История жизни и творчества Сандры Крету. Часть восьмая.

1,1K full reads

Всем привет! Вы на "Музыкальном лайнере времени"! История жизни и творчества великой немецкой певицы Сандры Крету продолжается! Ссылку на прошлую часть я, как обычно, оставлю в конце. А сейчас присаживайтесь поудобнее, наливайте чай. Ибо эта часть будет одной из самых интересных! Готовы? Тогда вперёд!

Сандра в 1990 году
Сандра в 1990 году

Итак, 1989 год закончился. Закончилась эпоха 80-х, эпоха яркой музыки, авторы которой ещё изучали музыкальную теорию и мелодии записывали на бумаге с помощью нот. Для миссис Сандры окончание 1989 года означало одно: стиль её музыки изменится. Ибо Хуберт Кеммлер, главный автор мелодий певицы, покинул творческую команду. Поскольку искать нового композитора было делом затратным и во многом ненужным, все позиции занял сам Крету.

Собственно, это не особо сказалось на новом звучании Сандры. Ведь ушёл только Хуберт. Клаус Хиршбургер, главный автор текстов, остался. Франк Петерсон, один из ключевых клавишников Сандры ещё с 1985 года, тоже был в составе соавторов. Поэтому звук изменился, но в лучшую сторону.

Работа над новым альбомом началась ещё в 1989 году, когда стало ясно, что Хуберт уходит из команды. Майкл сам создавал всю музыку. Он отверг идею танцевального альбома (т.е. не захотел писать новый Into A Secret Land) и основные усилия направил на создание медитативной музыки, т.е. песен, под которые можно танцевать, но в спокойном ритме. Это была интересная фишка, и шансы на коммерческий успех были. Хотя и не стопроцентные. Ибо основная масса слушателей хотела слышать танцевальные шлягеры, и прочувствовать медитативный саунд могли не все. Но Крету не заморачивался насчёт этого. Будучи прагматичным человеком, он знал, что сандроманы очень сильно хотели новый альбом певицы, ибо в 1989 году никаких релизов не было. На этом фоне фанаты могли и медитативную музыку принять.

Сандра принимала непосредственное участие в процессе записи альбома. Хотя соавтором она не стала. В целом, процесс записи музыки Крету чуть-чуть отличался от работы с Кеммлером. Майкл был трудоголиком-совой, и основные идеи приходили к нему в период с 10 вечера до 11 утра. В этот период и происходила работа. Это сказалось на Сандре, и на одном из интервью она уходила из студии со словами "О, время пришло мне ложиться спать".

Результат поклонники смогли оценить в феврале 1990 года, когда вышел новый сингл Hiroshima. И вот тут началось самое интересное.

Песня имела антивоенный посыл и была по сути приурочена к 45-летию ядерной бомбардировки города во время Второй мировой войны. Сама по себе песня представляла собой кавер одноимённого хита Wishful Thinking, выпущенного в 1971 году. По звучанию трек кардинально отличался от предыдущих синглов. Основную роль играли ударные, модернизированные на собственной студии A.R.T. Studios семейства Крету на Ибице. На звучание обратили внимание не сразу. В первую очередь, Сандра подверглась критике из-за того, что затронула военную тематику. Она с 1985 года исполняла песни с незатейливой тематикой о любви, и такой кардинальный переворот многим не понравился. Конечно, многие издательства, которые подвергали Сандру критике, принадлежали к разряду "жёлтой прессы" и всего, что с ней связано. Официальные критики (такие как журнал Music&Media) писали, что Hiroshima является "медленным, угрюмым номером, который портится очевидностью постановки, но на самом деле является очаровательной песней с прекрасной мелодией". Т.е. официальные издательства критиковали песню не так сильно.

Сама же Сандра не считала нужным отвечать на весь шквал критики. Ей хотелось петь не только о наивной любви, поэтому Hiroshima она воспринимала просто как выражение своих мыслей.

