Бой-Булок. Вишневский. 1995 год

231 full read
360 story viewsUnique page visitors
231 read the story to the endThat's 64% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

...В 1995 году экспедиция в Бой-Булок все-таки состоялась. Более того, оказалась весьма примечательной во всех отношениях. Один из этапов рекрутинговой компании традиционно проходил на Матче городов Урала. В том сезоне блистал Юра Базилевский, он взял все первые места в личном зачете, отлично выступал и в командных соревнованиях. Челябинск вообще был в тот год на высоте. Вечером, во время финальных посиделок, Александр Сергеевич громко и глубокомысленно заметил: «Нам в Бой-Булоке нужны молодые пассионарии, которые заменят нас, стариков». Намек был понят, в итоге состав экспедиции получил меткую характеристику «свердловские инструктора едут тренировать челябинскую молодежь».

Впервые главным транспортом экспедиции стал автобус. Вишневский был не единственным хитрым жуком Урала. Председателем челябинского спелеоклуба в те годы являлся Алексей Васильевых. Каким-то образом ему удалось договориться с администрацией города о внесении в план мероприятий спелеологической экспедиции в Среднюю Азию. Конечно, денег у Челябинска на такую нелепую роскошь не было. Зато были должники, например, Челябинский металлургический комбинат «Мечел». Сейчас такие схемы уже не работают, а в 1995 году «Мечел» дал спелеологам автобус, а город простил часть мечеловских долгов. Это называлось «взаимозачет». От Челябинска до Байсуна ехали около недели, жарко, тяжело, весело.

1995 год, долгая дорога в Среднюю Азию
1995 год, долгая дорога в Среднюю Азию
1995 год, долгая дорога в Среднюю Азию

Главной задачей экспедиции была работа в Обвальном зале. Забегая вперед, отметим, что завал пройти удалось, за ним обнаружились два сифона, со спелеологической точки зрения это стало основным результатом экспедиции.

Юрий Базилевский, спелеолог
…Когда мы первый раз пошли работать в завал, выходом руководил Игорь Чебыкин. И вот он меня сзади подталкивает, а я потихоньку просачиваюсь, раздвигая камни руками. Просочился, а какой-то камень за мной взял и встал на свое старое законное место! В результате, с моим возвращением возникли серьезные сложности, но как-то все разрешилось. В следующий выход Чебыкин уже не пошел, руководителем назначили меня, а шла одна молодежь. Вишневский нас провожал. И вот вся группа уже ушла, я иду последним, ложусь на входе, начинаю ползти, Сергеич присел рядом на корточки и говорит. «Послушай меня, Базилевский. Твоя главная задача, чтобы они все оттуда вернулись. Запомни, ни одно географическое открытие не стоит человеческой жизни. Запомнил? Повтори». И я, лежа в грязи и повернув к Вишневскому голову, повторяю: «Ни одно географическое открытие не стоит человеческой жизни». Сергеич был моим последним учителем в спелеологии. И я сейчас понимаю, что он очень много дал мне и в жизни, и в бизнесе...

Во многом с подачи Вишневского Базилевскиесначала Юра, а потом и Севаоткрыли свои магазины, пополнив ряды торгово-закупочного кооператива, задачей которого было «плющить московских поставщиков на скидки» своими объемами. Более того, после экспедиции в Бой-Булок Юра Базилевский начал нырять. Потому что пещерных подводников, способных решать азиатские задачи, уже не было, «пришло время молодым пассионариям сменить стариков». Примерно в это же время к кооперативу подтянулся Оренбург. Впрочем, у всех компаний-участников этой концессии были разные названия и разные предпочтения. Насчет своей Вишневский определился весьма четкоснаряжение для горных лыж и сноубордов. Лояльная клиентура сформировалась задолго до. Вся около туристическая тусовка, а главное, все горнолыжники Свердловска так или иначе знали Вишневского. Его магазинчик мгновенно стал одной из точек притяжения. Забежать на минутку, выпить кофе с хозяином или продавцами-консультантами, которые тоже, как на подбор, были очень приятными и «своими». Обменяться новостями и сплетнями. Запланировать или осуществить покупку. Так прошла пара лет, магазинчик незаметно переехал на Блюхера. Азиатских экспедиций в 1996, 1997 годах не случилось Всем, включая самого Вишневского и его основную команду, было не до этого. Строили бизнес, осваивали новые направления путешествий.

