"Пивная мафия" в Самаре в 90-х. Кровь, убийства и разборки..

<100 full reads
118 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 31% of the total page views
21 minute — average reading time
"Пивная мафия" в Самаре в 90-х. Кровь, убийства и разборки..

Конец 80-х годов прошлого века в Самаре запомнился тремя новыми веяниями- неформалами, бандитами и кооператорами. Эти три социальные категории прочно ознаменовали собой конец т.н. "перестройки" и переход к оформлению новой суверенной России.

В 1985 году число лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, составляло только 464 человека. Именно в этот год общий обьем производства составлял около десяти миллионов рублей- огромная по тем временам сумма.

В 1988 году в Куйбышевской области создано уже 680 кооперативов и к началу следующего года они охватывали 7855 человек. Динамика обьема производств кооперативов составляла: 1988г.- 63,8 млн.руб; первое полугодие 89-го года- 112,9 млн.руб. По размаху развития кооперативной и индивидуальной форм трудовой деятельности Куйбышевская область к концу 1989 года уже занимала третье место в РСФСР.

На 1 января 1991 года было зарегистрировано свыше трех с половиной тысяч кооперативов в области, из них 1760 в Самаре и 900 в Тольятти. На тот период в них работали свыше 101 тысячи человек (74 тысячи-непосредственно членов кооператива).

Уже в этот период кооперативная сфера становится самой криминогенной. Первые бандиты начинают группироваться именно вокруг кооперативного движения. Появляются и первые преступления, связанные с этим движением. Тревогу уже тогда вызывал факт медленного возвращения кооперативами денежных средств по банковским кредитам. Так, в 1988 году кооперативам было выдано из касс банков наличными 17 миллионов рублей, а возвращено было лишь 4,5 млн.рублей, или в 4 раза меньше (Ист.: Крючков В.В. "Социально-экономическое и политическое развитие Куйбышевской области в 1985-1991гг.")

Что уж говорить о махинациях в кооперативном движении, если такой гигант госсобственности и самый крупный держатель валюты в области как "АвтоВАЗ" в те годы (1989-1990гг.) не перечислил в бюджет ни рубля!!!(Ист.: Волжская коммуна. 1990. 19 октября).

Но это так называемая официальная экономика, разрешенная государством. Но в Самаре в те годы вовсю уже существовала и теневая экономика, выходящая за рамки закона. Цыганская диаспора контролировала наркоторговлю и контрабанду. Существовал нелегальный рынок валюты. В городе еще в начале 80-х годов существовали свои миллионеры- это так называемая "торговая мафия" (в основном татарская диаспора) и "мафия рынка антиквариата" (в основном евреи). "Советские миллионеры", разумеется, были тесно повязаны с партийно-советскими органами и МВД.

По оценкам специалистов, зародившаяся лет сорок назад теневая экономика к началу горбачевской перестройки уже контролировала около 20% национального дохода огромной страны. Теневой сектор с середины 80-х годов начал быстро легализовываться.

В середине 80-х годов в Самаре в криминальных кругах были известны Марк Пироцкий и Николай Шевченко ("Боня"). Именно они заправляли операциями с валютой и драгметаллами (в основном с золотом) и неоднократно имели неприятности с правоохранительными органами.

Пироцкий Марк Нисоновича- 22 октября 1944 года рождения, еврей, уроженец города Самара, с высшим образованием, женатый, имеющий одного ребёнка, не судимый, работавшего заместителем председателя кооператива «Время», проживавшего в городе Самаре, ул. Осипенко, дом 136 кв.20

В эти же годы прогремела так называемая "банда Филимошина". Банда нашумела в "социалистические времена" тем, что грабила и убивала подпольных дельцов своего времени- цыганские семьи "цеховиков" и других подпольных миллионеров. Уже в наше время члены этой банды дали интервью одной самарской газете, где заявили, что на преступления их толкнуло в те времена чувство справедливости и грабили они исключительно богатых. Надо признать, что действительно- среди потерпевших от них были только подпольные миллионеры. Хотя жестокость, с которой совершались эти преступления, полностью нивелирует их вроде бы "робингудовские порывы".

Во главе банды стоял Андрей Филимошин. Филимошин Андрей Владимирович- 18 апреля 1959 года рождения, русский, уроженец города Самара, со средним образованием, не женатого, имеющего двоих детей, не судимый, не работавшего с сентября 1989 года, проживавшего в городе Самаре, ул. Антонова-Овсеенко, д. 10/77 кв.59

Уже в начале 80-х это имя было на слуху у многих горожан...

В 1978 году в Москве прошел первый чемпионат СССР по карате. Самарцев на нем не было. Первым самарским каратистом стал Вадим Клюшин, мастер с авиационного завода. Клюшина заинтересовал стиль шитокан. В 1979 году во Дворце спорта авиационного завода была открыта первая в Куйбышеве секция карате. Взнос составлял 10 рублей (значительная сумма по тем временам), однако это никого не испугало- за первые три месяца в секцию пришло 500 человек!!!! Сам Клюшин жил в малогабаритной двухкомнатной квартире с женой, тещей и двумя детьми. Но собранные деньги Клюшин тратил исключительно на поездки в Москву, где он встречался с Алексеем Штурминым, основателем первой школы карате в СССР на Цветном бульваре в Москве. У Штурмина Клюшин покупал для своих учеников методические пособия. В дальнейшем Клюшин переехал в Ульяновск, где ему предложили лучшее жилье. Я думаю, что если бы Клюшин остался в Самаре, то с началом перестройки ему бы его ученики подарили бы несколько квартир. Но это были другие времена и занимались карате исключительно энтузиасты и фанатики своего дела (в 1984 году, к тому же, карате было официально запрещено в СССР).

Зимой 1980 года в Куйбышеве во Дворце спорта состоялись первые городские соревнования по карате. Зал Дворца спорта был набит до отказа. Те, кто называл себя каратистами, увидели друг друга и показались зрителям. Победителями стали Юрий Гурьянов, Сергей Вороненко и Андрей Филимошин, все ученики Вадима Клюшина.

И вот именно Андрей Филимошин, по версии правоохранителей, в дальнейшем стал главарем самой кровавой банды Самары 80-х годов.

Разумеется, интерес криминала в середине 80-х начала привлекать и сплоченная "пивная мафия". В советское время в пивной отрасли основной нелегальный бизнес делался на неучтенном продукте, который доставлялся в пивные ларьки бойлерами. Обьем "левого" пива в бойлерах подчас достигал 200-300 литров. Пивники от выручки такого товара получали около 25%, производители забирали сразу свои 50%, остальное доставалось водителям и "нужным людям". Дефицит пива, как правило, создавался искусственно. Провоцировался ажиотаж и давка, в результате чего на качество пива уже никто не обращал внимания (постоянный недолив, большое количество пены и "триалона", разведение водой или столовым безалкогольным пивом, которое было на порядок дешевле). Как потом вспоминал Александр Аббасов, "в субботу бойлера хватало на два часа работы".

Говорят, что за своевременный подвоз пива днем, а не поздно ночью, пивники платили до 1,5 тыс. рублей в месяц (громадная по тем временам сумма!).

Если в 60-е годы отделы кадров торговли не могли найти продавцов на пиво, то уже с конца 70-х годов эта работа становится престижной. И устроиться можно было лишь по огромному блату.

Рассказывают, что в баре "Театральный" на улице Полевой уже тогда авторитетного Александра Масалова пытался оттереть от крана один из куйбышевских родственников секретаря Президиума Верховного Совета СССР Михаила Георгадзе. Однако, с падением в Москве высокопоставленного родственника эти притязания прекратились. Хотя само место Масалова притягивало как магнит. После 1986 года Масалов провел полтора года в СИЗО по делу о "порнографии", которое вел 5-й идеологический отдел КГБ. По данному делу в качестве главного обвиняемого фигурировал сын бывшего ректора Куйбышевского Инженерно-строительного института Александр Корякин. Кстати, именно после выхода из СИЗО и тесного общения с КГБ карьера Масалова резко пошла вверх (возможно, и совпадение). Из воспоминаний одного из современников: "Я слышал версию о порнушке. С классическим "хлопом", отключением света со щитка на площадке. Видеомагнитофоны тогда так были устроены, что кассета при обесточивании зависала внутри аппарата. Вот ее родимую и доставали потом, но уже с понятыми..."

Хотя гуляла и несколько иная версия событий- когда бар, где работал Масалов, решил под себя подмять один из новоявленных бандитов (была даже версия, что это Шарик), то бармен активно воспротивился. Через некоторое время ему подсунули девицу, которая затем накатала на него заяву об изнасиловании. В любом случае, Масалов сейчас официально погиб в автокатастрофе и вряд ли прояснятся эти расхождения.

В 1985 году выходит знаменитый антиалкогольный указ. В этот же период по городу распространяются слухи о закрытии Жигулевского пивзавода. Горожане стараются напиться пива впрок.. "Пивная мафия" на пике своего могущества. Начинают появляться "частные пивнушки". Знаменитый боксер Аббасов за свои средства строит ларек на Ульяновском спуске. Он же вместе с чемпионом мира по боксу 1986 года Василием Шишовым открывает пивной киоск на улице Пензенской. А до того как открыть свой бизнес, трехкратный чемпион РСФСР, чемпион СССР по боксу в легчайшем весе, Зульфигар Аббасов отсидел в тюрьме, а после освобождения работал пивником на "Дне"- самом престижнейшем месте.

