357 subscribers

Былички Русского Севера о всякой-разной нечисти

Нечистая сила (или, если покороче, нечисть) – это, понятное дело, собирательное имя потусторонних существ (как правило, враждебно настроенных по отношению к человеку) у славян.

Поскольку в настоящей подборке фигурируют самые разные фольклорные персонажи (быличек им посвящено маловато для отдельных тематических подборок), то и название получилось такое вот собирательное: «о всякой-разной нечисти».

В сегодняшнем выпуске представлены:

  • полудница – персонификация полудня как опасного для человека пограничного времени и попросту солнечного удара (былички с первой по четвёртую);
  • удельница (она же кудельница) – дух, связанный с полем, лесом, ручьями и перекрёстками (пятая и шестая былички);
  • персонификация грядущего пожара (седьмая быличка);
  • персонификация надвигающегося несчастья (восьмая быличка);
  • блазня (предположительно) – некое наваждение, когда человеку что-то кажется, мерещится, блазнится (девятая быличка);
  • бука – ночное страшилище, которым пугали детей (десятая быличка);
  • амбарник – дух-покровитель амбара (одиннадцатая быличка);
  • духи, обитающие в таких хозяйственных постройках как рига и гумно (былички с двенадцатой по четырнадцатую);
  • духи судьбы, ассоциирующиеся с прядением (былички с пятнадцатой по семнадцатую);
  • ночницы – вредоносные ночные духи женского пола, служившие причиной детского плача и плохого сна (восемнадцатая быличка);
  • персонификации болезней (девятнадцатая быличка).

Материал взят из книги «Мифологические рассказы и легенды Русского Севера» этнографа и фольклориста Ольги Александровны Черепановой.

