Слесарь-колдун и тайны мусоропровода

22 July
972 full reads
1,6k story viewsUnique page visitors
972 read the story to the endThat's 58% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Продолжение саги о дядя Толе (слесаре колдуне)

Читайте предыдущие серии

Призрак из квартиры номер 13

Высокое напряжение

Та ещё хиромантия

Бушлат невидимка

Известный на всю область и единственный в своём роде слесарь-колдун дядя Толя с самого утра боролся с мусоропроводом. Как он ни старался ускорить процесс, используя свои неординарные способности, но против человеческой тупости магия была бессильна. Какой-то нехороший человек с девятого этажа решил выкинуть целый диван.

Диван был разломан на куски и, под определенным углом, не без помощи кувалды, которой, собственно, этот диван и был разобран, некоторые его детали зашли в мусороприёмник и даже достигли восьмого этажа. Нехороший человек понял, что засор всё же случился, когда, утрамбовывая новую порцию, словил лицом одну из пружин.

Дядя Толя орудовал больше часа своим волшебным ломом, который ему выдали ещё двадцать лет назад при поступлении на службу. Лом этот был выкован из драконьей стали, освящен в дремучих зарослях теплового узла дома номер 13 по улице Люция-Ферова и закалён лучшими заклинаниями, которыми дядя Толя щедро разбрасывался направо и налево. Вот и сейчас чародей вспоминал самые мощные из возможных комбинаций, от которых содрогались и краснели стены, но ничего не помогало.

― А что, опять у нас мусоропровод засорился?! ― послышался тягучий и горький как сироп от кашля голос бывшего управдома Лидии Ивановны, которая умерла три года назад, как только узнала, что дом отдают под руководство управляющей компании.

По привычке, выработанной ещё при жизни, женщина появилась из ниоткуда в своём обычном выцветшем халате цвета осенней тоски и с пакетом рассады, которую умудрилась пронести даже на тот свет.

― Да, у вас тут вечно какие-то вурдалаки заселяются, аура у дома отрицательная, нужны профилактические штрафы в квитанциях, чтобы люди дважды думали, ― кряхтел дядя Толя, посылая очередной энергетический импульс в трубу.

фото взято из свободного доступа сети интернет
фото взято из свободного доступа сети интернет
фото взято из свободного доступа сети интернет

― Это всё ваш директор-либерал виноват! ― бубнила в ответ женщина, чья бестелесность занимала половину лестничной площадки, ― я ему тогда сразу сказала, что дому нужна твёрдая рука и зоркий глаз, а он, вместо того, чтобы камеры поставить и заварить мусоропровод, поставил фонтан во дворе. Пыль в глаза мэрии пускает.

― Ваши бы слова — да в трубу эту…― дядя Толя вытер мокрый лоб, а затем вытащил лом.

― Всё, бесполезно, нужно жечь, пока мусорные демоны не подтянулись — потом придётся весь дом на карантин закрывать.

― Что за демоны такие? ― испугалась управдом и на всякий случай глянула по сторонам.

― Те, которые, несмотря на засоры, начинают мусор скидывать. Через пару дней тут так всё забьётся, что дом провоняет до самого фундамента.

― А как же задымление? У меня астма!

Дядя Толя закатил глаза, а затем посмотрел на призрак, у которого лицо даже после смерти было взопревшим и фонило недовольством.

― Я аккуратно, открою временный портал в ад — для отвода дыма, ― пообещал он асматичке. ― Главное, чтобы бесы из него не выбрались в нашу реальность, ― предупредил колдун и начал читать заклинание на древнем наречии, размахивая руками как пьяный дирижёр с болезнью Паркинсона. Через минуту из люка вырвалось оранжевое пламя и тут же открылся портал ― небольшое межпространственное окно, в котором виднелся демонический котёл марки indesit а ещё стол, холодильник и, кажется, лицо беса.

― Галя, он опять свои телепорты открывает! ― послышался противный бесовской голос из магического окна, куда засасывало дым.