В Самарском районе Куйбышева продажи пива в 80-е годы контролировали Александр Масалов, которого после армии пропихнули в этот бизнес родственники, и Фарид Шарафутдинов ("Шарик"). По некоторым данным, Шарафутдинов постоянно конфликтовал с Александром (Зульфигаром) Аббасовым. На великого боксера даже заводили уголовное дело по хищениям за 42 копейки!! И самое удивительное, что в начале 80-х он отсидел несколько лет в тюрьме. Еще одним пивным бароном был Арикайненен, в 70-х годах исключенный из Политехнического института как бунтарь-хиппарь. Проскальзывали и упоминания о курировании части самарской пивной мафии Кондратенко ("Господин").

Был в городе и еще один "пивной авторитет"- Кузя. Кузнецов Владимир Михайлович родился 16 января 1954 года. Получил высшее образование, но работал продавцом пива в магазине №509. По рассказам знавших его людей- человек очень образованный, начитанный, уравновешенный. Первую судимость Кузя получил в 1981 году за разбой. Дали ему 4,5 года, однако в 1984 году он выходит на свободу по УДО (условно-досрочное освобождение). К 1988 году он входит в авторитеты от пивной мафии.

Также в этот список входил и Юрий Сапрунов ("Джигит"), который контролировал пивнушки в Промышленном районе. Вроде бы и он в конце 80-х годов также отсидел за разбой и кражу.

В 1988 году в Самарской (тогда еще Куйбышевской) появился "вор в законе" "Яблочко". Он был переведен в местную колонию строгого режима. Еще сидя на зоне он начинает влиять на расклад сил в местном криминальном сообществе. После освобождения в мае 1989 года "Яблочко" организовал свою группировку, правда избрал местом базирования Тольятти.

20 ноября 1988 года к молочной кухне на улице Коммунистической подьехал Фарид Шарафутдинов. Пробыв недолго внутри, Фарид вышел и направился к своей машине. В этот момент раздался выстрел. Стреляли из проезжавших мимо "жигулей" восьмой модели из мелкокалиберного ружья. Пуля попала в голову и Фарид скончался на месте. Убийцы скрылись на своей машине. Все это происходило утром при стечении множества народа. Свидетелей убийства было очень много.

Говорят, что это было первое заказное убийство в России. Не берусь оценивать этот факт, однако в глаза бросалось следующее- на фоне явного непрофессионализма (стреляли из мелкашки; преступление совершено при большом скоплении людей и на, для того времени, довольно броской автомашине) убийцы действовали самоуверенно и нагло. Началось следствие, которое вели Р.Г.Ягутян (застрелен в 1994году) и В.П.Иванов. От Управления КГБ по Куйбышевской области дело вел Игорь Игин.

Причина убийства ни у кого не вызывала сомнения. Дело в том, что на следующий день Фарид Шарафутдинов должен был начать работать на куйбышевском пивзаводе в должности диспетчера, а эта должность являлась ключевой. Тот, кто стоял у крана на пивзаводе, тот и контролировал пивной рынок. Была информация, что сторонники "Шарика" собрали огромные деньги и выкупили для него это место, а он в свою очередь представлял бы их интересы. Но в тоже время, вроде бы, была и другая сторона, которая проиграла эту борьбу и теперь ожидала, что их просто отстранят от бизнеса. Но следствию так и не удалось выйти на основных организаторов (это моя версия)- или, лучше сказать, не удалось собрать доказательной базы.

Из воспоминаний куйбышевского оперативника Валерия Лукьяновича Щетинского :

"— Я работал начальником отделения по раскрытию тяжких преступлений в Куйбышеве, где как раз зарождалась мафия, — делится милиционер. — И в 1988 году застрелили Фарида Шарафутдинова — его прозвище «Шарик». «Пивная мафия». Шло распределение пива на пивнушки в центре и на Безымянке. «Шарик» на пивзавод затискал своего человека и пиво больше получали в центре, где всё «Шарика» было. На Безымянке обиделись, пытались разобраться. А кончилось тем, что Шарафутдинов выходил из фабрики-кухни на Коммунистической — у него тогда родился ребенок, шел с детским питанием — и ему выстрелили в затылок из малокалиберной винтовки.

— Нам (вместе с Радиком Ягутяном, который вел дело от прокуратуры- О.И.) отдельный кабинет дали, освободили от всего — это мафия, надо заниматься. И начались звонки с угрозами. И домой, и на работу. Кто звонил — не знаю, знаю — не скажу. И мне, и Ягутяну поступали звонки. Говорили, чтобы мы не лезли.."

Уголовное дело об убийстве Шарафутдинова без движения лежало в системе УВД облисполкома в течение двух с лишним лет. Злопыхатели рассказывали, что эта волокита была связана в первую очередь с тем, что при обыске в квартире убитого пивного «мафиози» опергруппа нашла видеокассеты, но не простые, а с записью помывки Шарика в бане в обществе девочек легкого поведения. Но следствие, конечно же, остановило вовсе не это, а тот факт, что в компании с пивным королем и девочками оказались лица, похожие на… высокопоставленных сотрудников УВД и даже обкома КПСС.

Вроде бы эту запись сделал сам Шарафутдинов с целью обезопасить себя на случай возможного криминального преследования. И действительно, если бы Шарик остался жив, то при наличии такого компромата его вряд ли стали бы трогать и ОБХСС, и уголовный розыск. Но, как известно, на любую силу в конце концов найдется другая сила: мы уже знаем, что в итоге этот видеокомпромат так и не понадобился пивному королю…

Так или иначе, но следствие по делу об убийстве Шарика затянулось почти на пять лет. Для его завершения понадобилось пережить августовский путч 1991 года, когда КПСС тихо почила в бозе, и лишь тогда следствию о первом самарском заказном убийстве был дан официальный ход. Но до судебного финала его довело вовсе не облУВД, а следственная группа управления КГБ по Самарской области, вскоре после этого переименованного в управление ФСК, а затем – в ФСБ.

Самое интересное, что на момент раскрытия этого заказного убийства они уже находились за решеткой- по делу о "банде Филимошина". Хотя уже после их осуждения, многие правоохранители стали открыто сомневаться, что именно Филимошин был главарем. "Бандой Филимошина" кто то руководил...

В конце 80-х годов Филимошин со своими подручными занимался главным образом тем, что выискивал состоятельных «клиентов» (в первую очередь цыганских баронов и подпольных торговцев золотом). После тщательной разведки и изучения «клиента» его бригада являлась к богатею домой и «вытрясала» из него припрятанные сокровища. Во время судебного процесса по делу филимошинской банды летом 1991 года публику немало шокировали сообщения о размерах золотых запасов, отнятых подручными Филимошина у иных скромных с виду советских обывателей.

Тогда на скамье подсудимых вместе с Филимошиным в общей сложности оказалось 14 человек. В советские времена подобные судебные процессы были экзотической редкостью, тем более над такими крупными бандитскими группировками. Неудивительно, что «дело Филимошина» тогда вызвало в городе небывалый ажиотаж. Особенно гордились начавшимся судебным процессом руководители управления КГБ по Куйбышевской области: ведь основной объем оперативно-розыскных мероприятий по этому делу провели именно сотрудники «конторы».

Однако лишь девятерым из числа подсудимых вменялась в вину статья 77 УК РСФСР (бандитизм). Кроме самого Андрея Филимошина, под это обвинение попали в первую очередь его «боевики»: Игорь Нестеров, Виталий Кудашев, Герман Торгашов, Владимир Мошкин, Алексей Мельник, Сергей Павлов, а также уже упоминавшиеся Сергей и Владимир Воробьевы. В конце 1988 года слухи об этих доморощенных киллерах, удачно выполнивших сложный «заказ» по устранению Шарика, со скоростью молнии облетели криминальную среду, и в итоге Филимошин принял у себя обоих братьев, что называется, с распростертыми объятиями.

Как уже говорилось, налетчики сначала тщательно выбирали жертву, а потом долго и скрупулезно репетировали нападение. Порой подготовка к «операции» занимала несколько недель, а то и больше месяца. Преступники изучали режим работы «клиента», его привычки, манеру поведения, путь его следования на место службы и обратно, «вычисляли» его родственников и знакомых. После «экспроприации» они никогда не оставляли у себя используемую во время «работы» одежду и обувь – все это тщательно уничтожалось, чтобы милиция не смогла обнаружить налетчиков по следам. Если же во время «визита» золото и деньги сразу найти не удавалось, бандиты не останавливались перед пытками своих жертв, в том числе раскаленным металлом или утюгом.

На счету банды Филимошина, как выяснилось в ходе следствия, были нападения на состоятельных «клиентов» не только в Куйбышеве, но также в Москве, Ленинграде и Саратове. В частности, в столице отморозки с берегов Волги совершили налет на гражданку С., у которой, по их сведениям, в квартире было спрятано около 50 килограммов одного только золотого песка. Однако тут бандитов постигла неудача: пожилая женщина даже под пытками не выдала свое добро. В итоге налетчики были вынуждены ретироваться, захватив с собой ценности на сумму «всего лишь» 20 тысяч рублей…

Еще одно нападение они организовали в Ленинграде, где «экспроприация» прошла куда более удачно. В квартире гражданки И. куйбышевские бандиты нашли 300 золотых монет царской чеканки, а также другие изделия из золота, серебра и платины на общую сумму 1,5 миллиона (!) тогдашних рублей. Затем последовало бандитское нападение на цыганскую семью в Саратове, где рэкетиры отобрали у своих жертв трехлитровую банку, которая доверху была наполнена золотыми украшениями. После этого группа Филимошина вернулась в родной Куйбышев, где «провернула» мелкое, по ее масштабам, дело – ограбила коллекционера Ш., у которого налетчики взяли старинные иконы общей стоимостью «всего лишь» 50 тысяч рублей. А последним штрихом в «похождениях» поволжской банды стал налет на цыганскую семью в поселке Тарасовка Московской области, где Филимошин с компанией поживились золотом и ювелирными изделиями общей стоимостью 145 тысяч рублей в ценах того времени.