Отдельной проблемой стала ситуация с городским спелеоклубом Свердловска-Екатеринбурга. Старшее поколение ушло в семьи и бизнесы, а на новичков, которых приносило волной традиционных осенних наборов без слез смотреть было невозможно. Студенты в середине 90-х были тотально нищими. Их хотелось погладить по голове и накормить бутербродами. Время, когда школьники СГС могли себе позволить на самолете полететь в экспедицию остались в далеком прошлом. Теперь стипендии хватало ровно на два скромных обеда в столовой, а комплект снаряжения для SRT по студенческим меркам стоил совершенно запредельных денег. Много сил отнимало и помещение клуба в подвале Городка Чекистов, на Первомайской. Его постоянно заливало из-за каких-то коммунальных проблем, кроме того, этот подвал был неподъемно велик для клуба. Когда СГС начали оттуда выгонять, народ вздохнул с облегчением. Вишневский поднял все свои связи и изыскал для клуба новое помещение.

Александр Пластинин, спелеолог, член СГС
…У него был какой-то друг — большой начальник в ПЖРТ (производственном жилищно-ремонтном тресте), который тогда заведовал городскими помещениями. Друг сказал Вишневскому, что есть помещение, за которое арендатор не хочет платить, но и уезжать отказывается. Если сможете выселить и будете платить аренду, заезжайте. Арендатором этим оказался клуб скаутов под руководством Юрия Кунцевича. Вишневский организовал народ, подогнали машину, сгрузили в нее все снаряжение скаутов и врезали свои замки. Такой мини-рейдерский захват…

В какой-то газете потом появилась статья, про то, как спелеологи обидели скаутов. Кстати, по слухам, это же помещение на таких же условиях предлагали альпинистам, но Сергей Борисович Ефимов связываться со скаутами не стал, а вот Вишневского репутационные потери не смутили. Эти несколько комнат на первом этаже пятиэтажки на углу Малышева-Гагарина стали для СГС домом на 20 с лишним лет. Вишневский постоянно «держал руку на пульсе». Помогал деньгами, связями и «добрым словом». Когда какие-то буйные головы предложили оборудовать в помещении клуба сауну, чтобы «СГС зарабатывал деньги», он выступил категорически против. Когда юридические и налоговые дела клуба приходили в запустение, Вишневский страшно ругался, но всегда подключался к решению вопросов. Естественно, без него не обходились ни Матчи, ни конференции АСУ, ни годовщины. Но следующая экспедиция в Бой-Булок состоялась уже только в 1998 году.

Александр Вишневский, 90-е годы
Александр Вишневский, 90-е годы
Александр Вишневский, 90-е годы

Более-менее стабилизировалась ситуация в стране, у молодых спелеологов начали появляться ресурсы для серьезных мероприятий. Мгновенно созрели сразу две амбициозные экспедиции: Ходжа-Гур-Гур-Ата и Бой-Булок. Первую инициировали Александр Пластинин и Евгений Цурихин, вторую — челябинские пассионарии. Они научились нырять, прикупили снаряжения и очень хотели испытать все это в деле, Вишневский активно их поддерживал, ловко манипулируя юношеским задором и амбициями. Удивительно, но трюк со взаимозачетом удалось провернуть вторично. Экспедиция в Бой-Булок снова ехала на автобусе Челябинского металлургического предприятия «Мечел». Помимо спелеологов из Екатеринбурга, Челябинска, Сатки, Салавата и Оренбурга, в него загрузились коллеги из Иркутска. На Россию надвигался дефолт, а на Среднюю Азиюпогодная аномалия...

Фрагмент книги "Время проходить сквозь стены", СГС и Издательство Азимут, 2021 год

Бой-Булок. Вишневский. 1995 год

#ФондПрезидентскихГрантов
#СпелеологиУралавЦентреКадра