43 subscribers

Тимофеев - Сильвестр. Воспоминания следователя. Часть 2.

2,1k full reads
2,3k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 90% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
Москва, Шипиловская улица дом 12, в этом доме в 80-е годы проживала семья Сергея Тимофеева.
Москва, Шипиловская улица дом 12, в этом доме в 80-е годы проживала семья Сергея Тимофеева.

Первая часть здесь

К тому времени мне сообщали оперативные данные о его активной наперсточной деятельности (мошенничестве), о занятии карате, силовой защите своей группы, возможном нахождении днем и вечером в квартире членов его бригады, наличия у них огнестрельного оружия и т.д. Но оперативная информация – это всего лишь руководство в разработке следственной версии, выбор направления в сборе доказательств, учета при подготовке следственных действий и не более того.

На другой день после возбуждения уголовного дела или через день в 6 часов утра вместе с ОМОНом, Замятиным В.А. я уже был у двери квартиры Тимофеева. На звонки и стуки никто не отвечал, но мы слышали движение в квартире. Я дал указание взламывать дверь. Тогда еще не было железных дверей. Эта дверь была лишь усилена коробкой из металлического уголка. Взламывать её так и не пришлось (в книге «Москва бандитская» 1996 г. автор пишет, что дверь взломали. Это не так, только слегка повредили). Один раз по ней ударили по-сильнее, громко предупредили о взломе и её открыла женщина лет тридцати – супруга Иваныча - Любовь. Она нашему появлению как бы и не удивилась и не возмущалась. Бросился в глаза её усталый вид, чувствовалось, что это не первый визит милиции. На вопрос о Сергее, ответила: спит. Конечно, притворялся спящим. Его сразу «разбудили», надели наручники. Особенно тоже не возмущался, задавал обычные в таких случаях вопросы, за что, почему? Людмила укоризненно бросила ему примерно следующее: «Сережа, опять, но сколько можно просить?».

При обыске из существенного нашли несколько наперстков, резиновые шарики для использования в мошенничестве, пару самодельных ножей, еще что-то, запрещенное к обороту. Я лично был поражен разбросанными на холодильнике, словно какая-то мелочь, более семи тысяч рублей. По тем временам это были огромные деньги, столько стоили наши лучшие машины ВАЗ-2109, ГАЗ-24 «Волга». Это все равно, если бы сейчас у кого-то на холодильнике обнаружили россыпью миллионы рублей, эквивалентные цене Мерседеса премиум-класса.

Сергей надел спортивную кофту, светлые спортивные брюки, т.е. ту одежду, в которой он на фотографии в первой части статьи. У меня тогда появился дешевый фотоаппарат-мыльница и я стал почти всех фигурантов своих уголовных дел фотографировать. Потом дома в ванной проявлял пленку и печатал фото. Это помогало в работе, например, при предъявлении участникам процесса и осталось «на память» в отдельном альбоме. Первые две фотокарточки в нем – Сильвестр. Словно судьба распорядилась быть первым в альбоме, а затем первым в преступном мире. Из всех сфотографированных, примерно половины уже нет на этом свете и ушли отсюда не по своей воле. На фото Тимофеев в комнате для допросов изолятора временного содержания на Петровке,38. Через год и четыре месяца я сфотографирую его в той же комнате, но уже в связи с другим уголовным делом.

В тот же день я задержал Тимофеева С.И. в качестве подозреваемого, в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР. Тогда уголовно-процессуальный кодекс был более разумным, позволял задерживать на 72 часа. Сейчас же на 48 и все это время следователь занимается не выяснением обстоятельств дела, а обеспечением прав задержанного, организационными вопросами, обеспечением его защитником, доставкой в суд для избрания меры пресечения. По старому (советскому) кодексу при решении прокурором вопроса о взятии под стражу исследовались все доказательства, примерно 40 процентов не арестовывались. Сейчас же суды арестовывают почти всех и суду запрещено исследовать доказательства при избрании меры пресечения. Зато внешне выглядит красиво, как на Западе. Решение принимает суд, а не какой-то прокурор. На деле же, права и обвиняемых, и потерпевших нарушаются куда более часто, а главное безнаказанно. За незаконный арест или санкцию на обыск прокурора могли и в должности понизить, судья же никем и никогда наказан быть не может, его ведь президент назначает своим указом, а механизм инициирования против него хотя бы дисциплинарного преследования за вопиющее противоправное деяние не совершенен, а фактически отсутствует.