Впрочем, филимошинские братки не гнушались даже и скупкой краденого, из-за чего рядом с ними на скамье подсудимых оказался также слесарь завода «Прогресс» Николай Морозов, выносивший с закрытого предприятия контакты из драгметаллов, которые здесь используются при сборке ракетной техники. Следствие установило, что весь этот «электротехнический лом», а также золотой песок, похищенный у «богатеньких», в слитки и украшения переплавляли ювелиры Геннадий Кашкиров и Григорий Басис. А затем на скупке краденого, изъятого бандитами Филимошина у своих жертв, «прокололись» известный в то время в Куйбышеве коллекционер антиквариата Марк Пироцкий и ташкентский ювелир Константин Зац. Все перечисленные лица тоже заняли свое место на скамье подсудимых рядом с откровенными отморозками…

В итоге Андрей Филимошин был приговорен к 12 годам лишения свободы, Игорь Нестеров и Герман Торгашов – к 9 годам каждый, Виталий Кудашев – к 7 годам, Владимир Мошкин - к 6 годам, Алексей Мельник и Сергей Павлов к 4 годам каждый, а уже упоминавшиеся Сергей и Владимир Воробьевы к 8 годам каждый. Николай Морозов получил 4,5 года лишения свободы, Геннадий Кашкиров – 5 лет, Марк Пироцкий – 4 года, Григорий Басис – 2 года, а Константин Зац – к шести месяцам лишения свободы. Последний, к тому моменту уже отсидевший этот срок в камере СИЗО, вышел из-за решетки после оглашения приговора прямо в зале суда.

Кстати, через два года после вынесения этого приговора братьев-киллеров снова ждала жесткая скамья подсудимых.

К 1993 году областное управление ФСБ наконец-то завершило пятилетнее следствие по делу об убийстве Шарафутдинова, и в апреле начался судебный процесс, в котором в качестве заказчика преступления фигурировал уже известный нам Владимир Кузнецов, он же Кузя. Основными же исполнителями убийства, как мы уже знаем, были двое Воробьевых, а их сообщниками - водитель Юрием Тёркин и «запасной игрок» Андрей Котяков. Слушание дела завершилось только через три месяца. При этом в соответствии с приговором Самарского областного суда Кузнецов получил 9 лет лишения свободы, Владимир и Сергей Воробьевы - по 12 лет, а Тёркин и Котяков, признанные виновными в пособничестве убийцам – соответственно к 8 и 7,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Кузнецов так и не признал свою вину. Воробьевы, признавшиеся в убийстве, получили большие срока. Но до сих пор многие утверждают, что они выполняли еще чей то заказ. Кузя на зоне жил комфортно- открыл свой автосервис, пользовался всеобщим уважением, ездил в Самару в отпуска. Как утверждают некоторые, в Самаре (во время отпуска) он ездил с телохранителями и решал свои дела. Прогремела история из 1995 года, когда о Кузнецове снова вспомнили самарские правоохранители. Дело в том, что у него , вроде бы, разболелось сердце и он оказался не в тюремной больнице, а.. в палате самарского кардиоцентра. Когда эту информацию получили сотрудники 6-го отдела, то они провели захват по всем правилам боевиков (по их мнению, была угроза захвата заложников). Однако Кузя лишь громко повозмущался. Хотя, возможно, все это лишь байки....

Дело № 02-98-1993 г. Приговор

Именем Российской Федерации

7 июля 1993 года судебная коллегия по уголовным делим Самарского областного суда в составе: председательствующего Курылева В.А., народных заседателей Князевой В.Н., Пресняковой Т.В. при секретаре Богатыревой О.В., с участием прокурора Мизонина В.Н., адвокатов Бочкова Б.В., Корнилова Б.А., Киреева А.А., в открытом судебном заседании в г. Самаре, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Кузнецова Владимира Михайловича, 16 января 1954 г.р., уроженца г. Куйбышева, русского, е высшим образованием, разведенного, работавшего продавцом пива магазина № 509 г. Самары, проживавшего в г. Самара, Виражный переулок, д. 9, ранее судимого в 1981 г. по ч.2 ст. 146 УК РСФСР к 4,5 г. лишения свободы, освобожденного 7.03. 1984 г. условно, с испытательным сроком 2 г. - в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ст.102 УК РСФСР, ч.1 ст. 218 УК РСФСР, ст. 17 ч.2 ст. 144 УК РСФСР;

Воробьёва Владимира Валентиновича, 11 июля 1959 г.р., уроженца г. Кинеля Куйбышевской области, русского, с высшим образованием, женатого, от брака имеющего одного несовершеннолетнего ребёнка, осужденного в 1991 г. по ст. 77 УК РСФСР к 8 г. лишения свободы и отбывающего в настоящее время наказание по приговору суда, проживавшего до осуждения в г. Кинеле, ул. Г. Димитрова, д.78 - в совершении преступления предусмотренного п. «а» ст. 102 УК РСФСР, п.1 ст. 218 УК РСФСР, ч.2 ст. 144 УК РСФСР, ч.2 ст. 144 УК РСФСР, ч.2 ст. 144 УК РСФСР;

Воробьёва Сергея Валентиновича, 5 марта 1965 г.р., уроженца г. Кинеля Куйбышевской области, русского, со средним образованием, женатого, имеющего на иждивении одного несовершеннолетнего ребёнка, ранее судимого в 1981 г. по ч.2 ст. 89 УК РСФСР к 2 г. лишения свободы условно; в 1983г. по ст.17 ч.2 ст.144 УК РСФСР к 2 г. лишения свободы, освобожденного в соответствии с актом об амнистии, осуждённого в 1991 г. по ст.77 УК РСФСР к 8 г. лишения свободы и отбывающего в настоящее время наказание по приговору суда, проживавшего до осуждения в г. Кинеле, ул. Машинистов, д.8, кв.2 - в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ст. 102 УК РСФСР, ч.1 ст. 218 УК РСФСР, ч.2 ст. 144 УК РСФСР, ч.2 ст. 144 УК РСФСР, ч.2 ст. 144 УК РСФСР;

Тёркина Юрия Алексеевича, 17 августа 1962 г.р., уроженца г. Кинеля Куйбышевской области, русского, со средним л образованием, женатого, имеющего на иждивении одного несовершеннолетнего ребёнка, ранее судимого в 1988 г. по ч.4 ст.89 УК РСФСР к 3 г. лишения свободы условно с обязательным привлечением и труду, работающего в акционерном обществе «Кинельагро» водителем, проживающего в г. Кинеле, ул. Советская, д. 6, кв. 4 - в совершении преступления, предусмотренного ст. 17 п. «а» ст. 102 УК РСФСР, ч.2 ст.144 УК РСФСР;

Котякова Андрея Вячеславовича, 8 марта 1967 г.р., уроженца г. Кинеля Куйбышевской обл., русского, со средним образованием, разведённого, осуждённого в 1991 г. по ч.3 ст. II7 и ч.1 ст.211 УК РСФСР к 7 г. лишения свободы, отбывающего наказание по приговору суда, проживавшего до осуждения в г. Кинеле, ул. Орджоникидзе, д. 109, судимого в 1989 г. по ч.1 ст.211 УК РСФСР к штрафу - в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 144 УК РСФСР, ст. 190 УК РСФСР,

Установил:

К середине 1988 г. между Кузнецовым В.М. и Шарафутдиновым Ф.Г. сложились неприязненные отношения по поводу контроля над рядом пивных киосков г. Самары и получения дополнительных доходов. С целью устранения конкурента Кузнецов вступил в преступный сговор с Мошкиным В.Г., а через него с Воробьёвым В.В. и Воробьёвым С.В., первоначально для вымогательства с Шарафутдинова крупных денежных сумм, а затем для убийства Шарафутдинова.

В июне 1988 г. Кузнецов сообщил своему знакомому Мошкину, а затем братьям Воробьёвым сведения о наличии у Шарафутдинова крупных денежных сумм. Участники группы решили совершить вымогательство денег у Шарафутдинова, для чего разработали план совершения преступления, которым предусматривался физический захват Шарафутдинова и вывоз его в уединенное место, где Воробьёвы и Мошкин должны были добиться от потерпевшего выдачи места хранения денег, а затем передачи его Кузнецову, который вынашивал намерение убить его. Кузнецов сообщил Мошкину и Воробьёвым о место жительства Шарафутдинова и обрисовал его внешность.

Начиная с июня 1988 г., Воробьёвы установили наблюдение за Шарафутдиновым, используя имевшуюся в их распоряжении автомашину BA3-2I07 г/н Л 61-38 КШ. О результатах слежки регулярно докладывали Кузнецову. В один из дней июня, установив, что Шарафутдинов зашёл в ателье по пошиву чехлов, расположенное по адресу: г. Самара, Южный проезд, 224, Воробьёвы и Мошкин предприняли попытку захвата Шарафутдинова. С этой целью Воробьёв С.В. и Мошкин расположились у входа в ателье, а Воробьёв В.В. остался ждать их в своей машине. При выходе Шарафутдинова из ателье Мошкин нанёс ему удар кулаком, однако Шарафутдинов криками призвал на помощь, что вынудило Воробьёва С.В. скрыться. О результатах нападения сообщили Кузнецову, который порекомендовал изготовить дубинки. Примерно в то же самое время Воробьёвы и Мошкин изготовили резиновые дубинки, залитые свинцом.

