Трип

26 September 2020

Большая перемена после третьей пары - универовская столовая гудела трескотней. Причудливо переплетались голоса - только начинающие огрубевать мальчишеские и глубокие, рано повзрослевших девушек.

По столовой бегал химфаковский Кодик с мутным осоловелым взглядом. Это был прожженый нарик, но с компанейскими замашками алкаша.

Он не мог употреблять в одиночку. Бегая от столику к столику, пытаясь найти знакомого или просто того, кто ему покажется знакомым, он подсаживался, начинал со своего обычного - че, как оно? Потом доверительно заглядывал в глаза и похлопывая по карману шептал - давай вмажемся, а? Все посылали Кодика к лешему, а то и куда подальше, однако тот был настырен и так просто сдаваться не собирался.

Тыч сидел в углу. За час до этого он на вид весело и непринужденно болтал с миловидной русоволосой девушкой. Они расстались некоторое время назад, но все равно поддерживали общение, так как учились в одной группе, да и вообще их много связывало за прошедшие шесть лет отношений. Девушка хвастала жизнью в отдельной квартире с новым парнем, чуть ли не описывая его сексуальные подвиги, а Тыч играл роль слушателя, слегка заинтересованного, но не более. Пощебетав, она упорхнула.

Если все столы заняты, то повариха баба Вера, непререкаемый авторитет этого места, противным голосом верещала - кто не ест, уходим, освобождаем!

Тыч вынужденно покупал уже третьи дешманские макароны без мяса и механически жевал, тупо уставившись в ножку стула напротив.

Вдруг ножка дернулась, стул поехал. Потеряв точку опоры, взгляд заметался и не сразу остановился на Кодике, который заговорщицки подмигивал и шептал свое неизменное - давай вмажемся?

Тыч вдруг неожиданно громко сказал - а давай ! И стукнул по столу. Тут же осекся и оглянулся. Но никто даже не посмотрел в их сторону

За корпусом было футбольное поле. Весеннее солнце уже жарило вовсю, так что хотелось скинуть куртку и шапку, но в тени еще подмораживало и лежали маленькие серые сугробики

На поле пацаны месили грязь, выволакивая из неё мяч, в разные стороны, который был такой же черный и едва различимый.

Присели на корты у гаражика, достали шприц и жгут. Тыч все делал механически. Делал в первый раз, но как будто со знанием процесса - видел как это делают раньше. Кодик уважительно смотрел, как ловко найдя вену, он сразу спокойно засадил иглу....

Элли брела по полю с огромными красивыми цветами. От их красного цвета все вокруг, даже сам воздух был розовым, даже небо отливало эдакой марганцовкой. Элли не понимала, почему она оказалась тут, ведь она была вроде как не девочкой в волшебной стране, а студентом из сибирского городка. Но скоро это ощущение исчезло. Отдавшись в руки сказке, она брела по полю и с каждым шагом вдруг стала появляться легкость, как будто ты поднимаешься на невидимые пружинистые ступеньки, легко и грациозно скользя по воздуху поднимаешься над полем.

Каждая клеточка тела будто пела и смеялась, невероятная легкость давала ощущение постоянного, невероятного и невиданного счастья. Слово "Cчастье" как будто было написано везде и на всех языках во Вселенной.

Ощущения были бесподобные. Элли, маленькая девочка, будь она ею до конца, пожалуй отдалась бы целиком этому полету, но тот, кто сидел внутри ее был упрямым реалистом и вдруг ясно дал понять, как будто ущипнул - ну-ка, проверь, оглянись.

Элли открыла глаза - далеко, за горизонтом розовое небо заканчивалось. Водя руками, как будто плывя, Элли начала приближаться туда.

Уже можно было разглядеть серые горы, огромные тучи и сверкающие молнии. Стали доносится звуки музыки. Музыка была ужасающей. Как будто тысячи детей с задержкой в развитии собрались в одном месте и у каждого был музыкальный инструмент. Но без нот. Каждый играл свое.

Элли задрожала, ноги попытались перебирать ступеньки, но вдруг не поймали опору и, резко кувырнувшись вниз головой, она полетела в стремительно приближавшиеся цветы. Дух перехватило настолько, что она даже не успела вскрикнуть.

- Ну что? Кодик с нескрываемым любопытством заглядывал в глаза, чуть не вывернув свою тощую шею - как приход?

Тыч тяжело дыша, широко расщепеляя ноздри, сплюнул и пробормотал:

- каков поп, таков и приход.

Кодик беззвучно расхохотался, показав гнилые зубы и стал быстро набирать себе в тот же шприц. Тыч вдруг почувствовал невероятное отвращение к нему, к себе и вообще, ко всей ситуации. Он вдруг явно ощутил, как ситуация, дружески похлопывая его по заднице, с ногами взгромождается ему на шею. Ощутил ее ледяное и зловонное дыхание на затылке и хихиканье.

Тыч вскочил.

- Нет, не то!

- Чего?

Кодик уже отпустил жгут и почти засунул иглу в обратную сторону локтя, истыканную точками, как звёздами в темную ночку за городом. На секунду показалось, что там есть и медведица и млечный путь

-Не то это!! - заорал Тыч в лицо наркоше.

Пацаны с поля обернулись, мяч влетел в висок вратарю, смачно разбрызгав жижу по оранжевой шапке.

Неожиданно бодрой и ровной походкой Тыч рванул вдоль корпуса, бросив пакет с Демидовичем и прочими тетрадками.

- Стой! Пакет!

Но он только ускорился.. Вдоль дороги от корпуса к остановке росли ёлки, стройными рядами с двух сторон. Универ был молод, едва тридцать. Тридцатилетние ёлки уже внушали уважение и обладали шармом настоящих лесных красавиц

Интересно, о чем думали когда их сажали? - размышлял Тыч, топая к маршрутке.

Другие рассказы - https://zen.yandex.ru/id/5f6da651c473725ba3470efe