НАЧАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ ПРИ МОСКОВСКОМ МЕТАЛЛИЧЕСКОМ ЗАВОДЕ

22 July

В газете «Русские ведомости» за 3 сентября 1894 года опубликована небольшая заметка, сообщающая о начале строительства на Камер-Коллежском валу Э.К. Остеррид здания трехклассного смешанного училища для детей рабочих товарищества Московского металлического завода. Начало работы училища планировалось с будущего учебного года, на строительство и оборудование выделено 30 тысяч рублей. Не только отдаленность думских училищ от завода и поселка, где проживали сотрудники, в первую очередь рабочие, повлияла на создание учебного заведения. На общем собрании пайщиков Правление в своем докладе отмечало, что «учреждение училища еще более свяжет интересы рабочих с интересами нашего предприятия и способно создать для нас более постоянный контингент хороших и порядочных людей, в коем мы все еще очень нуждаемся». …29 сентября 1895 года в Лефортовской части 3-его участка на Золоторожском проезде Камер-Коллежского (в настоящее время Золоторожского) вала состоялось торжественное освящение 2-этажного бревенчатого, богато украшенного в русском стиле дома № 14, принадлежащего Э.К. Остеррид. Совершено молебствие перед началом учебного года. (На снимке 1983 года это здание, обнесенное бетонным забором, перед сносом при постройке газораспределительной станции.)

1 сентября начались занятия трех первых классов для 119 детей в возрасте от 7 до 13 лет. В классе «А» – только мальчики, в «Б» – только девочки, в «В», смешанном, – и мальчики, и девочки. В последующем набирались только два первых класса. В октябре 1895 года из училища исключают 18 детей, чьи родители были уволены из-за произошедшего 13 октября пожара и остановки производства в прокатном отделении, и еще четыре «за малолетство и малоуспеваемость», учебу продолжили 97 детей – 53 мальчика и 44 девочки. Следует отметить, что практика отчисления учащихся в течение года сохранялась и в последующие годы. Например, в следующем, 1896/97 учебном году выбыло 18 человек, в 1897/98 – 38, в 1898/99 – 30, в 1905/06 – 15, в 1911/12 – 9. Незначительное количество «за малоуспеваемость» и «по болезни», в основном – «по домашним обстоятельствам» и «отказ родителям с завода». В связи с этим в первое десятилетие учились не более 100 детей, позднее немногим более.

Начинали обучение в первом классе дети в возрасте от 8 до 12 лет. Например, в 1895/96 учебном году среди мальчиков – это 9-летние (16 чел.), 8 – и 10-летние (по 10 чел.), 11 – и 12-летние (по 8 чел.). Девочки, в большинстве, 9-летние (16 чел.) и 10-летние (12 чел.). В последующие годы соотношение возраста поступающих сохранялось. В основе учащиеся были дети рабочих – крестьян и городских жителей (мещан), также солдат, ранее работавших на заводе и призванных в армию; с каждым годом увеличивалось количество детей служащих. Программа, рассчитанная на шестидневную учебную неделю, включала следующие предметы: по 6 часов чтение, письмо, арифметика, по 2 часа – пение, Закон Божий и церковно-славянское чтение. Для девочек дополнительные 2 часа – урок рукоделия. Со второго года обучения вводились черчение и русский язык, увеличивалось количество уроков. Занятия проходили с 9 до 13.30, для старших классов – до 14.30, с 10-минутными переменами и 30-минутным бесплатным для учащихся завтраком. Для учащихся и педагогов была организована библиотека, в 1896/97 учебном году в ее фонде было детских книг более 400 названий; выписывались журналы: для учащихся «Детское чтение», для педагогов – «Образование». Ежегодное пополнение шло за счет пожертвований в фонд уже существовавшей в то время заводской библиотеки, работавшей на общественных началах. Приобретение учебных пособий и классных принадлежностей осуществлялось также на пожертвования. Так, в 1896/97 учебном году поступило 720 книг на сумму 217 руб. 50 коп., 18 учебных пособий – на 110 руб. 98 коп., классных принадлежностей – на 111 руб. 58 коп. В воскресные дни в училище для детей с родителями Московская Комиссия Публичных Чтений проводила «доступные их понимания чтения с теневыми картинками». (Теневые картинки – это показ слайдов с помощью диапроектора.) Во время рождественских каникул в проводимых праздничных мероприятиях участвовали не только учащиеся, дети учителей и сотрудников училища, но приглашались и дети, проживающие в районе. Читались по ролям стихи и басни, с показом теневых картинок читалась историческая повесть «Кузнец Иголкин». Вокруг нарядной елки дети водили хороводы, веселились, получая рождественские подарки – «гостинец и книжку».