В процессе слежки за Шарафутдиновым в ночь на 17 июня 1988 г., находясь по адресу: Самара ул. Садовая, д. 112, возле которого находилась автомашина Шарафутдинова ГАЗ-24 г/н Н 00-14 КШ, Воробьёвы и Тёркин решили совершить хищение личного имущества граждан. Убедившись в отсутствии хозяина автомашины, Воробьёв С.В. проник в автомашину, откуда похитил: автомагнитолу фирмы «ТКР» стоимостью 1000 руб., одну аудиокассету стоимостью 10 руб., зеркало фирмы «Бродвей» стоимостью 26 руб., две подушки под двигатель общей стоимостью 20 руб., автомобильный бензонасос стоимостью 13 руб., а всего на общую сумму 1060 руб. Тёркин м Воробьёв В.В. наблюдали за обстановкой вокруг дома в это время. После совершения хищения Воробьёвы и Тёркин с места преступления скрылись. Автомобильную магнитолу взял себе Тёркин, и после ремонта продал её Филимошину, который в свою очередь продал её неустановленному лицу.

Помимо этого, Воробьёвы и Шепелев по предварительному сговору с целью совершения хищения личного имущества граждан, находясь в ночь на 30 сентября 1988 г. возле д. 112 по ул. Садовой, где проживал Шарафутдинов, и во дворе которого находилась автомашина Шарафутдинова Ф.Г. «Москвич-412» г/н О 03-15 КШ. Убедившись, что вокруг никого нет, Воробьёв С.В. открутил крепления колёс. Воробьёв В.В. и Шепелев поднимали кузов автомашины, а Воробьёв С.В. снимал колёса, которые затем они укладывали в свою машину. Похитив таким образом четыре колеса в сборе, четыре декоративных колпака, шестнадцать гаек крепления колёс общей стоимостью 352 руб. 93 коп., Воробьёв и Шепелев с места преступления скрылись. Все похищенное было передано Шепелеву.

В августе-сентябре 1988 г. Кузнецов сделал сообщникам прямое предложение совершить убийство Шарафутдинова, пообещав за это 10000 руб., и трудоустроить их в один из пивных киосков города. Согласившись с предложением Кузнецова, Воробьёвы приступили к подготовке убийства Шарафутдинова. Воробьёв С.В. у своего знакомого Левчука летом 1988 г. взял винтовку калибра 5,6 мм и боеприпасы к нему в количестве примерно 100 штук, которые хранились дома у Воробьёва В.В. и у Воробьёва С.В. в гараже. Воробьёвы в различных местах в г. Кинеле производили тренировочные стрельбы. Для производства стрельбы из автомашины Воробьёв З.В. отсоединял ствол винтовки от приклада и тренировался стрелять таким образом.

Исходя из принятого решения стрелять в Шарафутдинова из автомашины, которую необходимо было похитить, Воробьёвы в ноябре 1988 г. встретились с Котяковым и Левчуком, договорились о совместном хищении автомобиля. Одновременно с этим Кузнецов, будучи поставлен Воробьёвым в известность о намерении похитить автомашину, передал Воробьёвым ключи от гаража, расположенного в массиве гаражей на ул. Партизанской для сокрытия автомашины.

В ночь с 16 на 17 ноября 1983 г. Воробьёвы, Левчук и Котяков прибыли в массив гаражей на ул. Антонова-Овсеенко г. Самары. Действуя согласно договорённости, Воробьёв В.В. остался в автомашине, откуда наблюдал за обстановкой, а Котяков и Левчук, к которым через некоторое время присоединился Воробьёв С.В., подошли к гаражу Игонина В.В., отмычкой вскрыли его. Воробьёв С.В., соединив напрямую провода замка зажигания стоявшей в гараже автомашины BA3-2108 г/н M 1894 КШ, завёл её.

Похитив из гаража, принадлежащую Игонину автомашину BA3-2108 г/н M 1894 КШ, стоимостью 8400 руб., гаражный замок - 8 руб., перчатки мужские - 19 руб., магнитолу «АМ» - 80 руб., автомобильные чехлы – 60 руб., колесо - 65 руб., комплект инструментов - 15 руб., домкрат - 10 руб., приспособление для вулканизации - 10 руб., аптечку для вулканизации - 10 руб., распределитель зажигания - 35 руб., банку моторного масла - 2 руб. 50 коп., шипы для колёс в количестве 400 шт. общей стоимостью 30 руб., цепь - 12 руб., комплект клапанов в количестве 8 штук общей стоимостью 6 руб., топор - 3 руб. 50 коп., шоколадку «Пингвин» - 1 руб. 50 коп., диски колес в количестве 2 штук общей стоимостью 18 руб., бензонасос - 10 руб., ремень вентилятора - 3 руб., гаражный замок - 24 руб., сальники клапанов з количестве 8 штук общей стоимостью 10 руб., бутылку краски - 10 руб., тормозные накладки в количестве 4 штук общей стоимостью 7 руб. 20 коп., тяги заднего моста - 10 руб., подшипники - 3 руб., комплект втулок амортизатора - 3 руб., реле-регуляторы - 10 руб., комплект из лампочек, пистонов обшивки двери, фурнитуры в целлофановом пакете общей стоимостью 28 руб., саленблоки 4 штуки - 4 руб., сальники полуоси 2 штуки - 1 руб., успокоитель цепи - 2 руб., распределительный вал - 20 руб., хомуты крепления глушителя 2 шт. - 2 руб., электродрель - 80 руб., фуфайку - 10 руб., сумку - 2 руб., ручку стеклоподъёмника стоимостью 3 руб., а всего на сумму 9019 руб. 70 коп., и не представляющие ценности столовый нож, спортивную шапочку, индивидуальную аптечку, байковое одеяло, спортивную майку, складные вилку и ложку, полотенце, бинт, валенки, пришедший в негодность штамп, Воробьёв С.В. и Котяков на автомашине ВАЗ-2108, а Левчук и Воробьёв В.В. на автомашине ВАЗ-2107 с места преступления скрылись. Похищенную автомашину ВАЗ-2108 Воробьёв С.В. и Котяков поставили в гараж Кузнецова.

В эти же дни Воробьёв С.В. в г. Кинеле встретился со знакомым Тёркиным и предложил участвовать в убийстве. Тёркин согласился, рассчитывая на погашение задолженности. Тёркину отводилась роль подстраховывать Воробьёвых, следуя за ними на машине, чтобы в случае необходимости скрыться с места происшествия. О вовлечении в группу Тёркина Воробьёвы доложили Кузнецову, и тот одобрил их действия. По завершению подготовки Воробьёвы и Тёркин 19 ноября 1988 года прибыли из г. Кинеля в г. Самару, но найти в этот день Шарафутдинова не смогли.

20 ноября 1988 г. в утреннее время Воробьёвы на автомашине ВАЗ-2107 г/н Л 6138 КШ заехали за ожидавшим их Тёркиным в спецкомендатуру № 2 Кировского РОВД г. Самары, где отбывал наказание последний, и оттуда втроём проследовали к гаражу Кузнецова, где находилась автомашина ВАЗ-2108. В соответствии с заранее принятым решением Воробьёв В.В., вооружённый винтовкой калибра 5,6-мм, от которой был отсоединён приклад, и примерно с 50 патронами к ней, разместился на заднем сиденье, а Воробьёв сел за руль автомашины ВАЗ-2108. Тёркин сел за руль автомашины ВАЗ-2107, после чего на двух автомашинах прибыли к дому Шарафутдинова и установили наблюдение.

Спустя некоторое время Шарафутдинов приехал на автомашине ГАЗ-24 г/н О 00-23 КШ к молочной кухне, расположенной на ул. Коммунистической. Воробьёв и Тёркин прибыли за ним следом. Воробьёв С.В. указал место Тёркину на перекрестке улиц Коммунистической и Клинической, куда Тёркин поставил автомашину ВАЗ-2107, и стал ждать сигнала от Воробьёвых. Воробьёв С.В. развернулся и поставил автомашину ВАЗ-2108 напротив автомашины Шарафутдинова, приоткрыл окно своей двери, давая возможность брату произвести выстрел, не выходя из машины. Примерно в 11 час. Шарафутдинов шел из помещения молочной кухни, и после непродолжительного разговора с Потапенко направился к своей автомашине. В этот момент, когда Шарафутдинов открыл дверь водителя и садился в машину, Воробьёв В.В. с целью умышленного убийства произвел прицельный выстрел из винтовки калибра 5,6 мм п голову Шарафутдинова. Шарафутдинов упал, а Воробьёвы и Тёркин с места преступления на автомашинах скрылись. В результате поражения пулей головы Шарафутдинова была нанесена смертельная травма, от которой Шарафутдинов скончался в этот же день.

После убийства Воробьёвы и Тёркин проследовали к гаражу Кузнецова, чтобы поставить автомашину ВАЗ-2108, однако боязнь быть опознанными работавшим в соседнем с гаражом Кузнецова мужчиной вынудила их бросить автомашину в массиве тиражей. На автомашине ВАЗ-2107 они прибыли к Кузнецову, где рассказали об убийстве, передали винтовку и патроны Кузнецову, который спрятал их в сарае.

После этого при следовании домой в г. Кинель Воробьёвы на пустыре у Ракитского моста уничтожили головные уборы и перчатки. Через несколько дней Воробьёв С.В. забрал у Кузнецова винтовку и патроны к ней, которые хранил в гараже по адресу: г. Кинель, ул. Машинистов, д. 3. Примерно в феврале 1989 г. он утопил ствол винтовки в реке Самара, а приклад винтовки сжёг. Оставшиеся патроны летом 1989 г. Воробьёв С.В. передал Мошкнну.

Согласно договорённости, Кузнецов уплатил Воробьёвым в качестве вознаграждения за убийство Шарафутдинова в ноябре-декабре 5000 руб., которые передал Воробьёву С.В. у себя дома. Тогда же Воробьёв С.В. на часть суммы - 2500 руб., приобрел у Кузнецова видеоплеер. В начале 1989 г. на вещевом рынке «Энергетик» Кузнецов передал Воробьёву С.В. еще 5000 руб. Всего Воробьёвы получили от Кузнецова 10000 руб. Свое обещание трудоустроить их в пивной киоск Кузнецов не выполнил, ссылаясь на то, что нельзя вызывать подозрений, а затем Воробьёвы были арестованы.