― Ах ты, козёл! Совсем страх потерял! ― появился второй демон, ― да я тебя по стене размажу! Ты когда мне бумаги на дом подпишешь? Суд был пять лет назад, мы мировую подписали, а ты…! Вася, чего сидишь? Иди, выбей ему зубы! ― верещала противно женщина, которую дядя Толя именовал суккубом в юбке.

Из портала возникла кудрявая голова размером с баскетбольный мяч и такая же круглая, следом за ней вылезла рука.

Дядя Толя замахнулся волшебным ломом и саданул прямо по бесовской лапе, а затем направил сдерживающий луч прямо в усатую рожу демона. Несмотря на явное бесовское происхождение, рожа извергала популярный и вполне понятный человеческий мат.

Дым стремительно утекал в дыру, отчего с той стороны начали громко кашлять и взывать к самому хозяину преисподней.

― Закрывайте! Закрывайте! ― верещала Лидия Ивановна, чувствуя, как ад пытается прорваться.

Дядя Толя сунул лом в трубу и, протолкнув, наконец, засор, оперативно закрыл портал, направив на него магическую дулю.

Дело было сделано, дом мог спать спокойно. Дядя Толя достал сигарету и принялся чиркать зажигалкой, но, наткнувшись на суровый взгляд Лидии, открыл окно и вышел покурить на улицу.

С высоты восьмого этажа хорошо просматривалась вверенная ему территория. Слесарь-колдун пускал едкий дым и наблюдал за тем, как двое молодцев, охмурённых чарами алкогольного демона, раскурочивают газонное ограждение, которое он только вчера сварил и покрасил. Ситуация неприятная, но не критическая. Демон ещё не окреп, лишь пробует своих жертв на податливость. Такие легко выводятся магическими клизмами и бесконтактными подзатыльниками, а для укрепления защиты духа колдун обычно выдавал потерпевшим мётлы и по две улицы — каждому.

Не это встревожило чародея. В воздухе витала еле заметная обонянию и взору тревога, тонкая нить, что может уловить лишь настоящий маг. Деревья как-то задумчиво притихли, несмотря на то, что ветер лихо сдувал пепел прямо в лицо слесарю.

Дядя Толя чувствовал, что знает в чём дело, что он забыл что-то очень важное, словно сегодня была какая-то значимая дата, обведённая в календаре красным кружком. Он немного напрягся, копаясь в воспоминаниях, но, так ничего и не вспомнив, вернулся в подъезд, где собрал свой инструмент и отправился по делам.

Поздняя весна окрасила город в зелёные тона и напоминала о скором покосе травы и отключении горячей воды. Дядя Толя бодро вышагивал по улицам, здороваясь по пути с живыми и неживыми. Быстро расправившись с ограждением и изгнав из одержимых всю тьму без остатка, чародей спешил на очередной адрес, где по плану у него было снятие венца безбрачия и там же замена чердачного замка. Утренняя победа над засором задала вектор хорошему настроению, всё вокруг вызывало непроизвольную улыбку, лишь пара теней из мира хаоса, случайно забредших на территорию чародея, заставляла задуматься.

Что-то назревало. Дядя Толя видел это в глазах идущих молодых людей. Странная хитрая искра, самодовольная улыбка, какой-то нездоровый азарт перепрыгивали от человека к человеку и раздражали. А ещё с утра сломались два сверла и бесследно пропал газовый ключ, которым он обычно перекрывает негативные потоки. Всё вокруг подкидывало знаки, но слесарь не мог их считать. По дороге он решил зайти в местную пекарню и погадать на кофе, чтобы обрести хоть какую-то ясность.

Заказав большую порцию американо без сахара, дядя Толя сел в дальнем углу и принялся потягивать горячее варево, которое помогало разлепиться третьему глазу.

Помещение было переполнено галдящими студентами. Концентрация прыщей и туалетного юмора зашкаливала. В воздухе, точно назойливые мухи, летали волны wi-fi. Дядя Толя чувствовал, как тьма сгущается, он видел её цепкие руки на своём горле, но не мог понять, откуда те растут. Наконец до его слуха долетела фраза, противная как укус зомби и такая же смертельная. Она помогла сложиться всем пазлам в общую картинку.