№ 1. Полудницы раньше были, окна потому закрывали в самую жаркую пору. А то полудница поймает человека, до смерти защекотит (Архангельская обл., бассейн р. Пинеги, Немнюга, 1984).
№ 2. Полудницы раньше были, где как рожь длинна. Она во ржах живёт и выходит в жаркую пору, ставни потому запирали. Говорят, они волосатые, кто видел, боялись, они щекотили, защекотят до смерти. От шестого июля до девятнадцатого не купаются, не стираются, потому что, говорят, полудницы ходят, да в окошко глядели. До полдня жнут, а с полдня закрываются ставнями, а то полудница защекотит (Архангельская обл., бассейн р. Пинеги, Немнюга, 1984).
№ 3. Вот полудницы, говорят, раньше в полдень ходили. Девки таки чёрны, долговолосы, лицо чёрно, одеты немножко, в руках что-то было. Они в полдень выходили, всё старались закрыть двери, ставни в полдень. Они детей уносили. Никто не знал, откуль они придут. Жили они в лесах где-то, а то говорили, в ямках за деревней жили полудницы. Голоса у них звонки. Они людей прятали. Уйдёт, уйдёт ребенок – и насовсем (Архангельская обл., бассейн р. Пинеги, Шардомень, 1984).
№ 4. А полудница, это раньше, сейчас полудниц-то нет. А раньше по деревням, как полдень, двенадцать часов, идет полудница. Она как человек, с косой ходила и всех, кто стоит, косила. Того, кто на землю упадёт, она не тронет, нет, а кто стоит, того насмерть закосит, засекёт. Как увидишь, что полдень, ложись (Apxангельская обл., бассейн р. Пинеги, Засурье, 1984).
Полудница. Пётр Куйко
Полудница. Пётр Куйко
Полудница. Пётр Куйко
№ 5. Как мы росли, нас пугали, удельница вас захватит (Карелия, Медвежьегорский район, Онежины, 1976).
№ 6. Кудельницей робят сполохали. Всё говорили, что во ржи есть кудельница, не ходите, ребята, в рожь. Подьте в рожь, там кудельница захватит резиновыми клещиками (Карелия, Медвежьегорский район, Толвуйский Бор, 1976).
Уделица. Экспонат Музея русских суеверий
Уделица. Экспонат Музея русских суеверий
Уделица. Экспонат Музея русских суеверий
№ 7. Ой, дивки, расскажу, расскажу. Мни-ка говорили, я вам. Баба одна пошла в конюшу. А отель дивка, в красном казане [казан – род женской шитой кофты, пиджака], в деревни такой не было. Утром рано выстала, конюша и сгорела-то.
Ибо баба в красном казане, ибо петун по крыше летае, ибо лиска по деревни – пожар будет (Карелия, Медвежьегорский район, Никитинское, 1979).
Пожар в деревне. Леонид Соломаткин
Пожар в деревне. Леонид Соломаткин
Пожар в деревне. Леонид Соломаткин
№ 8. На току зерно сушили, я сторожил. Прихожу, лёг. Я ещё не спал, гляжу, ворота открываются, сивая старая баба: «Ты уйди». Она ушла. Я из ружья выстрелил и бросил дежурить. На этом месте потом машина с девушкой перевернулась (Новгородская обл., Старорусский район, Долга, 1990).
На току. Советская открытка
На току. Советская открытка
На току. Советская открытка
№ 9. Вот один раз хозяин уехал. Он только от дома отошёл, а ночь была, и вдруг в сенях как загремит. Я думала, потолок обвалился. Да вдруг дверь как распахнётся, да и сила кака неведома в суде [кухне]. А я и перекрестись да молитву и прочитай. Эта сила и вылетела в дверь. Я пошла посмотреть в сени, думала потолок обвалился, а гляжу, всё как было, так оно и есть (Новгородская обл., Старорусский район, Кривец, 1990).
Внутренний вид избы. Василий Максимов
Внутренний вид избы. Василий Максимов
Внутренний вид избы. Василий Максимов
№ 10. Раньше ребята цыганов, буков, водяников боялись. Ребёнку, буде не слухатся, говоришь: «Спи, спи, бука идёт!» А спросишь, какой бука – «А в шубы, шерстью повернут».
Отец болел, сон видел. Пошёл он в лес. Вдруг как закричит по лесу: «Ягод-то надо? Красненькие, беленькие!» Бука и был.
Байкаешь ребенка, поешь:
«Баю-бай, баю-бай, да,
Поди, бука, под сарай, да,
Коням сена надавай, да,
У нас Колю не пугай».
А теперь-то по-другому: «Поди, бука, под сарай, под сараем кирпичи, буке некуда легчи».
Пугают молодого букой, а старого мукой (Вологодская обл., Череповецкий район, 1984).
Колыбельная. Виктор Корольков
Колыбельная. Виктор Корольков
Колыбельная. Виктор Корольков
№ 11. А вот ещё про амбарника расскажу. Папа рассказывал. Девки побежали к анбару в Святки, очертились [очертиться – очертить вокруг себя круг с целью уберечься от нечистой силы], как полагается. А тут один мужик хотел попугать девок. Пойду, говорит, в анбар запрусь да нашепчу им всяко много. Пошёл, запёрся, а девки прибежали к анбару под замок и слышат, там кто-то приговариват: «Ручку мну, в корзинку кладу. Ножку мну, в корзинку кладу. Головку мну, в корзинку кладу». Девки прибежали в деревню и рассказали мужикам, что слышали. А утром открыли анбар, а тамотки того мужика скрутило Отдельно ножки, руцки, головка, все, как девки слышали. Захотел попутать, самого скрутило (Архангельская обл., Мезенский район, Лампожня, 1986).
