Танцевать начинают от политики и экономики, а нужно от другого. Все вопросы к историку Евгению Евтушенко

1,2k full reads
2,6k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 49% of the total page views
7 minutes — average reading time

Наше знакомство с Евгением Альбертовичем Евтушенко началось уже давно. Прошлый раз я задавала ему вопросы о нашей элите и её будущем, но всё же хочется больше узнать о настроениях интеллигенции и народа перед революцией 1917 года. Мне кажется, что и многим моим читателям это тоже будет интересно. Согласитесь, ситуация в нашем царстве-государстве сегодня настолько накалена, может быть даже больше чем тогда, и хочется понять, какими силами управлялся наш народ в те годы.

Акция протеста в Москве по "белорусскому сценарию"
Акция протеста в Москве по "белорусскому сценарию"
Акция протеста в Москве по "белорусскому сценарию"

Вопрос: Евгений Альбертович, в прошлый раз мы говорили о внутреннем кризисе и разложении элит перед революцией 1917 г. А что тогда произошло с интеллигенцией, и, вообще, какие были настроения в образованном обществе?

Ответ: Что касается интеллигенции, то сначала надо отметить следующую закономерность — все эти «старые элиты» и прочие «интеллектуалы» в такие военно–переломные, катастрофичные периоды никому не нужны. Они, за редким исключением, — статисты. Историю в эти суровые времена делает народ, точнее его наиболее энергичная, пассионарная часть, которую большинство обывателей сознательно поддерживает. При этом, разумеется, у народа есть вожаки, далеко не всегда идеальные (большевики-космополиты в нашем случае). Но которые чутко улавливают запросы большинства народа (Ленин) и превращают их в конкретные лозунги.

Траурный митинг памяти Ленина
Траурный митинг памяти Ленина
Траурный митинг памяти Ленина

Главное: в этот решительный момент ГЛУБИННЫЙ НАРОД — есть субъект истории, а оторвавшиеся от родной почвы старые элиты и «образованные классы» — объекты, не играющие серьезной роли.

Проблема в том, что по истечению времени про народ многие забывают и обращаются к «историческим воспоминаниям» убежавших из страны интеллигентов, принимая эти воспоминания за чистую монету и делая «умные» выводы. Пример — дворянин, интеллигент и, в последствие, двоеженец Иван Бунин, который в своих «Окаянных днях» продемонстрировал, как он страстно ненавидит — нет, не «революционную толпу», — а собственный народ!

Да-да именно народ. Перечитайте. (Что, теперь будем «менять народ»?)

Это всё тот же ЭТНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ революции, почти не замечаемый сегодня. Ведь что произошло? После двухсот лет европеизации (с Петра I), многие наши дворяне и интеллигенты оторвались от национальных корней и, как бы, повисли в воздухе — они перестали быть русскими, но европейцами так и не стали. Хотя, нет, некоторые почти стали. Например, писавший на английском, В. Набоков, который будучи ребенком, сначала научился читать на английском, а уже потом на русском (в России!); дед которого был царским сенатором, отец — либералом и «белогвардейским» министром, а бабушка — немецкой баронессой. И еще в роду у него были капиталисты Рукавишниковы, из старообрядцев (известных диссидентов!) Это и есть «химеризация» элиты, — этническая и идеологическая, — о которых я упоминал. Отсюда, кстати, и набоковская «Лолита» (своего рода оговорка «по Фрейду»). Вообще, все эти сексуально-психические и прочие отклонения от нормы напрямую связаны с гумилевским понятием ЭТНИЧЕСКИХ ХИМЕР и их порождений — АНТИСИСТЕМ, которые стремятся разрушить все: пол, психику, культуру, страну, планетарную цивилизацию. (См. Комментарий 1 в книге автора «Пассионарная теория этногенеза Л.Н.Гумилёва…» об антисистеме в конце гл. «Фаза надлома».)

