189 subscribers

Две причины, почему власти выпустили Протасевича из тюрьмы

441 full read
523 story viewsUnique page visitors
441 read the story to the endThat's 84% of the total page views
1 minute — average reading time
Фото РИА Новости
Фото РИА Новости

Еще недавно его называли «террористом», а теперь главред «экстремистских» телеграм-каналов переведен под домашний арест.

В пятницу Следственный комитет Беларуси сообщил, что Роман Протасевич и его девушка Софья Сапега переведены под домашний арест.

Почему история с «врагом государства», из-за которого власти даже рискнули принудительно посадить самолет Ryanair, приняла такой неожиданный оборот? Можно выделить две основные причины.

Первая – внешнеполитическая.

Белорусские власти явно не ожидали, какой скандал разразится на Западе из-за спецоперации по задержанию Протасевича. Так получилось, что теперь он – самый известный политзаключенный Беларуси, хотя таковых в стране более 500 и там хватает гораздо более значимых фигур.

А раз так, то власти решили показать Западу свой «гуманизм», ценой перевода под домашний арест всего одного политзаключенного, а не всех. Таким образом Минск всеми силами пытается не допустить ужесточения европейских санкций.

Вторая причина – внутриполитическая.

На примере Протасевича власти дают понять всем остальным белорусам (политзаключенным и не только), каких действий ожидают от них. А именно: полного покаяния, смирения и безоговорочного сотрудничества.

А колеблющимся это сигнал: активные участники протестов меняют свою позицию, не лезьте на рожон и вы.

Оправдается ли расчет белорусских властей? Вряд ли.

На Западе в Протасевиче видят исключительно заложника, который вынужден говорить то, что от него требуют власти. Расчувствоваться в Европе могут только в случае, если блогера отпустят из Беларуси.

Внутри страны с Протасевича также вряд ли станут брать пример. В прошлом году на сотрудничество с властями согласился Юрий Воскресенский, но до задержания Протасевича он оставался исключением из правил.

Мнение: Протасевич добровольно перешел на сторону власти