ПЕРВОИСТОКИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГАМИ ХАЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА (ЧАСТЬ 1- 1)

12 October

Центр Истории Кавказа,

Аббас Исламов

1. Подложное отождествлении катойконима «арменийцы» и этнонима «хай».

Все народы на планете имеют свои, сохранившиеся в национальных мифах и сказаниях, воззрения на историю собственного происхождения, которые принято называть «традиционными». Но, несмотря на то, что в них отражены зачастую хорошо структурированные и прошедшие сквозь века представления о прошлом – они не являются составной частью мировой исторической науки, основанной на научно доказанных фактах, обоснованной хронологии, тщательном анализе достоверных и реально существующих исторических источников, и документов.

Есть подобная «традиция» и у хайского народа, однако присущие только ей особенности превращают её в совершенно специфичное явление, в котором «традиционный» подход оказывается гипертрофированным до размеров общенациональной идеологии, пропитывающей и часто замещающей собою построения официальной исторической школы.

«Хайская традиция» уникальна тем, что в отличие от традиций других народов, её мифология и фольклорные сказания являются неотъемлемой частью национальной академической концепции. Но она уникальна также тем, что помимо сказок и мифов, формирующих основание официальной хайской историографии, в роли стержневых элементов исторической школы, воздвигнутой на этом фундаменте, выступают подлог и фальсификации.

Наиболее широко распространенным подлогом, зародившимся в конце XVII века, стало отождествление древнего топонима «Армения» и производного от него названия «арменийцы», с индивидуальным этнонимом «хай» и выражением «страна хайев», возникшими в средние века христианской эры. Самоназвание «хай/хайк» впервые появилось в хайских средневековых источниках, написанных с использованием алфавита, созданного (по утверждению самой «традиции») в церковной среде в V – VI веках.

Этот подлог существует уже около трех столетий и по масштабам искажений, внесенных в общечеловеческую историю и, в частности, в историю Малой Азии, Кавказа и Ближнего Востока, является поистине беспрецедентным. При этом особенности переводов древних источников на русский язык способствовали тому, что русскоязычная литература оказалась наиболее благоприятной средой для неограниченного распространения и укоренения данного подлога.

Сегодня все еще возникают споры относительно точности переводов на современные языки подлинного значения бесчисленных наименований и терминов из древних письменных источников (например, из древнегреческих), в которых представлена информация об истории Малой Азии. В связи с лингвистическими особенностями различных языков, на которые производятся переводы, определенные расхождения наблюдаются не только в фонетике, но зачастую и в семантике. Ведь древние письмена были составлены не английскими, французскими или русскими авторами, а представителями нередко уже исчезнувших народов, в сознании которых то или иное определение три тысячи лет назад могло иметь иные очертания.

На наш взгляд, специфика русского языка способствовала тому, что при переводе наименований из древнегреческих источников в научную и популярную литературу проникли существенные искажения, вследствие чего неверная интерпретация таких определений, как «Армения» и «арменийцы», получила в русскоязычном пространстве широчайшее распространение.

В качестве примера можно привести несколько образцов из сотен наименований, которые упоминаются в древнегреческих источниках, демонстрирующих особенности перевода на русский язык (в параллели с английской версией):

Καππαδόκαι/Cappadocians – под этим названием древние авторы подразумевали не отдельную обособленную национальность, а все многоплеменное население области, носившей название Каппадокия, в связи с чем его адекватный перевод на русский язык звучит, как «каппадокийцы»;

Λυδοὶ/Lydians – по тем же причинам это слово было переведено, как «лидийцы». Так называли все многоплеменное население страны, носившей название Лидия;

Μυσοί/Mysians – название смешанного населения области Мизия на северо-западе Малой Азии, которое было переведено на русский, как «мизийцы».

Φρύγες/Phrygians – в русскоязычной литературе переведено, как «фригийцы». Этим словом обозначали все многоплеменное население обширной области (и царства) в западной части Малой Азии, носившей название Фригия.

Κιλίκων/Kilikians – общее название населения древней области на юге Малой Азии (наименование восходит к древнему ассирийскому слову «Килакку»), которое переводится, как «киликийцы».

Ἀλβανοί/Albanians – было переведено на русский язык, как «албанцы», поскольку под этим словом подразумевалось всё многоплеменное население страны, носившей название Албания;

Необходимо отметить, что в отношении таких определений, как «каппадокийцы», «албанцы» или «кавказцы» – т.е. обобщающих названий, происходящих от наименования территории или страны обитания – в науке используется термин катойконим (др. греч. «κατά» – под, и «οἶκος» – дом). Приведенные выше примеры и сотни аналогичных определений, существующих в древних письменных источниках, являются катойконимами и поэтому при правильном переводе древнего оригинала на современные языки статус катойконима должен быть сохранён для адекватной передачи семантического содержания, что в русском языке реализуется через использование окончания «-цы».

Но только одно определение из древнегреческих первоисточников – Ἀρμένιοι/Armenians – которое в оригинальных версиях имело значение такого же катойконима (регион издревле был многоплеменным), по непонятным причинам выпадает из общего правила и возникает в русском переводе не как «арменийцы» – а как «армяне». Вследствие именно этой неадекватности перевода, исходный катойконим оказался превращенным в русскоязычной литературе в этноним, создавая впечатление, будто население восточной части Малой Азии было представлено в древности не десятками различных народов и племён, а какой-то одной единственной национальностью – «армянами».