Амбарник. Татьяна Калинина
Амбарник. Татьяна Калинина
Амбарник. Татьяна Калинина
№ 12. Рижная баба сидит, полосы длинные. Вот сосед пошёл однажды, да не вовремя. Там рижница рожать собралась. У ней муж есть. Он говорит: «Я закрыл дверь и ухожу. А второй раз прихожу, а рижник говорит, ты хорошо сделал, что мою жену, не тронул, и я тебе ничего не сделаю» (Новгородская обл, Батецкий район, Черная, 1988).
№ 13. Не знаю, один ли он по ригам рижник. Я сам его видал. Он с гумна на гумно перебегал. Чёрный, лохматый, похнатый. Как повернёт башку – как огнём. А Васька рассказывал: мы, бывало, лягем, а он как пустится по ладоне [ладонь – площадка для молотьбы, ток] туды-сюды. Ночью-то молотили (Новгородская обл., Старорусский район, Гривы, 1990).
Рига Стафеева из деревни Берёзовая Сельга. Экспонат музея-заповедника «Кижи»
Рига Стафеева из деревни Берёзовая Сельга. Экспонат музея-заповедника «Кижи»
Рига Стафеева из деревни Берёзовая Сельга. Экспонат музея-заповедника «Кижи»
№ 14. Я видал рыженьких. Пошёл раз поздно вечером портянки мыть, а он перебегал в гумнах, лохматый пес, чёрный. Так я портянки бросил и побежал. Он страшный горазд, в гумнах и жил (Новгородская обл., Старорусский район, Гривы, 1990).
Гумно. Алексей Венецианов
Гумно. Алексей Венецианов
Гумно. Алексей Венецианов
№ 15. Мара волосатая… сидит в дому за печкой. Как всю пряжу не выпрядешь, Мара за ночь всё спутат. Ребятам раньше говорили: «Мара с запечка как выйдет и заберёт» (Карелия, Медвежьегорский район, Рим, 1979).
№ 16. Пряха есь. Я была вышодцы замуж, сидела вечером пряла. Красива прялка была. Я только легла спать, слышу, моя прялка прядёт, даже щёлкат. Так жутко стало. Встану – лет никого. Как только прилягу – опять защёлкат. Как схватила подушку, кинула, сказала: «Ой, Господи, что такое». Бога-то помянула, она и исчезла. Это уж к плохому было: похоронна пришла от мужа. Не видала никого, прялка стоит пуста. Могла бы я и не поверить, если бы у самой на факте не было.
Многие хозяева слышали, как она прядет, щипочет. Видали раз пряху – так уж такой же человек. Баба одна пришла к старушке, а та и научила: «Возьми, – говорит, – лампу, покрой платком, чтоб свету не было, а как придёт, так и посвети сразу». Та – как огонь открыла, женщина как побежит! Такая же, как человек (Новгородская обл., Пестовский район, Осташкино, 1986).
№ 17. Когда-то я сижу, у меня прясница [прялка] есь, живцу [живца – недавно состриженная, необработанная шерсть овцы] пряду, ну, видать, задремала. Я разбудилась, слышу: жжэрр, жжэрр – веретено вертится, огибошна [огибошна – наименование мифологического персонажа, который прядёт по ночам] прядёт, суседиха [суседиха – наименование мифологической хозяйки дома, домовой]. Жжэрр, жжэрр – ведь это, надо же эдак-то попрядывать, жэркать. Перед бедой, говорят, это. Каллисту, племянницу, из экспедиции мёртвую тогда приплавили (Коми. Усть-Цилемский район, Пачгино, 1985).
Иллюстрация Валерия Славука
Иллюстрация Валерия Славука
Иллюстрация Валерия Славука
№18. Ночницы-те, кто ночью приходят, ребёнку спать не дают, оттого ребёнок плачет, не спит по ночам. Говорили, ночницы к нему пристали. От уроков [урок – порча, сглаз; вред, причинённый порчей, сглазом] это бывает (Новгородская обл., Старорусский район, Гривы, 1990).
Ночница. Лидия Магонова
Ночница. Лидия Магонова
Ночница. Лидия Магонова
№ 19. Лихорадка, вяснуха, говоря их 12 сястриц. Адин мужик пахал землю, а окало няго стоя 3 сястры и разговаривали промеж себя, как бы сделать, чтоб войти в няго. Одна и гавари: «А ето проста: как мужик-то приеде дамой и начнё хлябать малако, так я тогда саринкой вайду в яго и буду яго тряпать, как смагу. А мужик слыше, ничаго ня гавари. А как приехал дамой, настаражился. Глядь, вдруг грязинка в малако. Вот взял ён яё, вынял, палажил в платок и замазал яю в цало [чело печи]. И вот яна несколько нядель гам была, а как стали пеци направлять, яна выскацила, а как встретилась с астальными сёстрами, рассказала, што меня там так высушили, што хвате мне хадить па людям. И лечат от лихарадки, што стябають етаго бальнога крыжовником и падбрасывают под адежу зажжённой пакли – пугают: «Ай, пажар!», привязывают к бальному, штоб он ня знал, сушеную свиневью морду. А ещё. Лихарадка трясё, как затряхня, рубашку сарвите и сажгитя. Хадили и варажить (Республика Эстония. Музей им. Крейцвальда в г. Тарту, 8, 223/4, 1936–1940 гг.).
Лихорадки. Борис Забирохин
Лихорадки. Борис Забирохин
Лихорадки. Борис Забирохин

Наши предыдущие подборки быличек:

Иллюстрация с просторов Сети. Авторство установить не удалось
Иллюстрация с просторов Сети. Авторство установить не удалось
Иллюстрация с просторов Сети. Авторство установить не удалось

#русский фольклор #былички #страшные истории #славянская мифология #нечистая сила #потустороннее