Это сказалось на коммерческом успехе песни. Она взлетела на 4 место в Германии и Швейцарии и заняла 15 место в европейском чарте Топ-100. К слову, этот успех оказался даже выше, чем у оригинала, дошедшего только до 8 места. Она почти добралась до уровня Maria Magdalena в плане успеха. По сравнению с синглами, написанными Кеммлером, Hiroshima оказалась успешней, и это убедило Крету, что он встал на верный путь.

После выхода сингла сандроманам не пришлось долго ждать. Четвёртый студийный альбом Сандры, получивший название Paintings In Yellow, вышел 26 марта.

Следующий сингл в поддержку альбома назывался Life May Be A Big Insanity. И если Hiroshima ещё имела связи с 3 альбомом 88 года (би-сайдом была La Vista De Luna), то этот сингл уже полностью основывался на материале Paintings In Yellow (би-сайдом к нему была The Skin I'm In). И это сказалось на успехе песни. Если Hiroshima взлетела на 4 место в Германии, то Life May Be A Big Insanity с горем пополам дошла до 27 места. Во Франции успех был ещё ниже - 41 место. В чарты других стран песня не попала. Почему же произошёл такой провал? Тут стоит сравнить стиль звучания песен. Life May Be A Big Insanity имела в основе своей только сухие ударные и вокал Сандры. Остальные инструменты были слышны слабее. Вы можете возразить, ведь Heaven Can Wait имел похожую фишку. Но там у руля был Кеммлер, и он использовал это умело. Крету же допустил оплошность, и из-за этого барабаны контрастировали с остальным звучанием и делали песню нудноватой. Немудрено, что она показала такой результат. Однако клип на сингл всё же был снят, и в нём Сандра слегка поменяла свой образ (но не сильно). Упор был сделан на подчёркивание женственности певицы. Пластика же была на высоте. В целом, клип, снятый Говардом Гринхалгом. имеет интересные переходы и постановку.

Во время работы над клипом
Во время работы над клипом

Крету учёл ошибки Life May Be A Big Insanity, и пришёл к выводу, что исправить положение сможет песня, где всё сбалансировано, и один инструмент не контрастирует с другим. Изучив песни с пластинки, Крету и Сандра поняли, что лучше всего для этой "роли" подойдёт баллада One More Night. Она и была выпущена синглом.

И, кстати, это один из немногих примеров настоящих баллад Сандры, написанных Крету. Всё дело в следующем. В чём суть баллады? Это медленная музыка, под которую хочется полежать на диване с закрытыми глазами и помечтать. А медленные песни Сандры под продюсированием Крету всегда имели танцевальную нотку. Т.е. двигаться, пусть и медленно, но хотелось. One More Night лишена этого, и за это песня так полюбилась фанатам.

Сингл вышел в сентябре 1990 года. Но...коммерческий результат оказался ещё хуже, чем у Life May Be A Big Insanity. One More Night не смог попасть даже в Топ-30 и безуспешно засел на 31 месте. Хотя, признаться честно, песня прекрасная. Прекрасен и клип, снятый на неё. Вот он.

В целом, невысокие показатели Life May Be A Big Insanity не позволили альбому взлететь на первое место в немецких чартах. В них он добрался до 4 места, а в Швейцарии - до 8. Австрийские чарты не пустили альбом дальше 14 позиции, а во Франции он оказался на 13 месте. И всё-таки успех был. В Швейцарии певице присудили платину, а Германии и Франции золото. Этот успех показал, что Крету всё же способен написать стоящий альбом для своей супруги. Хотя отсутствие Кеммлера сказывалось. Чего-то не хватало.

