Часть 3. Укрощение "джина". Плащ из города Болонья

Борис Петрович Зверев, главный инженер КЧХЗ. Фото из архива семьи Зверевых.
Борис Петрович Зверев, главный инженер КЧХЗ. Фото из архива семьи Зверевых.

Укрощение «джина»

Как-то в декабре, во второй половине 50-х годов, погода в Кирово-Чепецке возвращалась к осени. Слабый ветер дул с юга и юго-запада, температура подбиралась к нулю, влажность воздуха достигла максимума, густой туман окутал всю округу.

В такую погоду поздним вечером на ТЭЦ-3 вышел из строя мощный трансформатор. Какие были причины его выхода из строя – технические, погодные или, может быть, повлияла «помощь» завода своими выбросами – изучала комиссия. Оформленного акта еще не было. Подача электроэнергии на завод и город не прекращалась.

Главный инженер завода Б.П. Зверев чрезвычайно серьезно отнесся к этому случаю. Он воспринял его как сигнал для неотложных мер по дальнейшему улучшению чистоты воздушной среды и гарантированному исключению неблагоприятного воздействия завода на производителя и поставщика электрической и тепловой энергии.

На следующий день он собрал большое совещание руководителей служб завода, цехов, специалистов и рассказал о выходе из строя трансформатора на ТЭЦ-3. Подчеркнул при этом, что для завода обошлось все благополучно, а могло быть намного хуже. Точные причины аварии ему пока неизвестны, комиссия расследует случай, работа еще не закончена. Независимо от этого мы должны принять радикальные меры по сокращению вредных выбросов в атмосферу и гарантировать исключение неблагоприятного воздействия завода на ближайшего соседа ТЭЦ-3.

Если в технологическом цехе какое-то производство работает с превышением нормативов выброса вредных веществ в атмосферу, то такое производство должно быть остановлено. При этом необходимо разобраться в причинах превышения выбросов и устранить их. Только после этого можно возобновить работу. Если в аналогичной ситуации потребуется остановить цех, то работа такого цеха должна быть остановлена. Выполнение плана любой ценой недопустимо.

Б.П. Зверев поручил начальнику ПТО А.И. Соловьеву в течение суток подготовить заводскую инструкцию по остановке производств и цехов при превышении нормативных выбросов вредных веществ в атмосферу. А работникам цехов следует неукоснительно ее выполнять.

Ситуация с выходом из строя трансформатора подтолкнула Б.П. Зверева сделать очередной шаг к созданию экологически чистых химических производств. Появление новой инструкции сыграло определенную положительную роль в унификации отношения цеховых работников к случаям загрязнения окружающей среды, что реально повлияло на сокращение выбросов вредных веществ и повышение качества работы персонала. Сейчас кажутся странными такие действия главного инженера. Напомним, что этот шаг был сделан на оборонном предприятии, в годы «холодной войны» и гонки вооружений.

Плащ из города Болонья

Сгущались сумерки, закончился очередной рабочий день. Я сидел в кабинете и подводил итоги уходящего дня по цеху 144 и составлял планы на завтра. Вдруг неожиданно открывается дверь и входит Борис Петрович Зверев, главный инженер завода. Первое, что бросилось мне в глаза, он был в халате. И сразу я подумал, что же случилось с Борисом Петровичем? Он никогда по заводу в халатах не ходил. Да и халат какой-то особенный. Он такого благородного темного цвета и сидит так здорово на нем! Надо обязательно его спросить, где и как он раздобыл такой халат?

Борис Петрович садится за стол, я сажусь напротив и начинается деловой разговор. Разговор идет сам собой, а я одновременно разглядываю облачение Бориса Петровича и ставлю себе на заметку расспросить о его происхождении. Борис Петрович не упустил из виду, что я обшариваю его глазами и вдруг неожиданно ответил на мой негласный вопрос: «Недавно позвонил мне Орлович Т.М. (начальник особого КБ кабельной промышленности из г. Мытищи) и сказал, что его ребята едут в командировку в Италию, в г. Болонья, и есть возможность привезти оттуда плащи. Если есть желание приобрести итальянский плащ, то заказывай, мы твой заказ выполним. Я предложение принял и сейчас плащ из Болоньи на мне.»

Это была исчерпывающая информация и мне ничего не оставалось, как сказать Борису Петровичу: «У вас прекрасная обнова!» После чего я выложил в полном объеме свое восторженное восприятие и оценку халата. Он был удовлетворен произведенным впечатлением и оставался в хорошем расположении духа. Моя ошибка в назначении и названии вещи остались за кадром. С другой стороны, ошибка вполне могла сойти за юмор. Называют же хороший автомобиль «тачкой», почему бы не назвать хороший плащ «халатом»? А в целом вещи надо называть своими именами. Отсюда мой совет: «Избегайте в сумерках поспешных решений!»

Описанное событие относится во времени вхождения в моду болоньевых плащей.

Выдвижение на Государственную премию

Работая в цехе №2, я проделал огромную работу, мы выполнили заказ главка по выпуску гексафторида урана, главк «горел» из-за того, что под Ангарском не смогли запустить новый завод. И наш цех принял на себя двойной план.
А когда мы выполнили это задание, то нагрузки не снизили и наш цех продолжали нагружать. У нас был слабый промышленный узел – по получению твердого («насыпного») продукта. Одна стадия этого процесса была слабой. А раньше получали только плавкий продукт, технология производства которого была весьма опасна.

Для решения этой проблемы Б.П. Зверев привлек двух специалистов из разных институтов, и они разработали новый этап.

В 1964-1965 г работа по совершенствованию производства ГФУ в цехе 2 была выдвинута заводом на соискание Государственной премии СССР. В составе коллектива соискателей было шесть авторов: два от институтов и четыре от завода. Руководителем работы и арбитром по оценке вклада авторов в работу был авторитетнейший человек нашего завода – главный инженер Б.П. Зверев. От действующего в это время цеха 2 были выдвинуты начальник цеха Ю.В. Свирелин и инженер по опытным работам В.П. Голубев. Несмотря на то, что я почти пятилетку уже проработал в производстве фторсополимеров, а не в цехе №2, Б.П. Зверев нашел необходимым выдвинуть и мою кандидатуру в число соискателей премии. Моё появление в команде объяснил словами: «В.А. Иванов автор работы, он сделал главное в цехе 2 и сделал больше всех. Приступайте к работе». По сути, это высокая оценка обозначенного периода работы цеха №2 главным инженером.

Эта работа не прошла одобрение на премию в министерстве по формальной процедуре. В 1966 г Министерством было принято решение о ликвидации действующего производства с демонтажом оборудования. Конкретный срок еще не назван, он прорабатывался. Ликвидация производства не согласуется с присуждением премии и это стало основанием для отказа соискателям.

Решение Министерства несколько раз откладывалось, лишь в 1974 г оно было принято окончательно. Но сколько мы за это время произвели продукта! В том числе и за другие заводы. Наш цех был важнейшим производством урановой промышленности, поэтому из соображений безопасности его нужно было перебазировать за Урал, в Сибирь.

Б.П. Зверев скончался во время проведения ему операции на сердце, это было в 1966 году. За неделю до его операции я был в командировке и навестил его в госпитале в Москве, он прошел глубокое обследование, ему нельзя было вставать, но мы хорошо поговорили.

Иванов Виталий Александрович, Кирово-Чепецк