― Где будешь практику проходить? ― спросил один из ребят своего товарища, сидевшего за соседним столом.

― Я — к отцу на молокозавод, без вариантов. А ты?

Дальше слушать было необязательно. Кофе, как всегда, помог, но открывшаяся тайна не сильно облегчила положение, наоборот, усугубила. Худшее из возможного должно было вот-вот обрушиться на голову колдуна. Студенческая практика — это самое страшное добровольно-принудительное наказание, которое дядя Толя мог себе представить. Каждый год местное училище «чародейства и штангенциркуля» направляло одного-двух студентов в помощь дяде Толе, но он всегда успевал вовремя ввязаться в какую-нибудь битву за спасение мира от тёмных сил или капитальный ремонт котельной, где его было просто не достать. А тут совсем из головы вылетело...

Если поспешить, можно повесить объявление на двери склада о том, что контора временно перенесена в Дубай или о том, что сам дядя Толя при смерти и работает, в основном, дистанционно. Колдун бежал быстро, но, стараясь не разлить при этом кофе, который стоил как четверть зарплаты рядового слесаря из ЖКХ. Взбаламученный, он в очередной раз не обратил внимание на знаки: несколько окурков небрежно лежали возле порога склада. Все, кто знал дядю Толю были слишком умны и напуганы, чтобы позволить себе такую дерзость.

― Познакомься Толя-Толя, это Стёпка! Сегодня вместе с электродами подвезли! ― широко улыбаясь, представил директор высокого и худого как торшер парня, от которого за километр пахло девственностью и пеной для бритья.

Парень протянул руку, и дядя Толя тут же считал его судьбу по линям на ладони.

― Палыч, он же идиот, ― словно не замечая парня, обратился колдун к начальнику.

― Идиот — не идиот, а мне за них училище халявные электроды и валики поставляет! Так что бери в работу, дрессируй, нагружай опытом и благородным трудом, но чтоб к концу лета был жив, здоров и желательно в собственном теле. У меня, кстати, для вас уже первое дело есть.

― Какое ещё дело?!

― В тридцать седьмом доме кто-то поснимал все доводчики, дело явно имеет магический характер — как раз по твоей части, ― он глупо улыбался и толкал Стёпку своим плечом, намекая на интересное приключение.

Директор почему-то считал, что любой идиотский поступок носит магический характер и, на удивление, часто бывал прав.

― Так что давайте, чтоб к утру доводчики были на месте, иначе, это, вычту из зарплаты, ― посмотрев исподлобья на обоих, он скрылся за дверью.

― Подержи, ― колдун недовольно вручил свой стакан студенту и направился к своему рабочему столу.

Достав откуда-то из шкафа ведро с карбидом, дядя Толя вылил на него стакан воды. Ведро зашипело, задымило, закашляло.

― Толя, я сколько раз тебя просила звонить по телефону! Я от твоего карбида скоро лёгкие выплюну, ― возмущалось ведро женским голосом.

― Не доверяю я телефонам, через них следят за нами.

― Да кому ты нужен со своим ЖКО! ― смеялось ведро.

― Не ЖКО, а управляющая компания! Короче, что там у вас с доводчиками?

― Украли! Все пятнадцать штук, прошлой ночью.

― И кому они могли понадобиться?

― А я почем знаю? Ты же у нас прорицатель, вот и прорицай, а заодно ключи мне занеси от чердака. Там какие-то личности завелись сомнительные. Погоди-ка, мне тут по второй линии звонят, ― из ведра заговорил какой-то новый голос, который сообщил, что абонент поставил вызов на удержание.

Дядя Толя убрал ведро в сторону и, почесав бороду, задумчиво произнёс: «Вот, кажется и первая зацепка». Затем повернулся лицом к студенту и потерял дар речи от происходящей на его глазах наглости.

― Ты что, жертва википедии, весь мой кофе выпил?

― Простите…― потупил взгляд студент.

― Военком простит! Бери ведро солидола, отвёртку и мел и жди меня на улице.

― И что мы со всем этим будем делать?

― Наказывать хулиганов!

Продолжение следует...

Александр Райн