Допрошенный в качестве подсудимого Воробьёв В.В. виновным себя признал частично и пояснил, что в 1988 г. он познакомился с Мошкиным, а через него познакомился с Кузнецовым. Мошкин предложил похитить богатого человека и потребовать выкуп. Выбор пал на Шарафутдинова. Они с братом и Мошкин стали следить за Шарафутдиновым, а затем предприняли попытку захвата его возле мастерской по пошиву чехлов, но она оказалась неудачной. Он в это время находился в автомашине за гаражами, и когда пришли Мошкин и брат, они сообщили, что захват не удался. О случившемся они рассказали Кузнецову, но тот отругал их и сказал, что это его хороший знакомый. В процессе слежки они с братом сняли с автомашины Шарафутдинова автомагнитолу и кассету. Брат открыл дверь, и они вдвоём сняли магнитолу. Затем, когда они прекратили и возобновили слежку, и с Шепелевым приехали в Самару, около гаража Шарафутдинова увидели «Москвич» и решили снять с него колёса, для того, чтобы Шарафутдинов «Москвич» загнал в гараж, а «Волгу» стал ставить в другом месте, и когда следовал домой, его можно было похитить. Однако из этой затеи ничего не получилось, и они прекратили слежку за Шарафутдиновым.

Осенью 1988 г. Левчук обратился к нему с просьбой найти гараж. Он вспомнил, что Кузнецов у него в машине случайно оставил ключ от своего гаража, и он без разрешения Кузнецова передал ключ от гаража Левчуку. В один из дней ноября 1988 г. Левчук попросил его и брата подвезти на ул. Коммунистическую, с ними был Тёркин. Приехали к гаражу Кузнецова, где, как оказалась, стоит автомашина ВАЗ-2108. Он, брат и Левчук сели в эту машину, а Тёркин управлял автомашиной ВA3-2I07. Остановились у здания молочной кухни и увидели, что там стоит автомашина Шарафутдинова ГАЗ-24. Левчук вышел из машины и зашёл во двор. Вернулся через 10 минут и сказал, что сорвалось. Подъехали к гаражу Кузнецова, поняли, что автомашина ВАЗ-2108 угнана и сказали, чтобы Левчук сам с ней занимался, и уехали. Впоследствии Левчук сказал, что бросил эту машину возле гаражей, и отдал ключи от гаража Кузнецова, который он впоследствии отдал Кузнецову.

Будучи допрошенным на предварительном расследовании, Воробьёв В.В. отрицал всякое участие в совершении преступных действий. Затем признал себя виновным и пояснил, что через своего знакомого Мошкина познакомился с Кузнецовым, который рассказал им о Шарафутдинове, и пояснил, что он осуществляет поборы с пивников, и уже заработал большую сумму денег, говорил, что убирает неугодных ему людей, создает условия, при которых люди попадают в тюрьму. Предложил ему с братом и Мошкину похитить Шарафутдинова и выбить из него крупную сумму денег, а затем передать его Кузнецову, а он его убьёт. Показал дом, где живет Шарафутдинов. После чего они стали следить за Шарафутдиновым. Следили втроём: они с братом и Мошкин. Первый период слежки закончился неудачным нападением на Шарафутдинова у ателье по пошиву чехлов, когда Мошкин ударил Шарафутдинова, но не смог оглушить, и Шарафутдинов стал звать на помощь. О случившемся проинформировали Кузнецова, который остался недоволен, и предложил резиновую дубинку со свинцовым стержнем. Такую дубинку он сам изготовил спустя некоторое время. Кузнецов прямо предложил им убить Шарафутдинова, и за это предложил 10 тыс. руб. и место в пивном киоске. Они согласились, и Кузнецов предложил убить Шарафутдинова выстрелом из огнестрельного оружия.

Он уже знал, что у них есть малокалиберная винтовка, которую они взяли у Левчука. Они начали подготовку к убийству, выезжали за город Кинель и стреляли из салона автомашины. О результатах таких тренировочных стрельб докладывали Кузнецову. Кузнецов настойчиво предлагал убить Шарафутдинова. В это время они взяли у Кузнецова ключ от его металлического гаража, расположенного на ул. Партизанской, для того, чтобы поставить угнанную автомашину, из которой собирались застрелить Шарафутдинова. В этот же момент они освобождали гараж Кузнецова от запасных частей, которые перевозили к нему домой. Примерно за недолю до 20 ноября 1988 г. он с братом разговаривал с Котяковым, и они пояснили, что для дела нужна машина, и сказали, чтобы Левчук нашёл, какую можно угнать. Спустя некоторое время он, брат и Котяков приехали к Левчуку, забрали его, он указал путь к массиву гаражей на ул. Антонова-Овсеенко. Левчук, Котяков и брат Сергей пошли к гаражам, и вскоре выехали на автомашине ВАЗ-2108 бежевого цвета. После этого угнанную машину поставили в гараж Кузнецова. Брат Сергей договорился с Тёркиным о том, что он будет за рулём другой машины прикрывать их, т.е. в случае необходимости можно быстро пересесть на другую машину. Кузнецов одобрил и этот план.

19 ноября 1988 г. они приехали к дому Шарафутдинова, но найти его в этот день не могли. Перед тем, как ехать 20 ноября 1988 г., они с братом договорились, что убивать Шарафутдинова не будут, а лишь прострелят ему лёгкое. Они заехали в спецкомендатуру за Тёркиным, откуда проехали к гаражу Кузнецова, выгнали «восьмёрку». Брат сел за руль, он с винтовкой сел сзади. Тёркин сел за руль «семёрки». Они с братом надели зимние спортивные шапочки типа «петушок». После этого поехали н дому Шарафутдинова. Шарафутдинов на своей «Волге» приехал к молочной кухне на ул. Коммунистической. Тёркину дали указание, чтобы он остановил машину за квартал. «Восьмёрку» поставили напротив «Волги». Шарафутдинов вышел из кухни с каким-то парнем, и, разговаривая, стал садиться в машину. В это время он выстрелил, и пуля попала в голову Шарафутдинова, поскольку он сразу стал падать. С места происшествия они уехали в гараж Кузнецова, но поставить «восьмёрку» не смогли, т.к. в соседнем гараже мужчина ремонтировал машину. Тогда они бросили «восьмёрку» недалеко от гаража Кузнецова, и на «семёрке» уехали к Кузнецову, где рассказали о случившемся. Когда выходили из дома, брат отдал Кузнецову ствол и патроны. По пути сожгли шапочки. Кузнецов за убийство рассчитывался с братом, отдавал в два приёма 10 тысяч рублей. Из этой суммы брат купил у Кузнецова видеоплейер за 3500 руб. Ствол и патроны чуть позднее у Кузнецова забрали. Из похищенной «восьмёрки» забрали кое-какие вещи: дрель, что-то из запчастей, фуфайку, бутылку с краской, нож, автомагнитолу отечественного производство. Все, кроме магнитолы и ножа, отдали Левчуку, магнитолу отдали Шепелеву, нож лежал в гараже брата.

В процессе наблюдения за Шарафутдиновым они с братом и Шепелевым сняли 4 колеса с «Москвича», который стоял во дворе дома Шарафутдинова. Сняли для того, чтобы Шарафутдинов поставил «Москвич» в гараж, а «Волгу» ставил в другое место, и возвращался бы домой один, что предоставляло возможность совершить на него нападение.

Кроме того, им, братом Сергеем и Тёркнным летом 1988 г. были похищены из машины Шарафутдинова магнитола и зеркало заднего вида. Возле дома Шарафутдинова он и Тёркин следили за домом, чтобы никто не вышел, а брат открыл дверь машины и снял автомагнитолу и зеркало заднего вида «Бродвей», забрал бензонасос и подушки под двигатель. Автомагнитолу отдали Тёркину, тот её ремонтировал, а затем продал Филимошину.[…]

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Тёркин вину признал частично и пояснил, что летом 1988 г. Воробьёв Сергей попросил его отвезти в Самару, что он и сделал, а дня через три Сергей принёс автомагнитолу импортного производства, которую впоследствии он продал Филимошину. Что это была за магнитола, он не знает.

В один из ноябрьских дней 1988 г. за ним на «семёрке» заехали братья Воробьёвы и Левчук. Приехали к незнакомому гаражу, откуда выгнали «восьмёрку», и Воробьёвы с Левчуком пересели туда. Он остался за рулём «семёрки». Затем на двух машинах поехали на ул. Коммунистическую, где ему сказали, чтобы остановился и подождал. Они проехали немного дальше, из машины кто-то вышел и минут 15-20 отсутствовал, затем ему моргнули светом и уехали. Вернулись вновь к гаражу, Воробьёвы пересели к нему, а Левчук остался в «восьмёрке». Втроем поехали к Кузнецову, где Сергей взял кассеты, потом поехали к Барабанову на сервис. По дороге в Кинель около Ракитовского моста сжигали какие-то шапочки. О том, что «восьмёрка» была краденая, он не знал.

В ходе расследования Тёркин давал другие показания. В середине ноября 1988 г. Воробьёвы сообщили ему о намерении совершить убийство Шарафутдинова. До этого они ему рассказывали, что следят за Шарафутдиновым. Ему также сообщили, что в убийстве заинтересован Кузнецов, и что он обещал за убийство заплатить деньги и оказать содействие в трудоустройстве в один из пивных киосков. Воробьёв Сергей предложил оказать ему содействие в убийстве. Поскольку он был должен деньги, то вынужден был согласиться. 20 ноября 1988 г. братья Воробьёвы заехали за ним и на «семёрке» и поехали к массиву гаражей на ул. Партизанской, где из одного гаража Сергей выгнал «восьмёрку», куда они с братом пересели, а он остался за рулём «семёрки». Его задача заключалась в том, чтобы он все время следовал за ними, и в случае необходимости Воробьёвы могли пересесть.

