Неизвестный

27 November 2020

Неизвестный

Сегодня мне снился странный сон. От него немели руки, и я часто просыпалась, не осознавая, сплю ли я или вспоминаю что-то, что видела когда-то давно.

Мы жили в пещерах, соединенных одним большим туннелем, точнее не туннелем, а просто длинным рвом с водой. Там было много осколков камней, гранитных плит и водорослей. Мы плавали между ними. Вода была чистой и прозрачной, но зеленоватой, отчего создавалось ощущение искаженного пространства. Там я и познакомилась с этим мальчишкой. Его волосы были длинными, до плеч и, казалось, слегка похожими на водоросли. Он очень хорошо плавал, словно скользил под водой, практически не двигаясь. Волосы его развевались вокруг лица мутно-зеленым ореолом, хотя я точно знала, что они русые.

Мы говорили о многом, но, в основном, о воде. Он рассказал, что мечтает поплавать в море, которое находится здесь недалеко, за городом. И что сегодня он пойдет туда с моим дядей, что тот пообещал отвести его туда. А потом я вспомнила, словно видела сон или просто знала о том, что когда он пойдет туда, мой дядя не сможет быть с ним, но забудет предупредить. И мальчик утонет. И я решила ни в коем случае не допустить этого. Но вот мой дядя уже пошел в сторону города, и мальчик неспешно отправился за ним, а потом немного отвлекся и не заметил, как дядя повернул домой. И потому шел и шел вперед к городу, а потом к морю, а потом случится что-то страшное, знала я. И у меня холодели ноги. Вскочив, я побежала к мальчишке. И я просила его не ходить, упрашивала вернуться и показать мне необычные камни. А он шел вперед, смеялся и говорил, что мой дядя обещал прийти, что он не подведет его. И он наконец-то поплавает в море.

Поняв, что его не переубедить, ведь он упрям, как осёл. Я решила просто идти с ним и не дать ему утонуть, чего бы мне это не стоило.

Мы шли по этому страшному городу, между ржавых гаражей и покосившихся домов. Там было много людей, они собирались небольшими группами, говорили о чем-то и очень зло смотрели, когда мы подходили слишком близко. Не останавливаясь, двигаясь вперед по дощатым дорожкам, мы вышли на берег. Берег был каменистым и совсем не похож на морской. Слева стоял причал вокруг которого, выпирая из воды, лежали огромные валуны. Невдалеке от берега, совсем рядом, так, что почти можно дойти пешком, но в то же время, уходя довольно глубоко под воду, росло, почти не касаясь дна, но словно прошивая его ветвями, огромное дерево. У него не было ствола, оно словно состояло из одних длинных ветвей образующих огромное сердце почти анатомической формы. Вокруг него, на ветвях и под водой, и словно вися над ним, и прячась среди листвы и среди водорослей было множество мраморных, белоснежных скульптур. Они были прекрасны и словно живые. У каждой было свое название, подходящее именно ей и никому другому. На берегу выдавали брошюрки, в которых, были перечислены все статуи, и их нужно было найти. Увлекательнейшее занятие.

Мы с тем мальчишкой провели так несколько часов. Все статуи были найдены, кроме одной, что в брошюре значилась, как «Неизвестный». В конце-концов ему это надоело и он стал отплывать все дальше, разговаривать с ребятами сидящими на причале и на валунах. Я просила его вернуться, плыла за ним, говорила, что пора домой, что нельзя далеко уплывать. В какой-то момент я потеряла его из виду и больше не могла найти.

Я оплыла всех ребят, что были там. Расспрашивала их о нем, но никто не видел, не помнил.

Я решила, что он вернулся к дереву и плавает там, меж скульптур. Прячется или просто рассматривает их.

Я вернулась и стала искать его там. Обводила каждую скульптуру в брошюре, чтобы не заблудиться, не забыть где уже была.

Я осмотрела все. Все было как прежде, кроме одного. На самом дне, из-под земли, виднелась мраморная рука. Она держалась за водоросль и на ощупь была очень теплой. Возле ногтя, на фаланге безымянного пальца я увидела тонкую полоску шрама. Я помнила эту полоску. Это был он. «Неизвестный».

Очень больно в груди.

Я проснулась.