1 октября, когда One More Night находился на 30-х местах в чарте, и никто уже не желал продолжать раскручивание Paintings In Yellow, в продажу поступил сингл Sadeness, Part I. Исполнителем значилась некая группа Enigma. Звучание песни было мистическим, точного вокалиста определить было невозможно. Японские флейты и григорианские хоралы создавали неповторимую атмосферу, и это положительно сказалось на продажах песни. Она взлетела на 1 место в 23 странах. 3 декабря того же года чарты атаковал дебютный альбом со странным названием MCMXC a.D. Он мигом стал популярным и завоевал высшие места в десятках стран, получив огромное количество золотых и платиновых наград. Фурор был огромным. Все задавались вопросом, кто же исполняет все вокальные партии? Больше всего теорий было вокруг хора и женских вздохов. Самые внимательные фанаты высказывались осторожные теории, что дышит и читает тексты Сандра (уж больно знакомым был тембр голоса), а музыку написал Майкл Крету.

Так и оказалось. Хор, записи которого были использованы, подал в суд и потребовал раскрыть карты. Крету пришлось это сделать, хотя в планы это не входило. И вот тут на Сандру обрушилось целое цунами критики. Все, кому было не лень, обвиняли её в богохульстве. Ведь она исполнила сексуальные вздохи в дуэте с церковным хором! Это казалось неприемлемым. Но Сандра успешно парировала все нападки критики. Ей было не привыкать.

Так откуда пошли корни у этого? Оказывается, ещё с 1987 года. Помните, как в шестой части я написал, что магическое вступление Everlasting Love понравилось Крету? Тогда он совершил маленький эксперимент именно с григорианским хором. В его голове уже имелась идея создать новую музыку, которую никто ещё не слышал. Именно для этих целей он оборудовал собственную A.R.T. Studios на Ибице. И именно над этой записью Крету работал параллельно с записью Into A Secret Land и Paintings In Yellow.

Но как получилось, что Сандра стала участницей проекта? Ведь Крету не планировал привлекать собственную жену. Дело заключалось вот в чём. Первоначально Крету (французский язык было решено использовать с самого начала) хотел использовать настоящую француженку. Предполагалось, что ей станет Сильви Вартан, которую продюсировал Майкл. Но график певицы был забит, и Крету решил привлечь к записи Сандру, записав с ней демо. Сандра могла говорить на французском и поэтому согласилась. Чуть позже запись попала в руки руководителя лейбла Virgin, и он убедил Крету привлечь именно Сандру. А Сильви Вартан была освобождена. Так Enigma стала по сути дуэтом Сандры и Майкла.

История жизни и творчества Сандры Крету. Часть восьмая.

Огромный успех Enigma и стал во многом причиной конфликта между семейством Крету и Дитером Боленым. Сандра, никогда не любившая поп-титана, видела, что Enigma была сильнее, чем Blue System. Modern Talking не существовало, и Дитер не мог защититься. Поэтому произошёл конфликт (не факт, конечно, что он был таким огромным). По крайней мере, тон самой Сандры, когда она говорит об отношениях с Дитером, говорит, что конфликт всё же был.

Дело было следующим. В 1991 году один музыкальный журнал опубликовал интервью между Сандрой и Дитером. Оно имело примерно такой характер:

С. Болен в последнее время не продал ни одного стоящего хита.

Д. Вообще-то, я сделал альбом Bonnie Tyler. Он стал четырежды платиновым в Норвегии.

С. Blue System - отстой.

Д. Вообще-то альбом Сандры не получил ни одного "золота". Сандра продала 190 тысяч пластинок, а я 1,2 миллиона.

Ну, вы поняли. Сандра, уверенная в бесконечном успехе Enigma, атаковала по полной Болена, а тот отбивался как мог.

Произошло это в 1991 году, когда певица вместе с мужем работали над новым альбомом. Но об этом вы уже узнаете в следующей статье. А то эта уж больно длинная вышла.

Вот ссылка на прошлую часть.

Спасибо за то, что дочитали статью до конца! Если у вас есть, что добавить, пишите об этом в комментариях! Ставьте лайки, подписывайтесь на канал, делитесь публикацией с друзьями! До новых встреч!