После этого поехали к дому Шарафутдинова, и за ним проехали к зданию молочной кухне на ул. Коммунистической. Сергей сказал ему, чтобы он развернулся w ждал их на перекрестке ул. Клинической и Коммунистической, а сами они на «восьмёрке» остановились напротив молочной кухни. Простояли они минут десять, а затем уехали. Он поехал за ними. Приехали к тому гаражу, откуда брали «восьмерку», где машину и бросили. После чего приехали к Кузнецову, которому Сергей доложил о том, что убили Шарафутдинова.

По дороге в г. Кинель, в районе Ракитовского моста, Воробьёвы сожгли шапочки, которые были надеты на них в момент убийства. Спустя некоторое время Воробьёв Сергей рассказал, что Кузнецов за убийство заплатил деньги и отдал видеоплеер. Также со слов Сергея ему известно, что «восьмерку», из которой они стреляли в Шарафутдинова, угнали Левчук и Котяков. В июне 1988 г. он и братья Воробьёвы на автомашине его отца «Москвич-412» приехали к дому Шарафутдинова, где из стоявшей во дворе «Волги» похитили автомагнитолу, зеркало заднего вида «Бродвей», и ещё какие-то запчасти. Воробьёв Сергей открыл дверь и передавал Владимиру похищенные вещи, а он наблюдал за домом Шарафутдинова. Автомагнитолу он забрал себе, а впоследствии продал её Филимошину за 1200 руб.

Допрошенный в качестве подсудимого Котяков виновным себя не признал и показал, что Шарафутдинова он никогда не знал. Кто его убил, не знает. Об угоне Левчуком «восьмёрки» узнал от него. Как-то раз в 1988 г. проезжали с ним на машине мимо массива гаражей на ул. Антонова-Овсеенко, и Левчук рассказал, что здесь он угнал «восьмёрку». Потом показал массив гаражей на Партизанской и пояснил, что здесь он угнанную машину ставил. Больше ему по делу ничего не известно

В ходе следствия Котяков давал следующие показания. По просьбе Воробьёва он познакомил его с Левчуком. В середине ноября 1988 г. он поздно вечером с братьями Воробьёвыми на машине заехал за Левчуком, и затем они поехали на ул. Антонова-Овсеенко в массив гаражей, остановились недалеко от гаражей. Он, Левчук и Воробьёв Сергей прошли к массиву гаражей, и Левчук отмычкой открыл один из гаражей. Сергей напрямую подключил замок зажигания автомашины ВАЗ-2108 бежевого цвета, они все сели в эту машину, и уже на двух машинах уехали в массив гаражей ни ул. Партизанской, где Сергей открыл один из гаражей и поставил туда угнанную «восьмерку», после чего на «семёрке» завезли Левчука и уехали в Кинель. В последующем Сергей сказал ему, что с похищенной автомашины они сняли автомагнитолу. В конце ноября 1988 г. Сергей рассказал ему, что они с братом застрелили Шарафутдинова из той автомашины, которую они угнали. Тёркин в это время их подстраховывал на «семёрке». Сергей рассказал, что убили «Шарика» за какое-то вознаграждение. В компетентные органы о совершенном преступлении он не сообщил, т.к. не хотел на них доносить.

Допрошенный в качестве подсудимого Кузнецов вину не признал, пояснил, что Шарафутдинова он знал давно, и у него с ним были хорошие отношения. Его знакомый Пидченко, работавший в пивном киоске на Ульяновском спуске, никогда на Шарафутдинова не жаловался. О том, кто убил Шарафутдинова, он не знает, и никакого отношения он к этому не имеет. Воробьёвы ему никогда не говорили, что убили Шарафутдинова, никогда не оставляли у него какое-либо оружие. Про то, что в гараже у него стояла чужая машина, ему стало известно от следствия. О кражах у Шарафутдинова ему ничего не известно.

В ходе расследования Кузнецов никогда не признавал себя виновным в совершении убийства Шарафутдинова. Вместе с тем признавал, что говорил Мошкину о материальной обеспеченности Шарафутдинова, от того же Мошкина знал о наблюдении за Шарафутдиновым и о попытке похищения последнего у ателье по пошиву чехлов, а от Воробьёвых о намерении совершить убийство Шарафутдинова и об обстоятельствах его совершения. Также Кузнецов пояснял, что передавал Воробьёву 5000 руб. в долг, а не получил их по причине боязни быть втянутым в соучастники преступлений. О том, что в его сарае хранилось оружие и патроны, он узнал лишь тогда, когда Воробьёв С.В. забрал оттуда и показал ему винтовку. Разрешения на хранение у него оружия он не давал. После убийства Шарафутдинова он узнал от Воробьёвых о похищении автомашины ВАЗ-2108 и хранении её без разрешения в его гараже Воробьёвым.

Допрошенная в судебном заседании потерпевшая Шарафутдинова Р.А. охарактеризовала погибшего сына с положительной стороны и пояснила, что никогда у сына не было особенного достатка. Одно время сын действительно работал в пивном баре, но проработал там недолго. Действительно, в 1988 г. сын хотел устроиться диспетчером на пивзавод и просил помочь ему в этом. От кого-то она слышала, что бывший директор торга также вносил свой пай Кузнецову за убийство её сына.

Допрошенный в качестве потерпевшего Игонин В.В. пояснил, что у него в личной собственности имелась автомашина ВАЗ-2108 бежевого цвета, которую он ставил в гараж, расположенный в массиве гаражей по ул. Антонова-Овсеенко. В ноябре 1988 г. он обнаружил пропажу машины из гаража, пропали также кое-какие вещи. Он заявил в милицию, и через три дня его машину нашли где-то на ул. Партизанской. О возмещении ущерба он не просит, т.к. он незначительный.[…]

Давая правовую оценку действиям подсудимых, коллегия считает, что своими действиями Воробьёв В.В. совершил умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах из корыстных побуждений, т.е. преступление, предусмотренное п. «а» ст. 102 УК РСФСР. Кроме того, Воробьёв В.В., не имея соответствующего разрешения совершил умышленное действие по незаконному хранению и ношению огнестрельного оружия и боеприпасов, т.е. преступление, предусмотренное ч.1 ст. 218 УК РСФСР.

Воробьёв С.В. совершил умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах из корыстных побуждений, т.е. преступление, предусмотренное п. «а» ст. 102 УК РСФСР. Вместе с тем Воробьёв С.В., не имея соответствующего разрешения, совершил умышленные действия по незаконному хранению и ношению огнестрельного оружия и боеприпасов, т.е. преступление, предусмотренное ч.1 ст. 218УК РСФСР.

Тёркин своими действиями по содействию в совершении преступления путем устранения препятствий и сокрытию следов преступления, совершил пособничество в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах из корыстных побуждений, т.е. преступление, предусмотренное ст.17 п. «а» ст. 102 УК РСФСР.

Котяков своими действиями совершил недонесение о совершенном преступлении, предусмотренном ст. 102 УК РСФСР, т.е. преступление, предусмотренное ст. 190 УК РСФСР

Давая правовую оценку действиям Кузнецова, коллегия считает, что они должны быть квалифицированы по ст. 17 п. «а» ст. 102 УК РСФСР, поскольку Кузнецов не являлся непосредственным исполнителем преступления, а являлся организатором, т.е. лицом, организовавшим совершение преступления и руководившим его совершением.

При назначении наказания суд учитывает, что Воробьёв В.В: по месту учёбы и работы характеризуется как с отрицательной, так и с положительной стороны, является инвалидом 3 группы, его семейное положение, и с учетом тяжести содеянного считает необходимым назначить ему наказание в пределах санкции закона.

При назначении наказания Воробьёву С.В. суд учитывает его положительные характеристики по месту учёбы и работы, его семейное положение, то что был ранее судим, и с учётом тяжести содеянного считает необходимым назначить ему наказание в пределах санкции закона.

При назначении наказания Тёркину суд учитывает данные, положительно характеризующие его личность, его семейное положение, то, что он был ранее судим, и с учётом его роли в совершенном преступлении считает возможным назначить ему минимальное наказание, предусмотренное санкцией закона.

При назначении наказания Котякову суд учитывает данные, характеризующие его личность, его семейное положение, то, что он ранее судим, и считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы.

При назначении наказания Кузнецову суд учитывает, что он положительно характеризуется, ранее судим, и с учётом его роли в совершенном преступлении считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.300-303 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Воробьёва Владимира Валентиновича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ст. 102 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет. Его же признать виновным по ч.1 ст. 218 УК РСФСР, и назначить наказание 3 года лишения свободы. Его же признать виновным по ч.2 ст. 144 УК РСФСР, и назначить наказание 4 года лишения свободы без конфискации имущества. На основании ст.40 УК РСФСР путем поглощения более строгим наказанием менее строгого определить 12 лет лишения свободы без конфискации имущества. На основании ч.3 ст. 40 УК РСФСР поглотить наказание по настоящему приговору наказание, назначенное по предыдущему приговору, и окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с конфискацией имущества и отбыванием наказания в ИТК строгого режима.

Воробьёва Сергея Валентиновича признать виновным по п. «а» ст. 102 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет. Его же признать виновным по ч.1 ст. 218 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года. Его же признать виновным по ч.2 ст. 144 УК РСФСР и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с конфискацией имущества. Па основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначить наказание, используя принцип поглощения более строгим наказанием менее строгого, и окончательно назначить 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч.3 ст. 40 УК РСФСР настоящим наказанием поглотить наказание по предыдущему приговору, и окончательно назначить 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.