На снимке 1983 года это здание, обнесенное бетонным забором, перед сносом при постройке газораспределительной станции.
На снимке 1983 года это здание, обнесенное бетонным забором, перед сносом при постройке газораспределительной станции.
На снимке 1983 года это здание, обнесенное бетонным забором, перед сносом при постройке газораспределительной станции.

Далеко не все поступившие в первый класс проходили полный трехгодичный курс. К примеру, в 1898 году, когда состоялся первый выпуск, «экзаменационная комиссия постановила: выдать 11 мальчикам льготные при отбывании воинской повинности свидетельства, 3 мальчикам, не достигшим 11-летнего возраста, выдать свидетельства об успешном окончании курса» (из 53 начавших обучение его закончили только 14); «8 девочкам выдать свидетельства об окончании курса с отличными успехами и 4 – с успехами очень хорошими» (из 44 начавших окончили 12). Окончившие полный курс могли продолжить обучение во вновь организованных ремесленном классе – при Обществе потребителей завода (мальчики), классе рукоделия при училище (девочки). В 1897 году Правление т-ва ММЗ принимает решение о выкупе у владелицы Э.К. Остеррид здания начального училища и переводе его на баланс предприятия; таким образом, часть затрат на содержание учителей, сторожа и др., порядка 4200 рублей в год, обеспечивает завод. Но весьма значительными остаются и пожертвования, направленные на воспитательные цели. Эмилия Конрадовна Остеррид оставалась попечительницей этого учебного заведения. Она была женой отставного обер-офицера Карла Карловича Остеррида – русского подданного, с рождения проживавшего в России, еврейско-реформаторского вероисповедания, владельца значительного количества акций т-ва, избиравшегося не только членом, но и заместителем директора правления. Ее отец Банза Конрад Карлович (1832 – 1901) – торговый и банковский деятель, советник коммерции (1887), гласный Московской городской думы (с 1880), старшина Московского биржевого комитета (с 1879), совладелец ряда крупных предприятий, проживавший в России с рождения, подданный России, лютеранин, так же как и его зять, неоднократно избирался членом и зам. директора правления. Очень многое сделала Э.К. Остеррид для этого учебного заведения. Ежегодно, в течение двух летних месяцев, 4 – 7 детей, слабых здоровьем, находились в «летней колонии» за ее счет. Делала рождественские подарки, оплачивала завтраки учащихся. В 1898 году был подарен дорогой (за 1600 рублей) музыкальный инструмент – фисгармония. На ее средства, начиная с того же 1898 года, содержался класс рукоделия для девочек, окончивших 3-годичный курс. Годовое содержание обходилось в 500 рублей. Занимались 13 – 16 человек в возрасте 11 – 15 лет. Ежедневно, в течение шести дней, 3 часа спец. предмет – кройка и шитье по имеющейся программе и 1 час занятий общеобразовательными предметами (русский язык, арифметика и Закон Божий «с прибавлением более необходимых и применяемых в жизни сведений». По итогам испытаний в знании курса шитья и кройки, например, в 1906 году из 13 обучавшихся получили удостоверения из Ремесленного Управления шестеро. Педагогический коллектив училища состоял из учителей общеобразовательных предметов, пения и законоучителя. Учителя обеспечивались квартирами при училище, оплата труда составляла 200 – 300 рублей. Имевшие опыт педагогической деятельности с детьми, окончившие Епархиальное Филаретовское училище, Елизаветинскую женскую гимназию, Е.И. Радина, К.С. Сретенская, А.Г. Знаменская, К.А. Глазунова в год получали по 300 рублей. Н.Н. Кожевников, окончивший Военную учительскую семинарию, был учителем пения, вел хоровые занятия, его жалованье составляло 200 рублей. Законоучитель, ведший Закон Божий, – диакон Троицкой церкви при Московском Елизаветинском институте, К.И. Надеждин, получал 250 рублей. Особо следует рассказать о Сергее Ивановиче Глазунове (1865 – 1934). Окончив Алферовскую учительскую семинарию со званием учителя начального училища, он с 1886 года стал учительствовать. С 1 сентября 1895 года до последнего дня своей жизни был связан с коллективом одного предприятия, жил и работал в Лефортово, сначала на металлическом, затем на металлургическом заводе «Серп и Молот». Начав старшим учителем, с 1905 года заведующий начальным училищем, он учил детей и подростков грамоте и в школе, и в ремесленном классе, который стал позже училищем, а затем в учебном комбинате.

