Запретная сказка о Змее Горыныче (деревенский фольклор). Часть 1.

30 September 2020

Змей Горыныч - персонаж совсем не детских сказок! О нём никогда не рассказывали детям. И даже взрослые шептались о Змее как можно тише, опасаясь привлечь к себе внимание оборотня. Встречи с ним боялись все - и мужчины, и женщины. Старики говорили, что нет хуже напасти, чем со Змеюшкой повстречаться - не будет потом от него избавления всему роду.

Я слышала несколько вариантов конкретно этой сказки, (есть ещё и другие, ими я поделюсь позже). В украинских деревнях главными героями были жинка и хлопец, в русском варианте - царь с царицею, а в татарской версии говорилось о хане/батыре и его самой любимой жене. Сам сюжет был идентичен, без каких-либо особых отличий.

Забегая вперёд, хочу предупредить, что особо впечатлительным натурам с ярким воображением, эту сказку лучше не читать. Деревенский люд, привычный к суровостям жизни, не любит хитрости и всё называет своими именами!
Автор иллюстрации: Sarah Richter с сайта Pixabay
Автор иллюстрации: Sarah Richter с сайта Pixabay

В Подсолнечном царстве – Кощеевом государстве, жил-был царь, и была у него жена-красавица. Вот как-то вышла царица с мамками-няньками по бережку реки прогуляться, а неподалёку, в тени лесочка, Змей Горыныч отдыхал. Как увидел Змей царицу-красавицу – так и взыграла в нём страсть!

Обернулся тут Змей ветхой старицей, вышел к царице навстречу и говорит старческим голосом:

- Матушка-царица, позволь пойти тебе в услужение? Хоть по виду я уже старица – зато годами прожитыми многим хитростям обучена! Коли возьмёшь меня себе в услужение – будет тебе в том большая польза.

А царице скучно день-деньской во дворце с мамками-няньками коротать – вдруг старица её сказками потешит? Она и согласилась.

Вот вернулись они во дворец, а Змей Горыныч, под видом старицы, вновь говорит:

- Хороша ты, царица, словно солнце в небе ясном, да только я секрет тайный знаю, как красоту твою на веки-вечныя сберечь! Коли прикажешь слугам растопить баньку жаркую, да дозволишь в той баньке мне тебе прислуживать – я слова верные ключевой водице прошепчу. Как только ты, царица-душенька, той водицей заговоренной тело своё белое сполоснёшь – так на веки-вечныя красота твоя сиять будет, да ещё во стократ приумножится!

Разгорелась у царицы душа ещё краше стать, и велела она слугам скорее баньку истопить. Как была банька готова, собралась царица париться: всех мамок-нянек во дворце оставила – а Змея Горыныча, в облике старицы, с собой взяла.

Вот вошли они в баньку, затворили дверь покрепче, чтоб пар не выпустить. Скинул тут Змей Горыныч с себя чужое обличье и предстал пред царицей добрым молодцем: статный, высокий, плечистый - только очи не человечьи, а змеиные. Как взглянула царица Змею в глаза – так и влюбилась в него без ума–без памяти!

Стал Змей Горыныч царицу речами сладкими соблазнять:

- Ты не бойся меня, голубка ясная - нет во мне злого умысла обиду тебе причинить! Уж не серчай, краса ненаглядная, что обманом свиданьица добился – инше не бывать нам с тобою наедине. Полюбилась ты моему сердцу пуще всего света белого! Коли прогонишь прочь – от тоски своей сгину пропадом! А ежели будет воля твоя нам другой раз свидеться – клянусь быть тебе самым верным другом!

А царице уж и самой охота со Змеем быть, только боязно, что царь всё прознать может. Говорит она тогда Змею Горынычу:

- Друг мой любый, я бы рада с тобой хоть каждый день видеться! Да только боязно мне, что другие о том прознать могут - и мужу моему на нас донесут. День-деньской ходят за мной мамки-няньки – и о каждом шаге моём царю докладывают!

- Не печалься о том, душа моя, мы всех хитростью обманем! – утешает царицу Змей. – Как выйдем из бани, ты меня при всех брани – и прочь со двора гони! А как вернёшься во дворец – скажись царю больной. Станет он тебя расспрашивать, а ты так ему отвечай:

«Гуляла я сегодня по бережку, да увидала зайчонка на краю леса. Вспомнилось мне, что давно ты на охоте не был – давно мы с тобой зайчатинкою не лакомились! Только совестно мне тебя от дел государственных отнимать – перетерплю как-нибудь!»

Ежели сделаешь всё, как я сказал – завтра же царь на охоту поедет! А ты тем временем оконце в спаленке раствори, да скажи слова заветные: «Друг негаданный-нежданный, мне судьбой на радость данный – покажись, да в сей же час ко мне явись!» Где бы ни был я, а всегда голос твой услышу – и в тот же миг прилечу!

Как сговорилась царица со Змеем Горынычем – так и сделала. Обернулся он вновь ветхой старицей, вышли они из бани, и стала царица обманную старицу при всех за неумелость бранить, да прочь от себя гнать. А вернувшись во дворец, слегла в кровать, будто больна.

