Сухостат
11 672 subscribers

Лес рубят, щепки летят, а пеньки остаются навсегда — Россия готовится к запрету на вывоз древесины

5,7k full reads
7,2k story viewsUnique page visitors
5,7k read the story to the endThat's 79% of the total page views
2 minutes — average reading time

Сохранение природных богатств страны, в том числе наших лесов — одна из главнейших задач государства. К сожалению, этой проблемой российская власть озаботилась только спустя 30 лет, наконец-то обратив внимание на хищническую вырубку российских лесов.

Президент России Владимир Путин в сентябре 2020 года потребовал поставить жёсткий заслон неконтролируемому вывозу древесины из России. Правда, не совсем понятно, почему введение этого запрета глава государства отложил до 1 января 2022 года.

Взято из открытых источников
Взято из открытых источников
Взято из открытых источников

Понимая, что сверхприбыли очень скоро улетучатся, рубщики российских лесов резко ускорили вывоз необработанной древесины из страны, чем создали дефицит на внутреннем рынке.

По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), только за первые 5 месяцев этого года из страны вывезли на 24,5% больше лесоматериалов, чем за тот же период 2020 года.

Страшно даже представить, что рубщики российского достояния оставят после себя к концу года — одни пеньки вместо лесных массивов?

В реальных цифрах это 5,548 млн. м³ необработанной древесины. Обработанной древесины (распиловка и расщепление) при этом вывезено 7,031 млн. тонн, также на 21,5% больше, чем в 2020 году.

За такой ударный труд «экспортёры», а попросту вредители и браконьеры, заработали $2,5 млрд., из которых $440 млн. принесло необработанное дерево и $2,1 млрд. – пиломатериалы.

На внутреннем рынке подобными деяниями был спровоцирован дефицит древесины. В конце июня Ассоциация деревянного домостроения заявила, что спрос превышает предложение на 30-40% от годового потребления, а это 2-2,5 млн. м³, то есть 6-8% от объёма пиломатериалов, которые уходят на экспорт (31 млн. м³).

Запрет на экспорт необработанной древесины с 1 января 2022 года коснётся работы порядка 4 тыс. компаний, вывозящих лес из страны.

Больше всего экспортируют лес из Хабаровского края (2,7 млн. м³), Вологодской области (2,2 млн. м³), Иркутской области (1,9 млн. м³), Приморского края (1,6 млн. м³), Ленинградской области (1 млн. м³), Красноярского края (0,8 млн. м³) и Карелии (0,7 млн. м³).

На эти «субъекты хозяйственной деятельности» приходится 70% экспорта необработанной древесины.

Понимая, что после своей хищнической деятельности пригодной для переработки древесины в России становится все меньше и чтобы не лишиться баснословных прибылей, рубщики российских лесов начинают проталкивать в правительстве идею приватизации лесов.

Естественное восстановление вырубленных ими лесов произойдёт не раньше, чем через 80-120 лет. Поэтому крупнейшая лесодобывающая компания на Дальнем Востоке RFP Group, которая принадлежит миллиардеру Роману Абрамовичу — тому самому владельцу ФК «Челси», самых престижных яхт в мире, да мало ли чего ещё, предложила приватизировать 2-3% леса страны.

То есть если лесозаготовителям позволят приватизировать лес, то они будут выращивать деревья для последующей рубки. В качестве аргументов RFP Group ссылается на опыт Новой Зеландии, занимающей первое место в мире по экспорту леса, а также являющаяся лидером по интенсивному выращиванию новых деревьев.

При этом необходимые инвестиции для восстановления 1 га леса, по оценке RFP Group, составят примерно $5 тыс., до тех, пока лес не начнёт уже сам расти.

Правительство готово в принципе рассматривать вопрос приватизации российских лесов. Однако 90% россиян выступают против этой идеи, так как считают, что приватизированный лес будет беспощадно вырубаться и распродаваться за границу. При этом обычным гражданам вход в лес будет запрещён под предлогом вторжения на частную собственность.

То, что огромная бизнес-империя, наживающаяся на хищнической вырубке и бесконтрольном вывозе древесины, так просто свои позиции не сдаст – сомневаться не приходится. Вопрос в другом — власть под её натиском прогнётся или устоит?