Хореограф из Санкт-Петербурга хочет вывести современный армянский танец из подполья

233 full reads
515 story viewsUnique page visitors
233 read the story to the endThat's 45% of the total page views
3 minutes — average reading time
Хореограф из Санкт-Петербурга хочет вывести современный армянский танец из подполья

Арт-директор фестиваля SumMeet, хореограф из Санкт-Петербурга Валерия Каспарова (Ванэ Касьянц) хочет вывести современный армянский танец из подполья и рассказывает, что же после танцевального фестиваля в Израиле ей не дает спать.

- Как появилась идея фестиваля? И почему именно в Армении?

- В апреле 2020-го я познакомилась с хореографом и педагогом современного танца в Армении Арманом Балманукяном. Нам очень понравилось профессиональное мышление друг друга, и, в течение года – пока был карантин, все эти ограничения, локдауны, мы пытались найти способ, как провести какой-то совместный проект, чтобы это была коллаборация русских и армянских танцовщиков.

Так появился спектакль «Вавилон» – он, кстати, будет показан в рамках фестиваля. И в процессе работы мы вдруг поняли, что у всех этих взаимоотношений очень большой потенциал.

Захотелось создать что-то большее, особенное. Вернувшись в Петербург, я посоветовалась со своим отцом, Вадимом Каспаровым – директором дома танца «Каннон Данс» и фестиваля OpenLook, на что он сказал, что лучшая платформа для развития и популяризации чего бы то ни было – это фестиваль. И тогда мы решили объединить все возможные силы – с культурной ассоциацией «Сарер», с Оперной Студией Ереванской Консерватории, которая помогала нам осуществить первый проект. И вот вместе мы делаем первый фестиваль современного танца в Армении.

Валерия  Каспарова
Валерия Каспарова
Валерия Каспарова

А почему именно в Армении?

На самом деле всё очень банально: я армянка и хочу быть полезной своей родине. Вот уже семь лет я мечтаю переехать в Армению и работать здесь, пытаться создавать что-то для своего народа. А если учесть тяжёлые времена, которые наступили для нашей страны, мне кажется, лучшее решение, которое могут принять творческие люди – это вкладываться в искусство.

О чём свидетельствует наличие, или отсутствие сферы современного танца и перформативных практик в стране?

- Отсутствие современного танца в Армении я связываю с тем, что, наша страна довольно консервативна, замкнута и закрыта. Однако современный танец в Армении все же есть. Более того, здесь он появился в то же время, что и в других странах. Для армянского современного танца Айседорой Дункан является Србуи Лисицян. Если изучать её биографию, её книги и танцевальные техники, которые она преподавала, то мы поймём, что она является представительницей самого настоящего модерна в Армении. Просто, в какой-то момент современный танец потерял актуальность в Стране Советов и развитие прекратилось. Плюс, в Армении очень сильный уклон сделан на фольклор и народные танцы, что тоже хорошо.

- Как вы думаете, наше общество готово к развитию в Армении такого смелого жанра, как современный танец?

- За что я люблю современный танец, так это за то, что тут любой зритель найдёт то, что ему по душе. И как раз во время фестиваля мы стараемся показать все грани современного танца. Разные компании пропагандируют разный подход. И если кому-то что-то кажется провокативным, то на следующий день он может увидеть другую работу, которая тоже является современным танцем, но будет ему больше по душе. Когда мы в январе показали «Вавилон», зритель был очень разношёрстным. В зале были как представители сферы искусства, так и те, кто знать не знали, что такое современный танец, а просто пришли посмотреть, как танцует друг, или брат. И все отзывы были положительными. И даже те, кто ничего не понимает в современном танце, сказали: «Я что-то почувствовал». Мне кажется, что именно сейчас настал тот переломный момент в отношении современного танцевального искусства в нашей стране, когда нужно сделать шаг, прорваться вперёд, даже если будут какие-то комментарии из разряда: «Что это такое?!»

Хореограф из Санкт-Петербурга хочет вывести современный армянский танец из подполья

- Какие постановки вы сами и «Канон данс» представите на фестивале?

- Мы представим очень много постановок, чему я очень рада. Но самое главное для меня – это открытие фестиваля, спектакль «Чёрный сад». Это моя постановка на труппу дома танца «Каннон Данс». Это не просто спектакль, а спектакль о Карабахской войне. Летом, когда случилось обострение, я вдруг осознала, что не слышала ни про один танцевальный спектакль об этой войне. В кино есть, в театре есть, а вот именно в современном танце я не видела. И решила внести свой вклад в обсуждение этого вопроса. 26-го сентября у нас был худсовет.

27-го началась война… В общем, спектакль очень для меня важный во всех смыслах, и очень много боли в него было вложено от новой войны. И это главное событие, которое связывает «Каннон Данс», меня, как хореографа, и Армению.

Помимо этого мы покажем также спектакль «Голоса», который поставлен на основе традиционных, фольклорных танцев под исполнение Тиграна Амасяна, то есть это современная армянская музыка. Также в рамках русско-армянского сотрудничества будет показано два спектакля – «Вавилон» и дуэт «Come Away», над которым мы ещё работаем.

Хореограф из Санкт-Петербурга хочет вывести современный армянский танец из подполья

- Что показал ваш опыт? У армянских танцовщиков и танцовщиц есть какие-то особенности, например национальный менталитет, который помогает при работе, или наоборот, мешает?

- Армянские танцовщики очень свободолюбивы, и это волшебно выглядит на сцене, но не всегда полезно в работе. В России нас с детства учат очень жёсткой дисциплине, а здесь немножко другое отношение. Ещё для меня армянских танцовщиков отличает какая-то генетически передающаяся страсть. Я очень редко встречаю здесь пассивных танцовщиков, у каждого есть свой огонь внутри. Но для меня самое главное, что я сейчас вижу в армянских танцовщиках – как уже состоявшихся, так и молодых, – это невероятный потенциал. Единственная разница между Арменией и Европой в современном танце – это доступ к информации. Просто сюда не так часто приезжают педагоги, хореографы, я имею в виду надолго. Опять-таки, фестиваль служит и этой цели тоже

- Вы сказали, что в Армении большой потенциал. Здесь так говорят буквально про каждую сферу. Но годы проходят, а этот невероятный потенциал всё ещё не реализован. Почему?

- Потому что мы живём в очень суровых реалиях. Есть очень мало людей, которые готовы пожертвовать какими-то аспектами своей личной жизни, своего благополучия на развитие идеи, которую сложно осуществить. Но ничего новое нигде и никогда легко не дается – это факт. Не буду говорить за других, именно поэтому я сейчас здесь. Именно поэтому мы объединились и делаем то, что делаем, что считаем делать необходимо.

Сона Арсенян

Хореограф из Санкт-Петербурга хочет вывести современный армянский танец из подполья
Хореограф из Санкт-Петербурга хочет вывести современный армянский танец из подполья