При допросе в качестве подозреваемого Тимофеев сообщил, да это было видно и по паспорту, что он уроженец села Клин Мошенского района Новгородской области, образование средне-техническое. О семейном положении почему-то сказал, что разведен, имеет двоих детей. Работает слесарем СПТУ-168.

СПТУ 168, по адресу Москва, Шипиловская улица 37 к.1, сейчас "Московский колледж управления, гостиничного бизнеса и информационных технологий "Царицыно".  В спортивном зале здесь Сергей Тимофеев проводил тренировки по карате, и здесь же он был официально числился в штате как слесарь.
СПТУ 168, по адресу Москва, Шипиловская улица 37 к.1, сейчас "Московский колледж управления, гостиничного бизнеса и информационных технологий "Царицыно". В спортивном зале здесь Сергей Тимофеев проводил тренировки по карате, и здесь же он был официально числился в штате как слесарь.

По существу подозрений в хулиганстве показал, что проходил мимо, увидел как азербайджанцы избивают каких-то русских, бросился разнимать. В общем, никакого хулиганства не совершал.

В отличии от многих других в подобной ситуации, Тимофеев не проявлял никакой агрессии ко мне. Разговор склонялся к какой-то полушутливой форме. Может, в том числе, и потому, что и у меня была схожая биография. Также, правда мало и неофициально в школьные каникулы работал в колхозе, что под Урюпинском, на тракторе, также после Армии приехал в Москву, также жил в общежитии и работал в управлении строймеханизации. Не проявлять агрессии к следователю, если только он не «вешает» на тебя лишнее, а добросовестно занимается своим делом – это свойство действительно лидеров и действительно умных. А может это была своеобразная тактика Тимофеева, проявление гибкости, чтобы склонить следователя на свою сторону. В этом случае – тоже свидетельство мудрости. Следователь, как и судья такой же человек, со всеми своими слабостями, своим пониманием, что такое хорошо и что такое плохо. Это глупости, когда уверяют с экрана телевизора, пишут в научных и около научных трудах, что они должны быть беспристрастны. Яркий пример тому – осуждение к 8 годам Ефремова М.О. Если бы он с адвокатом не «доводил» судью, получил бы меньше.

В конце 80-х в стране был страшный дефицит абсолютно на всю продукцию легкой промышленности. Каким-то образом профессиональные спекулянты, а к ним относились и упомянутые азербайджанцы узнавали в каком универмаге «выбросят» тот или иной товар и собирались там большими группами. У обычных покупателей, а это как правило, в магазины ходили либо муж с женой, либо мама с дочерью, либо одна женщина, в надежде приобрести так нужные её сапоги. И вот шансов у таких людей купить для себя необходимую вещь в одной очереди азербайджанцами резко уменьшались. С одной стороны их просто могли выдавить из очереди, с другой – товар из-за ограниченного количества не достанется, а уйдет спекулянтам из Закавказья. В ходе работы по выявлению очевидцев, работники «Белграда» говорили, что и их уже «достали» азербайджанцы. К этому следует добавить, что я допрашивал тех из них, данные которых были зафиксированы в 143 отделении милиции. И ни один не вызвал положительных эмоций. Высокомерность, враньё, уверенность в том, что русские в долгу перед ними и тому подобное – вот характерные черты участников толпы июля 1988 года ...

Продолжение здесь