Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.

129 full reads
224 story viewsUnique page visitors
129 read the story to the endThat's 58% of the total page views
2 minutes — average reading time

Большинство из нас знает Владимира Даля прежде всего как автора «Толкового словаря живого великорусского языка», на составление которого у него ушло без малого 55 лет. А между тем писатель был выдающимся человеком с многими увлечениями и талантами.

Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.
Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.

Владимир Иванович Даль — собиратель фольклора, этнограф, первый российский тюрколог-востоковед, учредитель Русского географического общества, философ, диалектолог, а также военный врач и доктор медицины.

Он родился в семье обрусевшего датчанина Иоганна Кристиана Даля, лингвиста и придворного библиотекаря Екатерины II. При получении российского подданства он принял имя Иван Матвеевич Даль и позже женился на девушке из семьи обрусевших немцев и французских гугенотов Юлии Христофоровне Фрейтаг. По настоянию тестя Иван получил также и медицинское образование. Фрейтаг считал, что быть врачом в разы выгоднее, чем быть филологом.

А тем временем лингвистов в семье было в избытке. Бабушка Даля по материнской линии Мария Франциска Регина Фрейтаг занималась переводами на русский язык. Его мать Юлия свободно владела пятью языками, а отец знал восемь. Сам Владимир Даль говорил на двенадцати, уделяя внимание восточным. Позднее он будет считаться одним из первых русских тюркологов. Лингвистика и литература были в сфере живейших интересов всех родственников. Тем не менее старших мальчиков (всего в семье было две дочери и четыре сына) отправили в Петербургский морской кадетский корпус, по окончании которого Даль был направлен на Черноморский флот.

Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.
Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.

Говорят, именно по дороге к новому месту службы он услышал и записал глагол «замолаживать», заинтересовавший его. С этой записи началась история самого знаменитого русского толкового словаря.

Уволившись с флота, Даль поступил на медицинский факультет и даже успел перед уходом на русско-турецкую войну досрочно защитить диссертацию на получение степени доктора медицины. В 30-х годах XIX века он служил в Петербургском военно-сухопутном госпитале и был известным в столице хирургом и офтальмологом. Даль интересовался гомеопатией и первым в истории российской медицины опубликовал статью в пользу этого альтернативного метода лечения, защищая его перед скептически настроенными коллегами.

На флоте и во время учебы Даль не переставал интересоваться незнакомыми словами, много читал, сочинял эпиграммы на сослуживцев и даже на руководство, и в 1832 году опубликовал довольно популярные «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый». Впрочем, на Даля поступил донос, он был арестован прямо во время обхода больных в госпитале, тираж «Сказок» был уничтожен. Писателя отпустили только благодаря протекции знаменитого Жуковского. Впрочем, одну книгу Даль успел подарить блиставшему в ту пору опальному поэту. Александр Сергеевич Пушкин был в таком восторге, что вручил новому знакомому рукописный вариант сказки «О попе и работнике его Балде».

памятник Пушкину и Далю в Оренбурге
памятник Пушкину и Далю в Оренбурге
памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

Несмотря на инцидент с арестом, Даль сохранил чин и регалии и продолжил карьеру. Когда его перевели в Оренбург на службу чиновником особых поручений при губернаторе, помимо основных обязанностей он занимался изучением фольклора Южного Урала, а также естественными науками, собрав уникальную для своего времени коллекцию местной флоры и фауны.

Литературные опыты Даль также не оставлял. В конце 1830-х гг вышли его «Были и небылицы Казака Луганского». А когда Пушкин путешествовал по пугачевским местам, Даль его сопровождал. В 1835 году Александр Сергеевич прислал тому в благодарность подарочный экземпляр «Истории Пугачева». Некоторое время спустя Даль стал автором записок о последних часах великого русского поэта. Владимир Иванович пришел к раненому на дуэли другу и оставался с ним до последнего вздоха. Он же писал протокол вскрытия. Перед смертью Пушкин подарил ему свой перстень-талисман. И позже Даль писал: «Как гляну на этот перстень, хочется приняться за что-либо порядочное».

Даль публиковал статьи и очерки на самые широкие темы и стал предтечей «литературой натуральной школы». Вот что писал о нем Гоголь: «Он не поэт, не владеет искусством вымысла, не имеет даже стремления производить творческие создания; он видит всюду дело и глядит на всякую вещь с ее дельной стороны. <…> Все у него правда и взято так, как есть в природе».

Он не только занимался публицистикой и этнографией, но стал автором учебников ботаники и зоологии, иллюстрации к которым выполнил знаменитый Сапожников, автор руководства по изучению рисования.

Несмотря на то, что карьеру можно было построить только в столице, Даль стремился из Петербурга в провинцию – там можно было собирать пословицы, сказки, образцы уникального народного говора. Владимир Иванович перевелся в Нижний Новгород, управлял тамошней удельной конторой и собирал материал. В нижегородской губернии Даль продолжал работу над толковым словарем, дойдя до буквы «П», а также написал сборник пословиц, публикация которого затянулась на 10 лет из-за препятствий цензуры. Даля вообще много осуждали в обществе, особенно после его заметок о необходимости обучать крестьян грамоте.

В 1859 году он переехал в Москву и посвятил себя двум своим самым важным трудам – «Толковому словарю живого великорусского языка» и «Пословицам русского народа». За время путешествий Даль набрал море фольклорного материала, но не успевал обработать всё. Поэтому сказки отправил историку и литературоведу Афанасьеву, а песни – фольклористу Киреевскому. Коллекцию лубочных картин писатель отдал в Императорскую публичную библиотеку.

Пример статьи из словаря Даля. жирным шрифтом выделены толкуемые слова
Пример статьи из словаря Даля. жирным шрифтом выделены толкуемые слова
Пример статьи из словаря Даля. жирным шрифтом выделены толкуемые слова

Работая над словарем, он не оставлял другие занятия – играл на нескольких музыкальных инструментах, работал на токарном станке и даже проводил спиритические сеансы. Духовными практиками Даль увлекся в Нижнем Новгороде.

Владимир Иванович Даль умер в возрасте 70 лет в октябре 1872 года. До последних дней он занимался редакцией Словаря и записывал в него новые слова.

В декабре в издательстве «Нигма» вышла книга «Старик-годовик». Это удивительный сборник сказок, пословиц, загадок и скороговорок, собранных Владимиром Ивановичем Далем. Название дала одноименная метафорическая сказка о смене пор года. Как и остальные тексты, она наполнена живописными образами.

Даль настаивал на самобытности русской литературы, избавлению от иностранных слов, наводнивших язык. «Старик-годовик» — квинтэссенция его литературного наследия, концентрация живого великорусского языка – того самого, которому писатель посвятил всю жизнь.

Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.
Казак Луганский Владимир Даль: доктор медицины, военврач, гомеопат и спиритист.

Украшением сборника служат живописные рисунки Марии Сутягиной, воссоздающие образ народного костюма, узоров, русского зодчества, символики, присущей русской культуре.