Зачем Лукашенко боролся против интеграции?

460 full reads
720 story viewsUnique page visitors
460 read the story to the endThat's 64% of the total page views
9 minutes — average reading time

А на сакраментальный вопросец: «Почему объединение России и Беларуси невозможно принципиально?», ответ достаточно прост и банален. Хотя с другой стороны это одна из главных «тайн» (скорее «секретов попугая») режима Лукашенко. Тут вопрос в том, какие именно угрозы данный конкретный режим рассматривал в первую очередь для своего существования и с чем конкретно он боролся.

Так вот как легко догадаться первой и главной угрозой было с точки зрения Лукашенко и его приближённых — насильственное поглощение со стороны Москвы. Вот именно против этого и возводились все заграждения и баррикады! Вот именно с этой «угрозой» 25 лет своего правления господин Лукашенко и боролся… 25 лет именно это и было смыслом и сутью госполитики Республики Беларусь. Именно это и ничего другое как ни странно.

Нет, параллельно он предельно жёстко давил оппозицию. Параллельно он сделал так, что вся белорусская экономика (практически вся!) закольцована именно на его скромную персону… Он много чего делал «параллельно»… Но самое главное направление его «государственной деятельности» — наглухо забетонировать возможность «аншлюса». Наглухо. Почему-то именно эта угроза четверть века оставалась для него основной.

https://s.fishki.net/
https://s.fishki.net/
https://s.fishki.net/

Именно в этом направлении он и «работал». Надписи на нерусском языке во всех официальных учреждениях и на улицах — это оттуда. Официально продвигаемая русофобия — это тоже оттуда. Активное продвижения «литвинства» — это тоже оттуда. Открытие новых костёлов — тоже самое.

Что было для Александра Лукашенко самым-самым главным в жизни? Власть. Именно поэтому он так жёстко зачищал политическое и информационное поле. Он на корню ликвидировал любую угрозу внутри страны. Якобы для того чтобы всякие проходимцы не мешали «народному счастью». А самой главной внешней угрозой он считал… нет не НАТО. Россию он считал главной угрозой.

То есть вот этот весь русофобский вал белорусской политики объясняется как раз этим: паталогической боязнью эту самую власть потерять… Вот вокруг этого всё и строилось. Безусловно, достаточно наивно и по колхозному, но строилось. Его задачей (и задачей режима в целом) было чётко убедить белорусов что: а) они не русские б) русские — их главные враги. так Вот как раз 24 года Лукашенко работал над тем чтобы возбудить в белорусском народе страх и ненависть по отношению к России.

Это было его основной целью. Создать такую вот ситуацию, когда объединение станет полностью невозможным по объективным причинам полного неприятия России в РБ. Что собственно мы сегодня и получили. Любые разговоры об «объединении» в Беларуси воспринимаются исключительно как угроза национальному суверенитету. С подозрением и ненавистью (нас же предупреждали!).

Причём какова сила пропаганды! Просто оцените, как можно «промывать людям мозги»: сегодня РБ полностью экономически зависит от России, полностью. Европа не давала, не даёт и не собирается давать им ничего абсолютно. Но в массовом сознании Европа — это хорошо, а Россия — это плохо. Просто массированная гос. пропаганда на протяжении четверти века. Как уже сказано, изначально цель «святая» —удержание власти одним конкретным человеком. И кто-то ему это всё посоветовал… Ну как бы да, «рецепт» сработал!

Но у этого «рецепта» были определённые «побочные эффекты», а именно та самая русофобия она уже перестала быть искусственной и контролируемой (с определённого момента). Более сформировалась достаточно мощная прозападная оппозиция (резко русофобски настроенная).

Вот тут нам говорят, дескать есть «хороший» пророссийский Лукашенко, которого надо изо всех сил и средств поддерживать, а не то к власти придут гадкие прозападные змагары… И вот тут как раз хочется как следует бухнуть кулаком по столу и спросить: «А какого, собственно говоря, чёрта?». Почему через четверть века правления гениального и пророссийского Александра Григорьевича мы имеем столь удручающую политическую картину: есть умеренно-русофобская администрация президента и есть неумеренно русофобская оппозиция…

И почему, собственно говоря, мы должны поддерживать «первых» против «вторых»? Зачем нам это всё? Где в Беларуси «здоровые пророссийские силы»? Где они? Поднимите мне веки и покажите их! Вот тут постоянно в СМИ какую-то откровенную муть несут про газ и нефть и цены на них для «братской Беларуси». Какая разница там дёшево или дорого и сколько РБ потеряет в ходе налогового маневра для российской нефтянки… Неважно это всё, абсолютно.

Ничего не имею против поддержки за счёт росбюджета Северного Кавказа, Крыма, ЛДНР. В конце концов — это наши люди. По Приднестровью вопросов нет тоже. Быть империей — значит нести именно такие расходы. Но когда мне рассказывают про необходимость «поддержания Беларуси», я буквально «выпадаю в осадок». Просто назовите мне «пророссийских политиков и пророссийские движения» в Беларуси. Конкретно и поимённо.

