Тверской путешественник Афанасий Никитин

Русского человека издавна манила страна чудес, сказочная Индия. О её диковинках рассказывали и «Повесть об индейском царстве», и «Александрия», и ряд других бродячих рассказов. Естественно, туда тянуло Афанасия. Кстати, приехал к московскому князю посол из Шемахи. Вместе с несколькими москвичами и тверятянами на двух судах с товарами отправляется Афанасий Никитин в Персию завязать торговые связи, продать там свои товары и привезти на Русь товары заморские.

Путешественники тронулись от церкви Спаса (Собор Преображения в Твери), благополучно минули татарскую Казань, а под Астраханью были дочиста ограблены. «Голыми головами пустили нас за море», – пишет Афанасий. Отсюда начинаются его приключения. Он попадает в Персию, затем в Индию.

Афанасий Никитин оказался любознательным человеком. В чужих странах он интересуется всем: природой, бытом, людьми, гражданскими порядками, верой, он усваивает язык чужих земель – его описания пестрят персидскими, арабскими, тюркскими выражениями: живой, общительный, он знакомится всюду, даже дружится с местными людьми, всему дает свою оценку.

«Мене залгали псы-бесермены, а сказывали всего много нашего товару, ано нет ничего на нашу землю, все товар белый на бесерьменскую землю, перец да краска, то дешево.

В индейской земли княжат все хоросанци и бояре все хоросанци, а гундустанцы все пешеходы, а ходят борзо, а все наги да босы, да щит в руце, а в другой меч. А бой их все слоны.

А земля людна вельми, а сельские люды голы велми, а бояре сильны добре и пышны велми», – писал Афанасий в своём дневнике.

Сознавая незаурядность своего положения, Афанасий Никитин чувствовал свою ответственность перед родиной. Свои впечатления он тщательно записывал, чтобы рассказать дома, что он видел в странах «за тремя морями».

Афанасий Никитин – сын своего времени. Западное и русское средневековье находилось во власти религиозной идеологии, и Афанасий Никитин среди всяких интересов особое внимание уделяет вопросам веры. Личные переживания в значительной мере связаны с беспокойствами – вот он пропустил «четыре великих говейна», не знает ни середы, ни пятницы и никаких праздников, а книги все украли, вот понуждают его «стать в бесерменьскую веру» и грозят продать его в рабство. И он с жадностью приглядывается к Индии, к чужим верам. Его поражает их многообразие: «а вер в Индеи восемьдесят и четыре, а все веруют в Бута» (Будда), и ожесточенная борьба среди них: «а вера с верою не пиет, ни яст, ни женится». Его удивляет причудливость религиозных представлений и он спешит рассказать: «А Бухтана же велми велика, есть с пол-Тверь каменна, да резаны по ней деяния бутовы, как Бут чудеса творил, как ся им являл многими образы: первое человеческим образом являлся, другое человек, а нос слонов, третье человек, а видение обезьянено, в четвертые человек, а образом лютого зверя».

Афанасий Никитин – выдающаяся личность. Предприимчивый, настойчивый, любознательный, он вместе с тем – нравственно цельный, благородный характер. Отправляясь в неведомые края, он не знал, когда он вернётся, обрекая себя случайностям и опасностям путешествий того времени. Ему так и не суждено было вернуться домой. Пройдя три моря – Каспийское, Индийское и Черное, он возвращался по Днепру на север и умер в Смоленске. Он пробыл в странствиях шесть лет (1466-1472 гг.).

На волжском берегу у того места, откуда двинулись два судна Никитина, поставлен памятник. С обоих берегов и мостов, куда когда-то сбегались тверичи проводить своего отважного земляка, видна его мощная фигура, с взором, устремлённым туда, в далёкий край, «за три моря». Путешествие Афанасия Никитина и его «записки» – большое дело. В них знак трёх единений, связей и великих событий, думами о которых жил наш великий соотечественник.

Подготовлено по материалам газеты «Пролетарская правда»

Тематическая подборка электронных копий изданий на сайте Национальной электронной библиотеки.

Тверской путешественник Афанасий Никитин