Желание провакцинироваться может сыграть с нами «злую шутку». Вникаем в проблему

358k full reads
539k story viewsUnique page visitors
358k read the story to the endThat's 67% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Как бы мне не хотелось выбросить из головы тему о вирусах и вакцинации (каждый для себя уже практически решил, как ему поступать относительно прививки), ничего не получается. Совсем недавно в комментариях моих подписчиков узнала имя ещё одного учёного – Михаила Васильевича Супотницкого, российского микробиолога, кандидата биологических наук, полковника медицинской службы, автора исследований по истории эпидемий чумы и других особо опасных инфекций. Пришлось ещё раз задуматься.

Михаил Супотницкий
Михаил Супотницкий
Михаил Супотницкий

Вот его цитата, которая была зачитана писателем Д.Ю. Перетолчиным в авторской передаче «Слепые пятна вакцинации. Михаил Супотницкий» от 31 января 2021 года.

Желание провакцинироваться может сыграть с нами «злую шутку». Вникаем в проблему
«Между этими двумя группами населения лежит проблема научного познания, – поясняет свою позицию Супотницкий, - отсутствие научного интереса к иммунологии».

Каждый желающий может прослушать передачу с Михаилом Васильевичем полностью, а для тех, кому это сложно сделать, я постараюсь вкратце пересказать своими словами услышанное.

Когда вначале XIX века были открыты антитела, то на них возлагались большие надежды. Стали создавать сыворотки против всех возбудителей: чумы, сапы, мелиоидоза, столбняка, газовой гангрены. Где-то это начинало приносить свои плоды. Например, на столбнячный токсин получили антитоксин и он, конечно, помогал вылечить человека. А вот для чумы, пытались что-то создать и вроде получили после вакцинации много антител, но в разгар эпидемии и вначале неё эффекта не было никакого. И тогда, многие взгляды на вакцинацию были поколеблены.

Сейчас мы видим туже самую профанацию, но тогда не хватало знаний, а сейчас знания есть, только они искусственно сдерживаются. Эти знания не даются в учебниках, не даются в руководствах. Врачи изучают очень примитивную иммунологию, которая позволяет им работать бесплатными дилерами в кабинетах вакцинации. Считается, если получили вакцину, значит – получили антитела, не учитывая того, что антитела могут выполнять самые различные функции. Врачам же преподают только физико-химическую классификацию, которая представляет собой тяжёлую молекулярную цепь, ничего собой не означающую, потому что не известен титр этих антител, со временем ещё и меняющихся.

Желание провакцинироваться может сыграть с нами «злую шутку». Вникаем в проблему
  • Тут сразу возникает вопрос об антиковидных паспортах. Это же чистая филькина грамота. Определили, скажем, титр этих малопонятных антител: сегодня он один, а пройдёт неделя - другая или месяц, картина будет совсем иная. Иммунологи это прекрасно знают, но они почему-то «набрали в рот воды» и молчат. Все эти ковидные паспорта создаются для того, чтобы втянуть в процесс вакцинации как можно больше людей. Здесь прямое нарушение закона о добровольности вакцинации, но на людей оказывается такое информационное давление, что трудно не принять решение в пользу вакцины. Есть ещё одна статья об иммунопрофилактике инфекционных болезней. Она говорит о том, что пациент должен знать все побочные эффекты, которые могут возникнуть после применения на нём иммунно-биологического препарата.

Конечно, когда применяется новая вакцина, мы не можем знать, какие побочные эффекты могут возникнуть со временем, но мы можем их предугадать. Для этого, прежде всего, нужно обращаться к научной литературе, в которой уже давно есть данные про то, как ведут себя антитела в организме человека.

Китайцы, к примеру, во время своей большой вспышки обнаружили, что наиболее тяжёлое течение болезни у тех пациентов, у которых наиболее высокий титр антител. Есть даже такой феномен – антителозависимое усиление инфекции. Для наглядности хочу привести это понятие полностью.

Желание провакцинироваться может сыграть с нами «злую шутку». Вникаем в проблему

Наши врачи, когда об этом узнают, то у них сразу наблюдается испуг в глазах, потому что рушится вся их жизненная парадигма. Ведь их учили, что антитела это нечто спасительное и играет только положительную роль, на самом же деле по функциональной классификации антитела вызывают усиление инфекционного процесса. Когда их титр снижается до субнейтрализующего, происходит «цитокиновый шторм», который как раз и вызывается антителозависимым усилением инфекции.

  • Какие внутриклеточные обменные процессы происходят во время «цитокинового шторма» нам, простым людям, понять сложно, но ясно одно, что это потенциально летальная реакция иммунной системы, потому что вирус и антитело при "шторме" крепятся к макрофагам и проникают с ним в иммунные клетки. Меняется тропность вируса и он начинает распространяться по клеткам иммунной системы организма. Об этом есть хорошие публикации, но только на английском языке. На Западе существует две иммунологии: одна научная, а другая коммерческая (политкорректная). Любой врач очень боится, что его назовут антивакцинатором.

У нас в стране мы тоже видим одни лозунги и неподготовленных врачей к данной ситуации. Провакцинироваться ради того, чтобы получить антитела? – только это может стать не защитой, а поражением организма. Ведь реакция на полученную когда-то вакцину может последовать и через десяток лет.

Есть и ещё один важный момент во всей этой истории с массовой вакцинацией. Нужно отметить, что антитела со временем исчезают, но клетки памяти остаются и когда человек заново соприкасается с этим антигеном, возбудителем инфекционной болезни, клетки памяти превращаются в плазмациты и начинают вновь выделять антитела.

  • Если бы грипп или тот же ковид не мутировали, скажем, как оспа или корь, то вопросов не было, но поскольку это происходит и человек может заболеть другим штаммом вируса, то иммунная система человека ошибается и соответственно бьёт мимо того штамма, который реально подцепила. Всё это нужно учитывать при любой массовой вакцинации и сначала проводить доклинические исследования.
Желание провакцинироваться может сыграть с нами «злую шутку». Вникаем в проблему

Если вирус отличается хотя бы немного от того, который был привит ранее, возникает антигенный импринтинг, – иммунная система не видит вирус. Её способность не позволяет отличить новый вирус от предыдущего, и она начинает вырабатывать большое количество антител к тому вирусу (для гриппа это хорошо было показано уже в 1953 году), который знает. Эти антитела не взаимодействуют с новым штаммом вируса, и часто это заканчивается тяжелейшими пневмониями.

Если бы мы занялись изучением этих феноменов, то гораздо раньше бы поняли, почему у нас по мере увеличения вакцинации (Росстат сообщил нам об этом уже в 2016 году), увеличилось количество больных пневмонией.
  • Поэтому к вакцинации нужно подходить научно, а не с точки зрения реализации вакцин. Врачей обязывают выполнять план по вакцинации, совершенно не учитывая возможности организма у разных людей. Кто-то уже несколько раз переболел, кто-то вакцинировался от гриппа в разное время и у человека накапливается вот этот пул памяти клеток, которые неизвестно как работают, поэтому нужно быть крайне осторожными и проводить большие популяционные исследования перед каждой массовой вакцинацией.

И вообще нужно вести речь о переходе к индивидуальной вакцинации, если мы хотим сохранить здоровье популяции. Эти цели необходимо ставить, иначе ничего не изменить в той огромной проблеме, которая возникла во всём мире и в нашей стране в связи с увеличением смертности от вирусных заболеваний.