Простите, в кого именно вы собрались вкладывать российские миллиарды? Касательно западного вектора, то тут всё ясно и конкретно: господин Макей — глава белорусского МИДа практически открыто возглавляет «прозападный лагерь», в который входят практически все оппозиционные движения, партии и негосударственные СМИ. Расскажите мне про «пророссийский лагерь». Слушаю вас внимательно. Конкретно политики, журналисты, издания, общественные движения.

Нам четверть века рассказывали красивую сказку о том, что финансировать надо «самого главного человека» в стране, а он уж всё организует. Ну и что? Где, как и что он «организовал»? В интересах России? Практика показала, что работать с Лукашенко абсолютно бессмысленно — никаких договорённостей он принципиально не соблюдает и обязанным себя не чувствует. То есть в ходе переговоров он может «что-то там» пообещать в обмен на российские ресурсы, а потом про это забыть. И так по циклу.

А никакой «пророссийской оппозиции», с которой имело бы смысл работать в стране нет — зачищена под ноль. И кого вы предлагаете финансировать? Знаете, в случае Белоруссии существует такая вот «оптическая иллюзия»: издали это весьма благостное, пророссийско-братское общество, страна-побратим и т.д. При внимательном наблюдении даже со средней дистанции картинка резко меняется.

На самом деле страна даже более русофобская (потому как однородная!), чем Украина -2013. По большинству внешнеполитических вопросов народ ориентирован прозападно/антироссийски. Самый яркий пример — операция в Сирии, ну, казалось бы, очевидно на чьей стороне будут симпатии большинства белорусов… Тут и вера, и язык, и история, и культура, и так почему-то ценимые многими «родственные связи». Однако. Однако каждый случай гибели российских военнослужащих вызывал в белорусской прессе почему-то скорее положительные эмоции, чем отрицательные (зачем Путин туда лезет?)… Сочувствовать никто не спешил.

Касательно «санкций» или войны на Донбассе ситуация тем более очевидна: практически общее мнение: Россия неправа. И «нечужой для белорусов украинский народ». Всё это безусловно хорошо, но господин Лукашенко как-то не учёл определённых «побочных эффектов» данной стратегии. Во-первых, у него видимо была полная иллюзия полного контроля над ситуацией. Ошибка: раскрутить маховик русофобии оказалось легко, а вот контролировать его… То есть сегодня, как ни странно, тот самый «сильный белорусский лидер» оказался заложником принятых ранее решений.

Например, размещение российской военной базы упоминается в белорусской прессе постоянно и резко в негативном ключе — как подготовка к «оккупации». То есть этот вопрос для Лукашенко однозначно проигрышный — размещение базы будет расценено общественным мнение Беларуси как его очевиднейшее поражение… То есть в результате сложившегося в РБ «русофобского консенсуса» (безусловно, как и хотел Лукашенко, сделавшего объединение невозможным) любые ходы Лукашенко в сторону России воспринимаются как «утрата независимости». А ни своей армии, ни своих ВВС у Лукашенко нет и не предвидится…

То есть любимый и единственный президент попал так сказать в цугцванг: ситуация в экономической и военно-политической сфере требуют плотной кооперации с Россией (хотя бы в целях элементарного выживания), а внутрибелорусские настроения таковы, что это воспринимается как «предательство национальных интересов». То есть единственное, на что готовы белорусы — это получать от России безвозмездные подарки. И резко враждебное отношении к России уже стало постоянным и малоконтролируемым. И с этими самыми настроениями вынужден считаться и сам Лукашенко.

Во-вторых, у Лукашенко была какая-то странная иллюзия, что вот эти самые шалости с русофобией будут бесконечно восприниматься на ура в Москве. Это была своего рода постсоветская иллюзия. Так вот ошибок тут было целых три: а) Россия — уже не СССР с его натужным интернационализмом при попустительском отношении к местечковому национализму. И чем дальше, тем больше. Россия постепенно была вынуждена отказаться от интернационального наследия. При существующем раскладе сил проблем много — профита никакого. б) Беларусь после 1991-го года это даже не Чечня 90-х, а полностью независимое государство. Белорусы никак не могут «допетрить» обратную сторону этого факта — Россию бессмысленно шантажировать «ростом националистических настроений» в независимом от неё государстве. в) В России (в отличие от СССР-а) общественное мнение играет куда большую роль и гораздо серьёзнее давит на политиков. Вот как раз это было практически полностью проигнорировано в Беларуси.

То есть де-факто с самого начала Лукашенко сделал ставку на национализм и русофобию, просто исходя из имевшегося опыта и имевшихся «наработок». Именно с самого начала: уже в начале нулевых многих россиян откровенно поражали «странные» умонастроения белорусов. Причём даже не молодёжи. Как-то Лукашенко сумел очень быстро промыть мозги буквально всем. И полностью отключить «критическое мышление».

