. Вскоре после прибытия в штаб, Жукову позвонил Сталин и сказал: «Ставка решила назначить вас командующим Западным фронтом. Конев остаётся вашим заместителем. Вы не возражаете?». (Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – М.: АПН, 1970. С. 342.) Получается, что Сталин не только не отдал Конева под суд, а решил назначить Конева на новую должность и спрашивал на это согласия (мнение) Жукова. Своё согласие с решением Сталина Жуков всегда расценивал как акт спасения Конева от... Сталина!
[13] Главный маршал авиации Голованов утверждал: «Не раз Верховный брал его (Конева. – авт.) под защиту…». (См. Чуев Ф. Солдаты империи: Беседы. Воспоминания. Документы. – М.: КОВЧЕГ, 1998. С. 169.)