Тёркина Юрия Алексеевича признать виновным по ст. 17 п. «а» ст. 102 УК РСФСР и назначить наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет. Его же признать виновным по ч.2 ст. 144 УК РСФСР, и назначить наказание 3 года лишения свободы без конфискации имущества. На основании ст. 40 УК РСФСР, используя принцип поглощения более строгим наказанием менее строгого, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет без конфискации имущества, с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.

Котякова Андрея Вячеславовича признать виновным н ч.2 ст. 144 УК РСФСР и назначить наказание 5 лет лишения свободы без конфискации имущества. Его же признать виновным по ст. 190 УК РСФСР и назначить наказание 3 года лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначить наказание, используя принцип поглощения более строгим наказание менее строгого, 5 лет лишения свободы без конфискации имущества. На основании ст. 41 УК РСФСР частично присоединить наказание, назначенное по предыдущему приговору, и окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет и 6 мес. без конфискации имущества, с отбыванием наказания в НТК строгого режима.

Кузнецова Владимира Михайловича признать виновным по ст. 17 п. «а» ст. 102 УК РСФСР и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет. Его же признать виновным по ч.1 ст. 218 УК РСФСР, и назначить наказание 3 года лишения свободы. Его же признать виновным по ст. 17 ч.2 ст. 144 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года без конфискации имущества. На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначить наказание, используя принцип поглощения более строгим наказанием менее строгого, и окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет без конфискации имущества с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.

Меру пресечения Воробьёву В.В., Воробьёву С.В., Кузнецову, Котякову оставить содержание под стражей. Тёркину меру пресечения изменить - взять под стражу из зала суда. Срок наказания исчислять в отношении Воробьёва В.В. с 31 января 1990 г., в отношении Воробьёва С.В. с 31 января 1990 г., в отношении Котякова с 10 января 1991 г., в отношении Тёркина с 7 июля 1992 г., в отношении Кузнецова с 3 июня 1992 г.

Взыскать с Тёркина в счет возмещения ущерба в пользу Шарафутдиновой 1069 руб., хранящиеся на счету экономическо-финансового отделения УМБ РСФСР по Самарской области. Вещественные доказательства - металлические щиты, доску, часть пули калибра 5,6 мм, нож - уничтожить.

Документы Шарафутдинова, его одежду, зеркало «Бродвей» передать Шарафутдиновой. Одежду Воробьёвых передать родственникам.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд Российской Федерации через Самарский областной суд в течение 7 суток.

Председательствующий - Курылёв В.А.

Народные заседатели – Князева В.Н., Преснякова Т.В

Я пообщался и с теми кто сидел с Кузей, и с теми кто его охранял за колючкой, и с теми кто вел это дело. И вот какой я вывод сделал из всего. Пока Кузя находился в заключении, его очень сильно кто то "грел" (имеется ввиду финансово), кто то решал его проблемы (если они, конечно, возникали). Поэтому не удивлюсь, что Кузнецов действительно пошел как паровоз, а истинные организаторы в это время участвовали в дележе "пивного бизнеса". И, разумеется, их долг был помогать Кузнецову и встретить его как подобает. Кузя никого не сдал.

Какова же дальнейшая судьба многих участников этих событий?

Тёркин и Котяков, по некоторым сведениям, вскоре после отбытия наказания уехали из Самарской области.

"Кузя" буквально через пару недель после своего освобождения из самарской ИК-10 был застрелен неизвестным в подъезде дома, где он проживал. Убийцу, конечно же, так и не нашли. Что же касается братьев Воробьевых, то Владимир тоже скоропостижно скончался примерно через год после возвращения домой – по оперативным данным, от передозировки наркотиков. А вот Сергей впоследствии решил вернуться к криминальному бизнесу, но уже совсем к другому, нежели бандитизм – к нелегальной торговле нефтепродуктами.

В течение 90-х годов члены легендарной банды один за другим условно-досрочно вышли из мест лишения свободы, в основном с формулировками «за хорошее поведение». В 1998 году на свободе оказались и лидеры - Андрей Филимошин и Сергей Воробьев, а годом позже к ним присоединился и Владимир Воробьев. И почти сразу же после выхода на волю Сергея в правоохранительные органы пошла свежая агентурная информация: он и Филимошин создали группу для хищения топлива из продуктопроводов. Итогом реализации этих оперативных данных стало задержание расхитителей летом 2000 года. Правда, в отношении Филимошина донесения «стукачей» так и остались словами, поскольку ни в одной из операций правоохранителям так и не удалось не то что увидеть, но хотя бы почувствовать «след» легендарного бригадира. А вот его «правой руке» Сергею Воробьеву повезло меньше: он все-таки засветился во время одного из милицейских рейдов, и в итоге снова оказался за решеткой. Вместе с ним в СИЗО попали и трое его подручных: Владимир Воронин, Владимир Щербинин и Евгений Живаев.

Следствие по этому делу было завершено за три месяца. Оказалось, что ушлые парни совершали хищения бензина и дизельного топлива из продуктопроводов, умудрившись провертеть дырку в огромной трубе, по которой с завода к потребителям перекачивалось готовое горючее. Через проделанное таким образом отверстие жулики сливали нефтепродукты в многотонные цистерны, но в конце концов были задержаны с поличным.

Казалось бы, все улики против подсудимых налицо, и потому работники прокуратуры, передав дело в суд, рассчитывали уже через месяц-другой получить сообщение о справедливом приговоре. Однако все оказалось гораздо сложнее, чем ожидалось. Во-первых, незадолго до начала слушаний решением суда Советского района Сергею Воробьеву была изменена мера пресечения. Вместо содержания под стражей он был выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. Неудивительно, что перед самым первым заседанием в областной суд из милиции поступила справка о том, что Воробьев скрылся неизвестно куда.

Именно поэтому в феврале 2001 года уголовное дело о незаконных врезках в трубопровод было рассмотрено областным судом только в отношении «шестерок» и в отсутствие самого главного обвиняемого. При этом в ходе полуторамесячного судебного разбирательства прокуратура сняла с Воронина, Щербинина и Живаева обвинение по ст. 210 УК РФ, то есть в участии в организованном преступном сообществе. Сделано это было в связи с недостатком доказательств: сами подсудимые категорически отрицали, что знакомы с Воробьевым, а отсутствие последнего в зале суда не дало возможности провести между этими лицами очную ставку. Тем не менее судья Самарского областного суда Евгений Калюжный признал всех троих виновными по ст. 158 УК РФ, то есть в краже топлива из продуктопровода. В результате Владимир Воронин и Владимир Щербинин, как лица, уже ранее судимые, получили по восемь лет лишения свободы в колонии строгого режима, а Евгений Живаев – шесть лет лишения свободы в колонии общего режима.

Лишь летом 2002 года в поле зрения правоохранительных органов наконец-то снова попал и сам Сергей Воробьев, и уже вскоре он оказался в камере СИЗО. Правда, и в момент задержания, и двумя месяцами позже в зале суда задержанный уверял, что в течение всех этих долгих месяцев он не только не скрывался от правосудия, но даже устроился на работу в одну из фирм в городе Кинеле, то есть по месту своей постоянной регистрации. Здесь он спокойно, ни от кого не таясь, жил на квартире своей матери, причем за это же время успел сойтись с одной из своих знакомых, которая теперь от него имеет ребенка. По требованию защиты все эти факты из личной жизни подсудимого были оформлены в виде справок и приобщены к делу. Одним словом, утверждали адвокаты, никакой Воробьев не преступник, а примерный семьянин и отличный работник…

Однако государственный обвинитель в ходе судебного процесса утверждал прямо противоположное. По мнению прокуратуры, именно Воробьев и был организатором незаконных врезок в трубопроводы и крупных хищений топлива. Оперативная информация об этих махинациях поступила в милицию еще в начале лета 2000 года, но преступники были задержаны с поличным только в ночь на 22 июля. Выяснилось, что жулики сделали врезку в продуктопровод неподалеку от села Георгиевка Кинельского района, а указанной ночью приехали сюда на трех бензовозах за добычей. Сидящие в засаде оперативники подождали, пока воры заполнят одну цистерну, после чего взяли всю бригаду. Правда, лидера группы им удалось задержать только через месяц, в конце августа, при следующей попытке хищения. На этот раз подручные Воробьева сливали в автоцистерну дизельное топливо.

Задержанный неподалеку от места врезки, в соседней лесополосе, авторитет тут же выдвинул весьма оригинальную версию того, почему он оказался среди холодной августовской ночи в этой безлюдной местности. Безо всяких обиняков Воробьев заявил: «А у меня здесь было свидание с девушкой!» В дальнейшем эта версия получила много живых деталей: задержанный рассказал следствию, а затем и суду, что накануне той роковой для него ночи он в Кинеле познакомился с очаровательной незнакомкой, чьи длинные ноги и огромные глаза сразили его наповал. Воробьев тут же предложил своей пассии отметить знакомство в одном из ресторанчиков села Кротовка, где он неоднократно бывал и где его хорошо знали. Однако в тот вечер заведение почему-то оказалось закрыто, и Воробьеву пришлось везти девушку обратно в Кинель.

