Елена и Ко.
14 893 subscribers

Привидение из прошлого. Окончание рассказа "Алёшенька."

57k full reads
60k story viewsUnique page visitors
57k read the story to the endThat's 95% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Фото взято на яндекс картинках в свободном доступе.
Фото взято на яндекс картинках в свободном доступе.

Начало тут.


Дойдя до станции, он устал так, как будто прошагал половину земного шара. Перед тем как войти в здание, он присел на лавочку отдышаться.
- Я прямо как старик, еле хожу. Вот ведь как прихватило. Подумал он про себя. А вслух сказал.
- Ну что, показывай, где тут у вас телефон.

Позвонив на завод и объяснив ситуацию, хотел сразу просить прислать за ним машину. Но ИО директора сказал, что дела идут в штатном порядке. И на даче ему будет полезнее, да и на поправку он пойдет быстрее на свежем воздухе, а через неделю, они пришлют за ним машину. На том и порешили.


Еще пару дней Алексей чувствовал страшную усталость. Но забота бабушки и внучки ее Варвары очень скоро стали давать свои плоды. Голова просветлела да и ноги стали послушными. Каждое утро Варя приносила козье молоко. Доила она сама. Молоко пахло солнцем. Он все чаще стал заглядываться на девушку. Он почувствовал сильное влечение к ней.

Нет, это не было любовью. Наверно не было. Иначе он бы не поступил так. Просто весь его молодой организм тянулся к этой красивой девушке. Они стали часами вместе гулять по окрестностям. За широким полем был виден небольшой лесок, а за ним была речка.
- Давай сходим туда. Предложил Алексей в последний день перед отъездом.

Варя молча кивнула в знак согласия. Они брели по полю, оставляя за собой волнующий след, как корабль плывущий по морю. Пройдя через перелесок перед их взором открылась прекрасная картина. Речка была мелководная, так и манила к себе.
- Давай искупаемся.
- Давай. Ответила Варя и слегка зарумянилась. Ведь купальника у нее не было.
Она зашла за огромный ствол многовековой ивы, скинула платье. Под платьем на ней была длинная рубашка. В ней она и вошла в воду.

На удивление Алексея, Варя прекрасно плавала. И когда он предложил переплыть на тот берег на перегонки, она без труда и с большим отрывом обогнала его. Девушка вышла из воды. Мокрая рубашка облепила ее девичий стан. У Алексея, как тогда на станции, снова закружилась голова. Он подошел и нежно обнял девушку. Варя тряслась как осиновый лист на осеннем ветру...

Назад они шли молча и на большом расстоянии друг от друга. Утром за Алексеем приехала машина. Он собрал вещи, оглянулся. Вари нигде не было. Он подошел к машине, бабушка перекрестила его и сказала.
- Поезжай Алёшенька с богом! И вдруг он увидел в щели сарая два огромных васильковых глаза. Хотел кинуться туда. Но неведанная сила не пустила его. Он безнадежно махнул рукой, сел в машину.

Дела на заводе закружили его, и вскоре он позабыл про свои приключения. На работе и по партийной линии все у него было хорошо. Но как то не складывалась у него личная жизнь. Женился он через год на дочери председателя горисполкома. Девушка она была красивая и характером хорошая, но прожив три года вместе детей у них так и не появилось

Развелись они тихо, без ссор и упреков. Через два года он увидел из окна директорской "волги" свою бывшую жену, Она шла с в обнимку с молодым мужчиной, и толкала впереди себя детскую коляску. По всему было видно. Она была счастлива! Были у него женщины и достаточно много, но жениться не на одной из них он так и не решился.

И вот этот полустанок. Он глянул в окно и вдруг увидел себя, молодого, двадцатилетнего, по ту сторону окна, на перроне, только одетого в телогрейку и шапку ушанку. Он зажмурил глаза. Протер их, но ведение не исчезло. Алексей рванул окно, но оно наглухо запечатанное на зиму не поддалось. Выскочив из купе, побежал через весь вагон в тамбур рванул дверь
Морозный ветер ворвался в тамбур и вдруг он сквозь стук колес услышал голос, который не перепутал бы некогда. Даже несмотря на годы он не изменился.

- Алёшенька, идем скорее, холодно, я замерзла. Секунду он колебался потом, закричал.
- Нет я так больше не хочу.

И спрыгнул в снег. Женщина обернулась на шум и крики. Волос из-под огромного пухового платка не было видно. Но эти васильковые глаза. За всю свою жизнь он никогда больше не встречал такие.

Поезд ушел в заснеженную даль. На перроне стояли два человека. Они крепко держали за руки друг друга, как будто боялись вновь потеряться.