"Выпустить.... Слона"

22 July

Знаете, Друзья мои, пролистывая статьи Авторов здешней площадки, попалась мне одна статья. В ней рассматривали одно из произведений Чехова, но попутно и говорили о том, что в каждом из нас живёт свой Зверь.

Он может казаться ручным и безобидным, но он есть. И если за ним не уследить - он может вырваться на волю и много чего накуролесить. И в конце статьи Автор спрашивал: "Знаете ли Вы своего Зверя?"

Так вот, я - знаю. Это Слон.

Я хорошо знаю своего Слона. Он кажется всем добродушным и ручным, на нём катают детей и возят грузы, везёт куда скажут и всё без шума и, как будто, с лёгкостью. Но однажды этот Слон был совсем другим.

Говорят, что Слоны, настоящие Слоны, очень памятливые животные. И разгневанный Слон может наворотить такого, что куда с добром.

Вот и мой Слон однажды выскочил на свободу...

Было это лет пятнадцать назад. Мы тогда только познакомились с моей лучшей подругой Таней и работали с ней на металлургическом заводе. У нас было много важных заказов, в числе которых заказы для авиации, кораблей и Космоса.

Однажды поступил большой заказ на нашу продукцию, причём требовался полуфабрикат. И если на сложные заказы всегда много требований и допусков, то на эти изделия требовалось только попадать в размер. И ещё состав - практически 100% чистота металла. Я думаю, Вы и сами догадались, что это... Да-да, именно оно, и двигаться оно должно было понятно куда.

И наше руководство заходило вокруг них хороводом. Весь цех был занят только этим, задвинув остальные заказы на потом. Продукт был изготовлен, упакован и отослан.

Однако, вскоре всё пришло назад. Наши Верещагины завернули это всё, так как было похоже, что несмотря на запрет, вывозят сырьё. И вот тут началось!

Из полуфабриката стали лепить готовую продукцию. То выравнивали, то по размеру складывали, то чистили, то красили... Не важно, что заказчики других изделий уже всю "плешку" проели, все скачут возле этих контейнеров с полуфабрикатом.

"Там" тоже видать наших начальников пинают, и они стали совершенно не в себе.

И вот бежит очередная делегация глядеть, как из нечто получить что-то. В этот момент, в цеху другая комиссия, принимает вместе со мной изделия, которые пойдут для Авиации, а Таня готовит им документы.

Покрутившись перед своим "сокровищем", первая делегация (в числе которых наш начальник и менеджОрША по продажам) летит ко мне и, не взирая на других, начинает голосить.

- А почему ты здесь, а не там?

-Всё (в стопицотый раз) уже проверено, упаковано, замерено и взвешено. Идет отпуск заказчику, у которого уже давно все сроки прошли.

- Аааааа! Здесь уже давным-давно всё прошло, а изделия здесь!

- Продукция выпущена. Почему не забираете, это не моё дело.

-Как вы её выпускали! Её заворачивают!

- Согласно представленным техническим условиям.

-Ааааа, надо чтобы они были такие же, как эти (указывая на "авиационку")!

-Предоставьте новое техническое условие.

-Они разные по размеру!

-Размер в допуске и всё разложено по равным размерам.

-Они неровные!

-Вы просили их выпустить именно такими, не оговорив допуск на "кривизну".

-Что, если колесом будет - выпустите?

-Пока не будет соответствующей бумаги - выпущу.

(Руководство вопит, а мой Зверь всё ближе приближается к дверцам клетки. "Авиация" в недоумении, вертит головами как в пинг-понге.)

-Вы ничего не делаете, а ещё на что-то расчитываете!

(А я писала, что целый месяц Цех прыгал вокруг этих.... полуфабрикатов)

- Давно ни на что не расчитываю, так как наша система мотивирования, всегда оставляет нас в минусе.

-Да ежели бы ты знала, сколько они стоят! Вы их холили бы и лелеяли! (я смягчаю выражения и "неопределённые артикли" "на" и "в", которые произносили начальник и "мадама")

-Я знаю цену. Если мне заплатили 5% от их стоимости, я дневала и ночевала бы возле них.

-Ты...(дальше пошло некрасивое слово) тащи линейку и посмотрим кривизну и сравним с этими. (здесь Зверь сломал лапой дверь и уже стоял на пороге, пока ещё принюхиваясь и оценивая дистанции).

Надо сказать, что линейка для измерения кривизны была этакий двутавр размером в эталонный метр, шириной сантиметров в 10 и весом килограмм в 5-7, отлитый из чёрного мегалла. Такую линейку нельзя изогнуть и искривить, не приложив механической силы. Ставится она на изделие и смотрится: нет ли между линейкой и изделием просвета, а если есть - не выходит ли из допуска. Вот за ней я и пошла. И тут - мой Слон выскочил...

То, что я сейчас пишу - я помню. Остальное, как в песне Высоцкого, мне рассказали. Ну в той, которой: "...Я - как раненый зверь, напоследок чудил:/ Выбил окна и дверь, и балкон уронил!..." Помню - развернулась, помню - пошла за линейкой, помню - взяла в руки, дальше - провал.

Как рассказала потом Таня, я влетела в кабинет с белым дицом, схватила линейку и вылетела обратно. На её вопрос: "Что случилось?", - я прошипела нечто неприличное и этакой смесью асфальтового катка, урагана "Катрина" и викинга-берсерка вымелась за дверь. Секунд пять-десять Таня приходила в себя, так как ничего подобного от меня никогда не слышала (она и сейчас называет то моё состояние, одним из сильных потрясений в своей жизни).

Очнувшись, Таня рванула вдогон. Но, как она сказала, догнать меня не было никакой возможности. Маленькая и худенькая, я вертела линейкой над головой, как Чапай шашкой или Джекки Чан тросточкой.

Теперь я знаю, что такое состояние Берсерка и почему они потом теряли силы.

Когда Таня меня догнала на смотровой площадке: там была финальная сцена из "Ревизора". "Авиация" пыталась притвориться своей продукцией; цеховые -забились по углам; старший участка - сидел на кране, засунув крановщицу в дальний угол кабинки, да и она сама не стремилась оттуда вынырнуть; а моё руководство улепётывало во все лопатки к открытым воротам. Причём у менеджерши были высокие каблуки, а наш пол был мелкорешётчатым, чтобы не подскользнуться на масле или смазке для металла. Она летела, не зацепляясь в щелях и не проваливаясь. Практически - трангрессируя.

А в центре площадки, бросив линейку, громко рыдая - сидела я. Пошёл обратный процесс.

Поняв, что всё кончилось, первым слез с крана старший участка. Нырнув в свой закуток, он вышел с кружкой и протянул её мне. Я выпила. Это была не вода, но выглотала я всё, как воду.

Тане он сказал, что когда меня увидели, все сразу кинулись врассыпную.

- Вставать на пути, - сказал он, - Было бесполезно. Прошла бы насквозь и не заметила. Как ещё не метнула её, - добавил он, глядя на линейку, - Ведь, по "закону подлости" бы попала.

Спросите: "Что мне за это было?" Не поверите - НИЧЕГО!

Руководство потом недели две вообще не появлялось в цеху. А потом, предпочитало "не доводить до предела".

Так что... хвалиться мне особо нечем. Своего Зверя я видела, но это разрушительно и для окружающих и для меня самой. Зная всё, стараюсь держать его крепче, а чужих - не провоцировать. Одно дело -защищать себя и близких, другое - поддаваться провокации неумных людей.

Так что, Слон мой Зверь. Слон.