Подобный перевод древнегреческого названия выглядит неадекватным ещё и потому, что если именно эта версия рассматривалась переводчиками, как правильная, тогда и с остальными первичными определениями они должны были поступить так же – т.е. Καππαδόκαι следовало перевести, как «каппадокяне», Λυδοὶ, как «лидяне», Ἀλβανοί, как «албаняне» и т.д.

При таком подходе широко известное понятие «европейцы», должно было бы звучать на русском, как «европяне», а общеизвестное определение «кавказцы» выглядело бы, как «кавказяне». Но ничего подобного в истории не произошло, поскольку авторы, производившие переводы древнегреческих текстов на русский язык, очевидно, понимали, что речь идет о неких обобщающих терминах, использовавшихся в качестве общего наименования для многонационального и многоплеменного населения определенных территорий.

Таким образом, если в переводах древнегреческих источников на различные европейские языки исходное выражение «Ἀρμένιοι» передается словами «Armenians», «Arméniens», «Armenier», в семантике которых (аналогично переводу прочих исходных определений) частично сохраняется отражение полиэтничности населения восточной Анатолии (в соответствии с которыми в русской версии перевода следовало употребить слово «арменийцы») – то использование в русском переводе слова «армяне», возникающего, как этноним, радикально искажает картину древнего народонаселения Малой Азии. Случайно или преднамеренно, но история множества различных государственных образований, возникавших на пространстве Малой Азии со времён глубокой античности, включая историю многочисленных народов, племен и этносов, оказалась превращенной на страницах русскоязычной литературы в историю новоявленного этнонима «армяне», объявленного впоследствии тождественным самоназванию конфессионально-этнической общности «хай».Таким образом, подложная замена подлинной картины древнего многонационального и многоплеменного народонаселения колоссального географического региона искусственно созданным образом индивидуального этноса открыла широкие возможности для произвольной и предвзятой трактовки истории. Отождествление этнического самоназвания «хай», появившегося в истории региона в средние века новой эры, с искаженным в переводе названием «армяне» (необоснованно заменившем катойконим «арменийцы»), стало базовым положением для построения антиисторичных вымыслов в интересах субъективного этнического национализма, стремящегося превратить историю многочисленных народов Малой Азии в историю одного народа «хай».

Но поскольку катойконим «арменийцы» упоминается в древнегреческих источниках за многие века до новой эры, то его подмена названием «армяне» и последующее отождествление с этнонимом «хай» стало предлогом для расширения фальсификаций радикального хайского национализма на времена глубокой античности. В результате этих искусственных манипуляций грубейшие искажения истории, привнесенные националистическими измышлениями, также оказались растянутыми на времена библейской древности. Этот фундаментальный подлог стал первопричиной того, что, в рамках национализма «хайской традиции», древняя история различных народов, царств и государственных образований Малой Азии на тысячи лет в прошлое оказалась бесцеремонно присвоенной и превращенной в историю одного единственного народа «хай». Развитие данного процесса стало неотъемлемой частью политико-идеологической пропаганды, развернутой в христианских странах (Европе, Америке, России), которые именно в этот период времени приступили к формированию военно-политического альянса с целью уничтожения Османской империи, раздела её территории и политической перекройки мира.

Фальсификация истории набирала силу и расширялась практически беспрепятственно, поскольку происходила в условиях, когда академические центры исторической науки, находившиеся в этих же ведущих христианских странах, не только не опровергали нараставшие антиисторические построения «традиции», но оказывали им всестороннее содействие. Подложная история, в которой прошлое государств и народов Малой Азии превращалось в собственность конфессионально-этнической общности «хай», впервые возникшей в средние века христианской эры, тиражировалась в бесчисленных научных и популярных изданиях, пропагандировавших националистические измышления «хайской традиции». Наряду с этим, существенное содействие фальсификации истории региона оказывалось также средствами массовой информации упомянутых стран, представленными в основном газетными издательствами. В этот же период (со второй половины XVII века) происходит интенсивная компиляция целого ряда сочинений, носивших похожие названия «Патмутюн хайоц» (История хайев), составленных под такими псевдонимами, как Мовсес Хоренаци, Фавстос Бузанд, Агафангел. Схожесть сказительного стиля сочинений и использование одинаковых ссылок (например, построение различных вымышленных сюжетов вокруг имён одних и тех же правителей – Тигирана II, Хосрова II и Тиридата III – при том, что в реальной истории присутствовало множество других имен), составление текстов одинаковым методом разрушения хронологии, хаотического и абсурдного смешения событий, заимствованных из различных исторических, литературных и религиозных источников, с нелепыми вымыслами и сказками, свидетельствуют о том, что «истории» создавались в пределах одного сочинительского коллектива. Искусственное превращение древней истории «арменийцев» (многонационального населения Малой Азии) в собственность конфессиональной общности «хай», сформировавшейся в средние века новой эры вокруг монофизитской ветви Восточной Церкви, обязывало «хайскую традицию» в срочном порядке создавать мифы, которые (пусть даже под видом сказочных небылиц) позволили бы растянуть этническое самоназвание на историю региона вплоть до времён библейской древности.

ПЕРВОИСТОКИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГАМИ ХАЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА (ЧАСТЬ 1- 1)
ПЕРВОИСТОКИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГАМИ ХАЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА (ЧАСТЬ 1- 1)
ПЕРВОИСТОКИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГАМИ ХАЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА (ЧАСТЬ 1- 1)
ПЕРВОИСТОКИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГАМИ ХАЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА (ЧАСТЬ 1- 1)

ПЕРВОИСТОКИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГАМИ ХАЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА (ЧАСТЬ 1- 1)