Владимир Набоков, 1919 г.                       Юный Владимир Набоков, Петербург 1907 г.
Владимир Набоков, 1919 г. Юный Владимир Набоков, Петербург 1907 г.
Владимир Набоков, 1919 г. Юный Владимир Набоков, Петербург 1907 г.

Вопрос: Уточните, в чем были причины взаимных антипатий народа и интеллигенции, с точки зрения теории этногенеза Гумилёва?

Ответ: Повторю, тогда произошло разделение этнического стереотипа поведения, даже глубже, мировоззрения, на две части — народное (русское) и «барское» (нерусское!). Это был не классовый антагонизм — между «своими», а уже этнический — между «чужими»! А такие глубинные вещи исправить «перевоспитанием» в принципе невозможно. Гумилёв говорил: «Основа этнических отношений лежит за пределами сферы сознания — она в эмоциях: симпатиях — антипатиях, любви — ненависти». (Сейчас это утверждение может кому-то показаться «не корректным», но жизнь-то его подтверждает!)

Весьма показательно, что они («баре») даже разговаривали по-другому, с характерным акцентом, растягивая слова. Ну, примерно, как артист А. Вертинский, в фильме «Анна на шее». Но главное, разумеется, не в этом, а в том, что «образованные классы» отошли от той самой ЭТНИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ, в основе которой лежит национальный психотип и культурные коды. И простой народ, будучи хранителем этнической традиции, это остро ощущал! И его это задевало.

Стереотип поведения «образованного барина» тогда резко отличался от народного. В церковь барин-интеллигент ходил редко или, вообще, не ходил; народных обычаев почти не знал; народной психологии (ментальности!) не понимал, и смотрел на мужика, как на какого-то дикого туземца! А если и говорил с ним, то о чем-то непонятном, например о «прогрессе» или «цивилизации»… Красные же говорили с народом на понятном языке, и без высокомерия.

Художник Алексей Корзухин. Сбор недоимок 1868 г.
Художник Алексей Корзухин. Сбор недоимок 1868 г.
Художник Алексей Корзухин. Сбор недоимок 1868 г.

Конечно, справедливости ради, надо отметить, что многие белогвардейские офицеры были достойными людьми и по-своему любили Россию. Они правильно разглядели антинациональную сущность руководителей большевизма (мировых революционеров) и вступили с ними в яростную борьбу. Но!.. НО ОНИ НЕ ЗНАЛИ, ЧТО ИМ ДЕЛАТЬ С РУССКИМ НАРОДОМ. Эти рыцари Белого движения, получившие европейское воспитание, хотели «переделать русских в европейцев». Другие же, наиболее злые, хотели просто загнать «распоясавшегося хама» назад, в подвалы. Именно поэтому они проиграли!

Этническая история учит, что «загнать», а, тем более, «поменять» народ, который еще не растратил свою пассионарность — невозможно. Зато можно поменять ту часть народа, которая оторвалась от родной почвы и перестала быть народом!

Вопрос: Но ведь эти люди считали себя русскими. И в эмиграции тоже.

Ответ: Да, русскими, но «либерального», то есть западного типа. Ведь настоящих православных патриотов и монархистов в Белом движении было совсем немного, большинство же исповедовало «демократические ценности», совершенно неуместные тогда в России. Они и сейчас, скажем прямо, не очень востребованы, а тогда на их носителей смотрели, как на инопланетян. Что же касается русской эмиграции, то ее история только подтверждает мой тезис. Большинство эмигрантов стало терять оставшуюся у них русскость уже во втором поколении, а третье поколение, практически, растворилось в Западном суперэтносе. Остались единицы! Понимаете, если национальная идентичность четкая, то она так быстро не теряется. Тут и доказывать ничего не надо. Сравните с другими диаспорами.

А про нынешних «Романовых», претендующих на русский трон, без смеха и говорить нельзя. Кто-то очень точно назвал это этническое недоразумение «цыганским табором». Один «царевич Гоша» чего стоит! Говорит на всех европейских языках, а по-русски только «пшекает», не поймешь, чего и лопочет.