Как узнал царь, что царица захворала, опечалился, и созвал со всего царства лекарей. Стал царь лекарей о хвори жены любимой расспрашивать, а они ему отвечают:

- Нет у царицы никакого изъяна – разве что тоскою зелёною, по причине нам неведомой, душа мается. Надо бы саму царицу о том расспросить.

Говорит тогда царь жене:

- Что с тобой, моё солнце ясное? От чего ты так грустна и бледна – от чего тебе занедужилось? Скажи, чего хочется твоей душеньке – в сей же миг прикажу слугам подарочек тебе доставить!

- Ах, царь-батюшка, муж мой ласковый, гуляла я нынче по бережку реки – а на краю лесочка зайчонок пробегал. Вспомнилось мне, что давно мы с тобой зайчатинкою сладкой не лакомились – давненько уже ты на охоте не был, не тешился! Вот и взгрустнулось мне от того немного. Да ты не тревожься о том – перетерплю уж как-нибудь! Больно совестно мне тебя от дел государственных отнимать! – говорит царица, как Змей её научил.

- Было бы о чём тебе печалиться! – рассмеялся царь. – Завтра же на охоту поеду – уже к ужину зайчатинкою жареной тебя побалую!

На следующее утро отправился царь на охоту, а царица тем временем растворила окно в спальне и словами заветными Змея Горыныча к себе призвала. Прилетел Змей к оконцу в облике соловушки, ударился об пол спаленки – и сам собою оборотился. Стали они с царицей друг друга целовать-миловать, да утехами тешиться.

Как прошёл день и пришла пора царю домой возвращаться, собрался Змей улетать. А царице не хочется его от себя отпускать, она и говорит:

- Друг мой любый, не хочу я с тобой расставаться – не хочу с постылым мужем на одном ложе возлежать! Как бы было хорошо, если бы не один день – а все дни и ночи мои только твоими были!

- Не печалься, любушка моя, это легко устроить! – отвечает ей Змей Горыныч. – Завтра днём выходи прогуляться по саду, что вокруг дворца раскинулся - я ж, тем временем, обернусь купцом заморским. Вели слугам меня с товарами к себе призвать, и покажу я тебе средь всего прочего покрывало шелковое, золотым узором расшитое. Ты покрывальце то у меня при всём честном народе бери, да при этом говори громко, что берёшь для самого царя-батюшки, чтоб ему во сне укрываться. Как укроется царь тем покрывалом – так и уснёт крепким сном, пока петухи не пропоют! А ты меня, тем временем, словами заветными, как и нынче, к себе призовёшь. И будем мы с тобой видеться хоть каждую ночь!

Сговорились они так, и улетел Змей Горыныч, покуда царь его не застал.

На следующий день вышла царица в сад прогуляться – а Змей уж с утра у ограды под видом купца прохаживается. Приказала царица слугам купца обманного к себе привести, стала о товарах для вида расспрашивать - а он на неё очами Змия любимого с лаской поглядывает! Подаёт тут Змей царице покрывало шелковое, золотым узором расписанное, да при том говорит:

- Вот достойный подарок царю-батюшке нашему – другого такого во всём белом свете не сыщешь!

Купила царица для вида перед мамками-няньками покрывало зачарованное, да стала покупку свою перед всеми нахваливать – вот, дескать, какой хороший подарок царя ждёт, таким покрывалом только царю-батюшке и укрываться!

Как пришла ночь, лёг царь почивать, укрылся зачарованным покрывалом – и тут же колдовским сном крепко-накрепко уснул! А царица открыла оконце и призвала к себе Змея Горыныча.

Стал Змей Горыныч каждую ночь с царицей видеться, и спустя время она от него понесла. Боязно стало ей, что как увидит царь приплод – так об обмане и догадается. Дождалась она в очередной раз Змея и говорит ему:

- Друг мой любый, а нельзя ли нам мужа моего извести – и тебя заместо его на трон посадить? Больно боязно мне, что как родится дитятко – так обман наш наружу и выйдет! Плохо мне от того будет тогда!

- Не печалься, любушка моя, на это другая хитрость есть! – отвечает ей Змей Горыныч. – Ты, пока время есть, как захочется тебе водицы испить, скажи прежде на воду слова заветные: «Как человек в воду глядит и себя видит – так пусть и в дитятке моём все человека видят!» А после того, как скажешь – три глоточка водицы заговорённой без спеха испей! Ежели сделаешь всё, как я сказал – никто об обмане нашем не узнает: народится дитятко наше статным и ладным, обликом человеческим – а вся кровушка моя змеиная в жилах его в тайне останется!

Стала царица по совету Змея заговорённую водицу пить, и спустя время разродилась тремя царевичами: все как один, человеческим обликом пригожие и ладные – а нутро в родного батюшку, змеиное. Царь, на царевичей глядючи, не нарадуется – а того не знает, что не его сынки, а Змея Горыныча!

Растут царевичи-змеёныши не по дням – а по часам. И хоть обликом пригожи, а нутро змеиное всё одно наружу просится - нет для них ничего слаще, чем горе людское...

Автор иллюстрации:  Jean-Louis SERVAIS с сайта Pixabay
Автор иллюстрации: Jean-Louis SERVAIS с сайта Pixabay

Дорогие друзья!

В печатном варианте сказка получается слишком длинной для одной публикации, поэтому мне пришлось разделить её на две части. Окончание можно прочитать здесь.

Очень надеюсь на ваше понимание!