Конфликты между РФ и РБ начались как раз в момент войны в Ю. Осетии и резко обострились как раз во время сирийско-украинского противостояния. Беда Лукашенко и Беларуси как раз в этом: РФ за 25 лет была вынуждена полностью поменять свою идеологическую основу. Нам это как бы незаметно (изнутри), но это так. В принципе надо отметить, что российское руководство достаточно долго бегало от этой идеи как чёрт от ладана, но внешние обстоятельства вариантов ему просто не оставило. Как Сталину после 22 июня (германский пролетариат не восстал).

И вот странная штука жизнь: национальные настроения «вукраини» белорусы воспринимают вполне себе нормально, как и в Прибалтике… а вот что-то подобное в России (очень слабое и далёкое подобие) почему-то немедленно вызывает массовые обвинения в фашизме (вы Турчинова не пробовали обвинять в фашизме? А почему нет?). Хотя в России как раз ни факельных шествий, ни штурмовых отрядов пока не замечено. Таки всё-таки нужно признать: по крайней мере международный интернационализм если и не закончился, то пришёл в сильный упадок, это становится всё более и более заметным. И даже Дональд наш Трамп — яркий представитель национальной (американской!) политической идеи. А Ангела наша Меркель, воплощающая идеи финансового интернационала, как раз очень непопулярна на родине.

Это реалии, господа. Вот такая вот нелепая мысль возникает, что политическая, общественная и экономическая эволюция России за последние лет 20-25 осталась в РБ полностью незамеченной, непонятой. А это гораздо более жёсткое, прагматичное, национально-ориентированное общество, чем РФ начала 90-х. Общество, которое гораздо лучше умеет понимать и отстаивать свои интересы.

Ориентироваться же на Россию начала 90-х в понимании России современной смертельно опасно. Гибель нескольких демонстрантов в «революционном Вильнюсе» у телебашни в своё время вызвало шок в российском обществе. Сегодня же даже учения с «ядерным ударом по Варшаве» воспринимаются вполне позитивно. Это совсем другая страна, господа.

Беда в том, что белорусы с ней категорически не умеют «работать» и категорически её не понимают. И база всех проблем — массированная русофобская пропаганда последние четверть века. Ну и как «вишенка на торте»: у россиян сегодня присутствует крайне печальный украинский опыт... из которого они (в отличие от белорусов) сделали абсолютно правильный и абсолютно брутальный вывод. В принципе даже чисто военные приготовления были резко усилены. И тут уж перед белорусским руководством был предельно жёстко поставлен один простой вопрос: с кем вы?

Нейтралы? Хорошо, тогда вас снимают с довольствия. После чего в Беларуси началась истерическая паника. Причина та же — современной России там не понимают, и работать с ней не умеют и не хотят. Всё сводится к простой как картофелина формуле: мы союзники, дайте нам денег и не лезьте в нашу внутреннюю политику. Во внешнюю тоже не лезьте. И вообще никуда не лезьте, а лучше положите пачку денег на край стола и «канайте» отсюда…

То есть те наивные граждане в России, которые предлагают какие-то там «референдумы по объединению», никак не могут понять, что именно против вот этого, вполне кстати логичного варианта, и была четверть века направлена политика «пророссийского» Лукашенко. Видите, хоть и говорится — «по себе людей не судят», но вот как раз Лукашенко (не отягощённый непреодолимыми моральными барьерами) привык действовать в прямолинейном, силовом ключе, ни с кем и ни о чём не договариваясь. Поэтому он считал вполне естественным, что и Москва будет действовать примерно так же.

Поэтому вероятность «внезапного аншлюса» он считал очень и очень высокой (такие мелочи как экономика и политическая ситуация в Европе его не очень волновали). То есть он свою собственную оппозицию вырезал под корень, на Европу и законы не очень оглядываясь, и он представить не мог, что кто-то будет действовать совсем иначе. Он полностью помножил на ноль белорусский бизнес, об экономике беспокоясь не сильно, поэтому и представить не мог, что кто-то подобные моменты учитывает.

То есть за 25 лет белорусские власти как-то привыкли действовать кулаками, а не головой, поэтому сама мысль, что это верно не для всех государств для них была недоступна. Безусловно, сам Лукашенко в аналогичной ситуации провёл бы тот самый «аншлюс» ни с чем и ни с кем не считаясь, а потому иной образ мыслей и действий считал полностью невероятным.

Вот именно поэтому он изо всех сил налаживал контакты с Западом и изо всех сил проводил русофобскую политику в РБ. Заметьте, никакой «антизападной» пропаганды в РБ все эти десятилетия не было принципе. Ну не было её и всё тут. Антироссийская была, националистическая была, а антизападной (антипольской?) не было. При чём сами белорусы считают это вполне нормальным, более того чисто внутренним делом Беларуси (Вас это не касается, с вами мы будем обсуждать чисто экономические вопросы).

То есть по факту, сегодня сколько-нибудь «честный» диалог с белорусской стороной невозможен по той простой причине, что русофобия там давно стала частью государственной идеологии.