После принятия 29 декабря 1919 года подписанного председателем Совета Народных Комиссаров В. Ульяновым и управляющим делами Совнаркома В. Бонч-Бруевичем Декрета о ликвидации неграмотности среди населения РСФСР, по которому «все население республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать или писать», было «обязано обучиться грамоте на родном или русском языке, по желанию», число обучающихся, которым руководил С.И. Глазунов, не только увеличивается почти в 2,5 раза, но и переходит на пятиклассное образование. Школа функционирует в две смены. Педагогический коллектив работает не только с детьми – привлекается к работе в кружках по ликвидации безграмотности среди взрослого населения района – домохозяек. Сергей Иванович – педагогэнтузиаст, посвятивший свою жизнь делу народного просвещения. Он стал примером для молодых кадров педагогов. Его жена Клавдия Александровна вместе с ним работала в училище, затем в учебном комбинате при заводе, его дочь Юлия, будучи студенткой Института слова в 1919 – 1922 годах, работала вместе с родителями; окончив театральную школу, работала в театрах и Московской городской филармонии. Своего близкого родственника – Александра Константиновича Глазунова – композитора, дирижера и музыкального общественного деятеля, Сергей Иванович привлекал к проводимым музыкально-просветительским мероприятиям среди детей и подростков. Как много в нашей истории событий и человеческих судеб, на первый взгляд, незаметных и обычных. Благодаря учительской семье Глазуновых сколько людей овладели грамотой, познали мир прекрасного! Чем чаще мы обращаемся к прошлому, тем лучше понимаем день сегодняшний, а каждый прожитый день становится завтра прошлым. На фотографии примерно 1905 года учащиеся и учителя трехгодичного начального училища при товариществе Московского металлического завода. В 2-м ряду в центре (в головном уборе) заведующий училищем учитель Сергей Иванович Глазунов.

На фотографии примерно 1905 года учащиеся и учителя трехгодичного начального училища при товариществе Московского металлического завода. В 2-м ряду в центре (в головном уборе) заведующий училищем учитель Сергей Иванович Глазунов.
На фотографии примерно 1905 года учащиеся и учителя трехгодичного начального училища при товариществе Московского металлического завода. В 2-м ряду в центре (в головном уборе) заведующий училищем учитель Сергей Иванович Глазунов.
На фотографии примерно 1905 года учащиеся и учителя трехгодичного начального училища при товариществе Московского металлического завода. В 2-м ряду в центре (в головном уборе) заведующий училищем учитель Сергей Иванович Глазунов.

Директор музея завода «Серп и Молот» Р.Н. Нагих

#заводсерпимолот #история #заводгужона #Москва