Княгиня Романова с сыном Георгием и представитель РПЦ митр. Илларион (Алфеев)
Княгиня Романова с сыном Георгием и представитель РПЦ митр. Илларион (Алфеев)
Княгиня Романова с сыном Георгием и представитель РПЦ митр. Илларион (Алфеев)

Поэтому первая русская эмиграция, за исключением небольших групп (РПЦЗ и др.) это то, что давно выпало из русского этногенеза. Потомки большинства эмигрантов, в лучшем случае, вошли в чужие этногенезы, на правах бедных родственников, а в худшем — повисли в воздухе.

Кстати, это «повисли в воздухе» касается и современной «новорусской» и прочей эмиграции, которая началась еще в 90-х. С точки зрения этнологии, этот процесс для нас полезный. Таким образом, происходит освобождение этноса (суперэтноса) от лишних, мешающих элементов. Этническая система от этого только выигрывает. Пускай едут! Очень хорошо! Главное, чтобы не прибежали назад, когда там станет несладко. (А уже становится...)

Вообще, если сравнивать первую русскую волну и последнюю, то нынешние эмигранты — хуже. Это даже не сравнимо. У тех хоть культура была, да и ностальгия у многих. А у этих?!..

Здесь я отвлекусь от темы и скажу, что, поднимая все эти исторические вопросы, мы занимаемся довольно опасным делом!

Вопрос: Каким же, если не секрет?

Ответ: Пытаемся разбить стереотипы, которые складывались в головах многих людей десятилетиями! С которыми они, сердешные, сроднились и с которыми уютно жить. (Люди не виноваты, такая была историческая наука, плюс информ. война, ну, и, конечно, — архетипы («а мне плевать, мне очень нравится!», или «не нравится!»).) Понимаете, это уже уровень подсознания! Эти штампы и стереотипы невозможно «переформатировать» на раз-два, с помощью рациональных аргументов. Более того, когда приходит какой-то «шибко умный дядя» и начинает что-то перекладывать на твоих мозговых полках и даже пытается что-то сбросить, то это вызывает «когнитивный диссонанс» и инстинктивный протест. Причем, это касается и умных, образованных людей.

Здесь опять встает вопрос ПОНИМАНИЯ истории. Ведь у нас до сих пор, по инерции, ставят во главу угла «политику» и «экономику», от которых почти все эксперты и начинают танцевать. Но ведь это замена причины следствием!

Согласно цивилизационному подходу, в основе исторического процесса — фундаментальный этнический фактор, а уже затем вся остальная надстройка — социум, политика, экономика и пр., которые, разумеется, тоже влияют на историю, — но на своем уровне. (Все это, применительно к новейшей истории, с поправкой на антинациональный фактор глобализации.)

Танцевать начинают от политики и экономики, а нужно от другого. Все вопросы к историку Евгению Евтушенко

Зависимость здесь простая — приходит в порядок этническая система, приходит в порядок все остальное. Потому, что КАКОВЫ ЛЮДИ, ТАКОВЫ И ИХ ДЕЛА.

Тогда же, перед 1917, порядка в этнической системе (которая состоит из людей!) уже не было! Он будет наведен позже — сначала, в ходе Октябрьской революции и Гражданской войны, когда из этнической системы был удален мешающий элемент — «инопланетяне-1» (классические либералы) и, окончательно, в конце 30-х, после отстранения от власти троцкистов — «инопланетян-2» (космополитов, которые были хуже первых).

Конечно, этот порядок достался дорогой ценой. Очень дорогой. Но на несколько десятилетий хватило…

Вопрос: А потом, что, всё началось сначала?

Ответ: Да, опять. Надлом, есть надлом. Из него так просто не выскочишь, надо переболеть. А тут еще и глобализация подоспела…

Но это уже отдельная тема, которую, надеюсь, мы продолжим в другой раз.

Я тоже надеюсь, что мы ещё не раз встретимся на страницах нашего канала с Евгением Альбертовичем Евтушенко и будем задавать ему много вопросов по истории нашего народа и государства российского.