Роковой V съезд Союза кинематографистов

262 full reads
300 story viewsUnique page visitors
262 read the story to the endThat's 87% of the total page views
1,5 minute — average reading time
Роковой V съезд Союза кинематографистов

Уход Станислава Ростоцкого из кинематографа и жизнь в Высоцке.

Почему Станислав Иосифович так резко покинул режиссерское кресло, когда, казалось бы, ему еще снимать да снимать? Чем это было обусловлено? А собака зарыта вот в чем.

13 мая 1986 года в зале Большого Кремлевского дворца состоялся V съезд Союза кинематографистов, на котором разносили в пух и прах всех, кто успел сделать в кинематографе хоть что-то значительное и был любим народом, а именно: Кулиджанова, Бондарчука, Озерова, Ростоцкого, Михалкова. Их публично обвинили в отсутствии художественной свободы и застойности.

Это был заговор. Люди, которые в нем участвовали, потом высказывались: «Мы не предполагали, во что это выльется. Что мы будем зачинателями такого безрассудства. Мы хотели свежего ветра, новой волны».

Для массового взрыва недовольства кинематографистов требовался реальный толчок снизу. На заседании секции критики СК СССР предстояло сделать простейшее дело: дружно проголосовать за список делегатов предстоящего V съезда кинематографистов, подготовленный партийной группой. И вдруг совершенно неожиданно тихий киновед Владимир Божович предложил добавить в список для голосования еще двух человек. В результате тайного голосования на съезд не были избраны четверо официальных лиц – ректор ВГИК, директор ВНИИК и главреды главных киножурналов. На последующем заседании режиссеров выборы пошли по «критическому» сценарию, и делегатские мандаты не достались столпам советского кино – Сергею Бондарчуку, Станиславу Ростоцкому и самому председателю СК Льву Кулиджанову.

Вместо первого секретаря СК Льва Кулиджанова был избран Элем Климов. Возвратясь домой после завершения V съезда, Климов жирным черным фломастером вывел на листке отрывного календаря «Сегодня я попал под поезд». Он был общественником романтического склада.

Власти стали не угодны всеми известные и любимые режиссеры. И для Ростоцкого это стало, своего рода, ударом. Цензура была упразднена, студии получили самостоятельность, на экранах появились фильмы на такие темы, о которых раньше и подумать было страшно.

Как признался в 2001 году Элем Климов, «мы работали ради свободы, а свобода – благо даже в том случае, когда не все ее плоды сладки на вкус».

На съемках фильма «И на камнях растут деревья» в Карелии, Ростоцкий настолько влюбился в живописную красоту природы, что в 1986 приобрел дом в маленьком городке Высоцке, под Выборгом. Здесь он провел остаток своей жизни, ходил на рыбалку (был заядлым рыбаком), принимал гостей. Он говорил друзьям: «Я не режиссер, я на самом деле рыбак». Рыбалка, многочасовые беседы с местными работягами заменили великому режиссеру кино. Он им объяснял: «Я сегодня не вижу кино, которое бы хотел поставить, зато вижу людей, среди которых хочу жить».

Ростоцкий даже ушел из жизни на той земле, которую очень любил.

Публикация в группе Фонда

Понравилось? Ставьте лайк. Не понравилось? Ставьте дизлайк. Не пропускайте наши публикации, подписывайтесь на канал.