По дороге он не смог сдержать обуревавшую его страсть, а потому съехал с большой трассы в лесополосу, где стал приставать к своей попутчице. Но девушка обиделась на его хамское поведение и убежала в темное поле, а через него выбралась на дорогу, где поймала попутную машину и вскоре прибыла домой. Воробьев же почему-то замешкался, но потом все-таки отправился искать беглянку. Вот тут-то из кустов вдруг и выехала машина с неизвестными людьми – как оказалось впоследствии, с оперативниками РУБОПа. Они-то и повязали несостоявшегося любовника, обвинив его в итоге черт-те в чем…

А чтобы обвинитель и судья поверили в этот рассказ Сергея Воробьева, в зал суда по ходатайству адвоката и в самом деле была вызвана… очаровательная молодая женщина по имени Юлия. Присутствующие сразу же отметили, что ее внешние данные и смелая манера одеваться гораздо более подходили для подиума респектабельного конкурса красоты, нежели для казенной кафедры, за которой дают показания свидетели в зале суда. Ничтоже сумняшеся, Юлия заявила под присягой:

- Я пришла сообщить, что в ту августовскую ночь Сергей действительно был со мной…

Далее она рассказала суду, что в лесополосу в Кинельском районе той глухой августовской ночью ее приятеля и в самом деле привела вовсе не жажда наживы, а вечная как мир любовная страсть. Несмотря на то, что со стороны защиты это был очень сильный ход, он тем не менее не произвел особого влияния на ход судебного следствия, поскольку, кроме этих слов, свидетельница ничем более не смогла доказать правдивость своего рассказа. Затем в ходе судебного заседания были заслушаны показания Живаева, Воронина и Щербинина, которых в зал суда специально привезли из колонии. Однако все они заявили, что до момента того памятного задержания никогда и в глаза не видели Воробьева, да и о кражах топлива из трубопровода впервые слышат. Что касается подсудимого, то он в содеянном тоже так и не сознался.

В итоге представитель прокуратуры в своей заключительной речи на процессе заявил, что по причине недоказанности он снимает с Воробьева обвинение сразу по нескольким пунктам, в том числе в создании организованного преступного сообщества, в умышленном повреждении чужого имущества, и так далее. Однако его участие в краже нефтепродуктов он все-таки посчитал вполне очевидным. Основным доказательством при этом стали показания оперативников РУБОП, которые через приборы ночного видения наблюдали, как подсудимый лично руководил перекачкой бензина из трубопровода в цистерны.

Решением судебной коллегии Самарского областного суда под председательством Валерия Курылева Сергей Воробьев в 2003 году был приговорен к 5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Филимошин после освобождения и, вроде бы, до сих пор имеет свою долю от врезок в нефтяную трубу. Но это все слухи.. В 2019 году он опять попал в криминальную историю и даже закрывался в самарское СИЗО, но это уже другая история.. В 2020 году его и еще несколько человек обвинили в создании ОПГ. А это предполагает длительный срок, а учитывая возраст Филимошина..

Масалов в начале 90-х отходит от пивного бизнеса и при силовой поддержке ряда влиятельных криминальных сообществ (хотя, Масалов был настолько авторитетен, что мог и оказывал сам поддержку многим криминальным сообществам) создает целую сеть фирм, захватив монополию в городской торговле сигаретами и спиртным. Масоловские фирмы буквально завалили город табачными изделиями неизвестного происхождения. Даже открывшийся было на самарской табачке цех по выпуску лицензионной "Мальборо" не выдержал конкуренции с масоловской продукцией. Я хорошо помню, как на рынке на пересечении Полевой и Самарской, прямо с машин торговали сигаретами и польским алкоголем. Баснословные барыши вскоре позволили коммерсанту заняться куплей-продажей недвижимости в историческом центре города. Первой ласточкой западного сервиса стало открытие круглосуточного магазина на Ленинградской. В свою разросшуюся империю Масалов включил даже антикварный салон, долгое время не имевший конкурентов (по антиквару работал тогда у них оценщиком некто "Лохматый", один из лучших специалистов в Самаре, но они с сестрой, вроде, плотно на героине зависали). Потом Масалов выступил одним из учредителей "Адамас-банка". Однако, участь банка печальна- обанкротился (есть версия, что на этом предприятии Масалов сильно проиграл). Весной 1994 года Масалов поучаствовал в приватизации Жигулевского пивзавода (но здесь его просто нагло кинул "Джигит").

Рассказывают следующую историю. К Масалову подьехали ребята из бригады "Дохлого". И жестко порекомендовали не участвовать в приватизации (или поделиться, как вариант). Не знаю уж, что там происходило дальше, но очевидцы утверждают, что после возле памятника Чапаеву состоялась стрелка, куда приехали "дохловские" и крыша Масалова. Но разговора не получилось, и "дохловские" были жестоко наказаны (вроде бы, даже двоих "дохловских" взяли в заложники). Кто уж представлял интересы Масалова-судить не берусь. Хотя большинство сходятся во мнении, что на той стреле его интересы представляли ребята.. именно Масалова! Которые уже позже разошлись по разным бригадам (Шеховцова, Семенюка и т.д.). Опять же по утверждению некоторых: "бригада Шеховцова" изначально создавалась для обеспечения безопасности бизнеса Масалова.

В конце 90-х и начале 2000-х Масалов уже живет попеременно то в Самаре, то на роскошной кипрской фазенде. Руководит своими многочисленными офшорами и по прежнему контролирует обширный бизнес- строит казино и торговые центры, поучаствовал в борьбе за имущество корпорации "Шар", а его наместником в Самаре в эти годы выступал Сергей Бустаев ("Букварь"), известный еще многим посетителям магазина на Ленинградской по началу 90-х. Поговаривают, что частенько видели на кипрской фазенде Аветисяна и Ищука....

19 декабря 2001 года на трассе около поселка Новосемейкино на своем автомобиле "Мерседес" Александр Масалов разбился. Многие до сих пор ставят под сомнение сам факт несчастного случая...

Дальнейшую судьбу Марка Пироцкого мне отследить не удалось. Многие именно его считают мозговым центром по переделу пивного рынка в конце 80-х. По делу об убийстве Шарафутдинова он проходил как соучастник и был осужден. А в 1992 году его имя всплыло во время расследования т.н. "шереметьевского дела", когда бригада Беркута (К.Беркут, О.Гусев, К.Щербаков, Е.Куянов, Богучарский) была осуждена за хищение 800 тысяч долларов в 1989 году, которые перевозились из Нью-йоркского банка в Москву. Но дело расследовалось Генпрокуратурой во взаимодействии с московским КГБ, поэтому многое так и осталось за семью печатями. Известно лишь, что Пироцкого подозревали в организации преступления (т.е. в наводке). Как я уже сказал, в 1993 г. Пиротский был осужден по делу "Шарика" и дальнейшая его биография мне не известна. Рассказывают, что в конце 90-х он все еще "бродил" по самарскому централу..

Юрий Сапрунов ("Джигит"), по некоторой информации, после освобождения из мест заключения номинально числился одним из сотрудников Жигулевского пивкомбината, а в 1994 году совместно с Масаловым участвовал в приватизации комбината. За смехотворную сумму 24 млн.рублей эта группа стала хозяином. Сапрунов стал директором. После загадочной смерти Масалова у него стало 75% акций "Жигулевского пива". Впоследствии он купил недвижимость в Праге. Открыл свой собственный ресторан в Самаре "Фон Вакано". Затем пошел в политику.. Вообщем, все у него хорошо.

Александр (Зульфигар) Аббасов умер своей смертью в 2010 году в возрасте 59 лет. Пивной бизнес в конце 80-х дал ему возможность накопить денег и спокойно перенести тревожные 90-е. Хотя в Самаре существовала ОПГ, которая представлялась как "Бригада Аббаса", мне это представляется лишь как использование имени. Насколько мне говорили сведущие люди, сам Зульфигар не лез в криминальные разборки. Последние годы жизни он работал рефери международного класса на турнирах, которые организовывали В.Шишов и А.Королев, также он организовал по просьбе ректора СГПТУ в университете хорошую школу бизнеса. Также как и отец, авторитетен и его сын- Руслан Аббасов, известный бизнесмен. В 2011 году в Запанском прогремело убийство 21-летнего Дениса Ларионова. Его забили чеченцы насмерть, предположительно, из-за конфликта по вопросу о рынке на Верхне-Карьерной. Так вот все Запанское его знало как "Аббасенок". Оказалось, что он является приемным внуком легендарного боксера.

Имя Кондратенко громко прогремело в апреле 1994 года, когда в Самаре был создан акционерный коммерческий банк "Лептабанк". Именно Евгений Кондратенко стал основателем данного банка. 31 декабря 1999 года Евгений Кондратенко погибает в автокатастрофе....

А вообще, занимаясь исследованием самарского криминала, приходится иногда сталкиваться с фактами из российского криминалитета, и тогда я понимаю, что наш криминал- это деревенская преступность.. Посудите сами:

- по малоизвестному докладу недолго пробывшего на посту председателя Госкомимущества России г-на Поливанова по итогам приватизации.. в результате денежной приватизации 1992-1994гг. (продажи государственных пакетов акций всех предприятий страны) бюджеты всех уровней получили всего-навсего 1 триллион рублей. Это (в эквивалентной валюте) в два раза меньше, чем то, что получила от приватизации крохотная Венгрия!!

- а как вам высказывание в Госдуме Егора Гайдара о том, что он, будучи в правительстве, узнал о разворовывании 100 тонн золота (!!)? Справки, наведенные в МВД и прокуратуре, показали, что уголовного дела по этому факту никто не возбуждал!!!

А мы тут пивной кран делили.. Эх, Самара-городок..

Василий Шишов
Василий Шишов
Василий Шишов
Зульфигар Аббасов
Зульфигар Аббасов
Зульфигар Аббасов
Ныне хозяин Жигулевского пивзавода Юрий Сапрунов("Джигит")
Ныне хозяин Жигулевского пивзавода Юрий Сапрунов("Джигит")
Ныне хозяин Жигулевского пивзавода Юрий Сапрунов("Джигит")
"Пивная мафия" в Самаре в 90-х. Кровь, убийства и разборки..