74 subscribers

Психический дневник. Сегодня очень даже непсихический.

Молча брожу я средь полей,

И собираю пырей и шалфей …

На самом деле – нет. Потому что не средь полей, а средь горей – в смысле, гор. А вот шалфей и другие лекарственные травы я действительно собирала. Вчера, бодро перемещаясь по городу по всяким разным делам, я обнаружила кустик пышно цветущей душицы под кустами. И поняла – пора! Встала сегодня пораньше – аж без десяти семь, потому что по всем прогнозам и взглядам за окно было ясно – к полудню будет печь так, что ад покажется Арктикой. Для всяких переживательных товарищей говорю сразу – не так уж я далеко и хожу, по крайней мере, до перевала еще не добиралась ни разу. В основном, топчу предгорья. Там сейчас цветет шалфей, вот так:

Однако после встречи с шалфеем, меня ждала встреча с разочарованием: стоило подняться чуть повыше и меня встретили волнующе бескрайние заросли … мышиного горошка! Чтоб ему было пусто, тесно и противно. Фиг с ними, с какахами травоядных, которые тут везде рассеяны … я другого понять не могу – где остальные представители флоры, алё? Судя по всему, этот клятый горошек – единственное на что не посягают бараны, козы и коровы. Кроме него тут еще полно странной травы, которая выглядит точь-в-точь как кустик картошки. Короче, какой-то закаканный огород, а не горы! Так что я маленько побурчала и решила пройти подальше – в дальние предгорья, за которыми уже начинается серьезный такой подъем по вертикали. Забралась повыше, чтобы вовремя отслеживать всяких пастухов-маньяков и прятаться от них и внезапно обнаружила пересохшее озеро. Почесала кепочку. Напрягла свою куцую, но верную память – всю жизнь, сколько себя помню, я шаробублюсь по этим местам и никогда здесь не было озера. Даже маленького. Однако обойдя этот марсианский пейзаж справа, я увидела г-образную трубу с противоположной стороны. Кажется, тут кто-то решил устроить технический пруд. Интересно, что в него сливали? Впрочем, чтобы ни сливали – этого уже нет, пропал его и след. Зато остались красивые трещины.

Я обошла небольшое стадо коз и овец, миновала холм и увидела знакомый пейзаж. В моем мозгу сразу воскресло воспоминание что вооон там, по правую сторону пейзажа, за ручьем, обильно растет чабрец. Я радостно даванула на кроссовки, пересекла ручей … хоп! Ограда. Причем поперек дороги, оврага и даже немного вверх по склону. Кто-то выкупил себе кусок горы с дорогой и теперь берет налоги с путников? Соваться туда я не рискнула – там явно был оборудован выгон для лошадей (я их видела, когда спускалась сюда), а это серьезные зверюги. Лучше их не трогать. И не злить. Так что я посидела у ручейка, передохнула

и пошла мимо ограды, прямо вот так вот вверх по холму. На этом месте я хочу торжественно объявить благодарность выданной мне палке – в жизни не представляла, что это настолько удобная штука! Я с ней прямо сроднилась.

Кстати, проводы с выдачей инвентаря меня умилили:

Бабушка: Настенька, ты там осторожно, не заблудись!

Дедушка: ножницы домой принеси! И палку тоже.

Ножницами я обычно срезаю лечебные травы. Вот так, без всяких сантиментов. Насть же много. Одной больше – одной меньше. Зато кухонные ножницы да древняя рассохшаяся ручка от швабры – незаменимы!

Ладно, пропыхтела я вверх по склону, на все стороны костеря этот растреклятый мышиный горошек, который и здесь все заполонил. Но наверху меня ждал – ура! – чабрец. Пришлось сесть прямо родной попой на чужую землю, чтобы срезать его, потому что это растение довольно невысокое. Заодно, считай, и отдохнула.

Чабрец, он же - тимьян, он же - богородская трава. В этих местах его почему-то называют еще и матрёшкой.
Чабрец, он же - тимьян, он же - богородская трава. В этих местах его почему-то называют еще и матрёшкой.

На этом месте я начала радоваться и умиляться – солнышку, ветерочку, красоте со всех сторон, отсутствию мозговыносящих социальных контактов … ну разве вот это не красота?

Еще немного – вниз по холму, затем вверх, хо-хо! Деревья! Правда туда, тоже придется идти вниз, потом вверх, но! Там, в полутени деревьев просто обязана быть душица! Однако реальность оказалась еще круче – там оказались и душица, и зверобой, и тысячелистник, и снова чабрец.

Вот честно, тут на меня напала довольно распространенная болезнь под названием «жадность против фраера». Ни разу еще мне не удалось победить в этой стычке, так что набранных растений потом хватает на пятилетку. Но у меня уже есть планы: пить, умываться и делать травяной лёд для обтирания лица (чтоб никто не понял, сколько мне лет на самом деле!). Долго я тут ползала и лазала, почему-то самая вкусная душица предпочитает хитренько торчать в глубине шиповника. Так что я немножко раненная. Ничего, заживет, не впервой. Обкосив тут все чуть не до земли, я села передохнуть, глотнуть воды и узнать, что уже почти полдень! Полагаю, причина столь долгой прогулки в моем пристрастии к фотографированию всего вокруг. Со всех сторон и направлений. И обязательно кадр поближе – щелк!

По дороге домой я поняла, что вода – это хорошо, но что-нибудь холодное и сладкое – еще лучше! Поэтому зашла в магазин, где меня тут же обступили продавщицы с вопросом – а что, это уже можно собирать? Я покосилась на три громадных пучка, висящих у меня на локте. Затем растопырилась и раскорячилась, пытаясь сделать покупки не разнеся полмагазина своей чудо-палкой и не потеряв собранное. Да, говорю, вот сейчас как раз и надо, когда перецветет – станет бесполезным.

А дома я узнала, что сделала больше восьми тысяч шагов. По горам. В течение четырех часов. От восхищения собой, я наелась мантов и рухнула спать. Сегодня моя жизнь меня устраивает. И вообще – я маленький щаслив.

Вопрос на засыпку: угадал ли кто-нибудь песню, которую я переиначила для эпиграфа?

И еще: люди, которые приходят/приезжают в горы и на другую природу, чтобы поесть и вернуться - вас что, дома не кормят? Люди, которые приезжают на природу, чтобы поспать - у меня к вам еще больше вопросов!