6 subscribers

Как Нацисты хотели убить Уинстона Черчилля, используя взрывную шоколадку

Бомбя Великобританию во время Второй Мировой войны, силы Нацистской Германии также были заняты созданием и разработкой ловушек, которые должны были ударить по врагу на его же территории. В процессе военных действий Британская разведка MI5 обнаружила, что Нацисты хотели попрятать взрывчатку в повседневные предметы, такие как банки, канистры, моторное масло и другие. И осенью 1943 сотрудник MI5 Виктор Ротшильд узнал об еще более бездарном взрывном устройстве, Нацистами спрятанном в шоколадке.

Как Нацисты хотели убить Уинстона Черчилля, используя взрывную шоколадку

Убийственная сладость была завернута в черную фольгу с золотой надписью "Peter's Chocolate." Под шоколадной оболочкой была сталь и холст. Когда кусочек шоколада обламывался, эта холст натягивался, что с 7-ми секундной задержкой вызывало взрыв. MI5 верили, что Нацистские секретные агенты хотели поместить взрывной шоколад в рабочий кабинет и в руки Премьер Министра Уинстона Черчилля, который, как известно, был сладкоежкой.
Ротшильд, подготовленный биолог и член известной семьи банкиров, был нанят для того, чтобы управлять противо-диверсантным отрядом MI5 из 3 человек. Но он не был художником и поэтому ему требовалось найти человека, который смог бы сделать чертежи Нацистских устройств, которые в свое время позволили бы членам разведки успешно обезвредить бомбы, пока те не наделали шума. К счастью, Дональд Фиш, коллега Ротшильда, знал именно такого человека — это был его сын.

Как Нацисты хотели убить Уинстона Черчилля, используя взрывную шоколадку

Лоуренс Фиш, юный художник, был нанят MI5 для рисования чертежей Нацистских устройств от руки. Когда Ротшильд узнал об скрытой ловушке в шоколаде, он опять обратился к Фишу со словами: "Интересно, смог бы ли ты для меня сделать чертеж взрывной плитки шоколада," включив в просьбу грубый набросок того, что хотел.
Сделанные в до компьютерную эру, финальные наброски были не только полезны членам MI5 для обезвреживания бомб, но и представляли неплохую художественную ценность. Их даже можно было вешать на стены, вместо картин, от чего не отказался и сам Ротшильд.