Лагерная история или Бог не всегда любит троицу. Часть 1

224 full reads
Лагерная история или Бог не всегда любит троицу. Часть 1
Лагерная история или Бог не всегда любит троицу. Часть 1

19 мая был день Пионерской организации. Как я забыла? Посмотрела новости и вспомнилось. Все, и как гладила галстук, и как самозабвенно чеканила: "Всегда готов!", и магазин "Пионер" и пионерскую комнату в школе.
И пионерский, лагерь, конечно.

У нас, рядом с дачей как раз был пионерский лагерь. Смотришь, бывало, колонна автобусов по дороге. Туда, первая смена. Все лето еще впереди! Потом назад возвращаются, все равно отдыхать еще долго. А вот когда заезжает смена третья, тогда лету скоро конец, обидно, однако.

Как-то даже в том лагере был наш общий приятель, а мы с мужем на велосипедах ездили его навестить.

Тогда нельзя было взять и выбрать то место, где будет ребенок отдыхать, как сейчас. Сейчас есть хорошие, очень достойные базы отдыха, только уже не пионерские, знаю, потому что несколько лет трудилась в этой сфере.
Только их меньше, чем раньше. И выбирать надо тщательно.

Тогда лагеря были закреплены за предприятиями и организациями, где и давали путевки, недорого или вовсе бесплатно.

Свекровь в лагерь мужа, даже в самый лучший, не отправила бы ни за что, он и в детский сад по сути не ходил.

Мои родители считали, что ребенок должен как можно времени проводить среди себе подобных, а не со взрослыми.

Так что и в сад меня водили, несмотря на наличие бабушки, и в публичную самую простую школу за границей записали, когда судьба туда занесла, а по возвращению решили предложить и лагерь.

Нечего с бабушкой старой один на один время в деревне коротать, где два ровесника всего, один из них, как раз нынешний муж.

Был у меня еще с заграничной части детства друг. Я - поздняя единственная дочка, он поздний единственный сынок. Мамы сдружились и общались до самой старости, а мы только в детстве, но дружба была крепкой.
Мишка был парнем чем-то шкодным и шустрым, а в чем-то очень медлительным. Последнее сильно раздражало его мамулю. Бывало, договоримся куда-нибудь пойти после обеда, я уже поела, как пионер готова, за ним захожу, а он сидит горошинку по тарелке двигает по заданной траектории. И не съест пока та не совершит заданный путь, Напротив мама его, вот вот закипит, как чайник, еще чуть чуть и пар из ушей от негодования пойдет. Я всегда ждала, что пойдет, но не случилось...

Причем аппетит был у парня отменный, просто характер такой. Иногда для ускорения процесса нас сажали обедать вместе. И до сих пор помню один трюк, который в детстве казался мне гениальным.
Что делать если сосиска всего одна, а пюре рядом с ней много? Надо стать хомяком. То есть взять кусочек сосиски и спрятать за щеку. Она даст там вкус. Будет казаться, что ее уже нет, а она еще есть. И в какой-то момент выпустить ее из заточения в комплект к отправленной в рот картошке. Тадам! Сюрприз! Как вкусно! И гениально
Надо же такое придумать! Только год или два, спустя, когда подросла, поняла что бессмысленность всей этой авантюры.

Так вот, чтобы нам веселее было, решили отправить нас родители в лагерь вместе, в одну, первую смену.
Как я ждала! Ведь будет так здорово.. Чемодан свой начала собирать для за три, каждый день его перебирая. Привычка заранее собирать чемодан и перебирать в предвкушении, кстати, закрепилась, несмотря ни на что.

Лет мне было примерно 9.

А автобус залезла я бодро, без всяких долгих с отцом прощаний, весело помахав рукой ему из окна. Он помахал мне.
Рядом сидел друг, с которым всю дорогу обсуждали прошедший год и ближайшую перспективу. Жизнь удалась! Мы такие большие, такие взрослые, едем отдыхать без родителей!

Но не тут то было. Накрыло меня в тот же день, ближе к закату. В тот момент, когда надо было приготовить кровать ко сну.

Сердце сжалось, а на глаза навернулись слезы. И будто остались там навсегда. Маленькая девочка представила, как ее кровать где-то там, дома, стоит неразобранная, холодная и пустая. На ней сидят плюшевые игрушки и скучают. А мама смотрит на эту кроватку и чуть ли не плачет. Где моя доченька? Как она там?

Мама, конечно, думала об этом и наверняка скучала, но вряд ли плакала. Она надеялась, что мне хорошо и весело, а у них с отцом есть три недели на то, чтобы сделать ремонт, решить разные другие проблемы и задачи.
В ту ночь я так и не нормально заснула, лишь задремала к утру. И с рассветом чувство тоски никуда не прошло. Только усилилось. Слезы просто текли сами, не остановить. Я улыбаюсь натянуто, а они текут...

Я знала, что лагерь по тому же направлению, что и наша дача-деревня, не очень далеко, и видя как по небу пролетает самолет, говорила себе, что сейчас он полетит и над домом бабушки. А вдруг и мама с ней? И ручьи по щекам.
Я понимала, что делаю что-то не так, что так нельзя и неправильно, но ничего, совсем ничего не могла с собой поделать. Я просила буквально у каждого взрослого отправить меня домой. А в отряде, естественно, прослыла нытиком и плаксой
Спасибо, что кто-то научил методу счета овец для того, чтобы уснуть. До этого он мне и не нужен был никогда.
А что же лучший друг? Так он наслаждался жизнью и всячески пытался показать мне, как все вокруг прекрасно.
Но в голове была одна только мысль "Хочу домой!"

Может быть все и наладилось бы, может я пересилила себя хотя бы до родительского дня, но случилась политинформация, на которой сообщили, что в случае войны нас эвакуируют в безопасное, общее место, всех вместе, а вовсе не раздадут папам и мамам.

Я хорошо учила историю, я знала, что ВОВ длилась 4 года, живо себе представила, что несколько лет не увижу мамочку и бараны перестали помогать.
Так что не было ничего удивительного в том, что у папиного министерства остановилась "Скорая" и торжественно передала отцу его дитятко, целое, невредимое, но с опухшими от постоянных слез глазами.

Нет, меня не доставили специально на "Скорой", меня просто подвезли.
Да, тогда в лагере была своя машина на экстренный случай, и ее отправили в город за медикаментами и документами. А меня захватили с собой.
Заезд состоялся в выходные, а возвращение, как будто в среду, максимум в четверг.
До субботы мама и папа меня уговаривали вернуться хотя бы всего на одну недельку, всего одну. Потом они за мной приедут и заберут сразу в деревню, честное слово. Пионерское? Пионерское, комсомольское, какое угодно. Никакой войны не будет, никто возле постели не плачет, все хорошо! Может, правда? Мама не может обманывать, она же мама.
Я согласилась. Всего на одну неделю. И отвез меня папа обратно.
Неделя это ведь немного, так?
Да, это мало, это совсем мало, когда ты наслаждаешься отдыхом. Как так, уже домой? Только же приехали, не может быть.
Однако, тут я считала дни, часы считала. Выходила утром на зарядку, маршировала в строю на репетиции смотра отрядов, даже на дискотеку сходила и побывала у пионерского костра.

Только в висках все время стучало "Хочу домой!". Я иногда говорила это даже вслух, шёпотом, когда становилось совсем тоскливо. Сжимала зубы и цедила сквозь них: "Хочу домой"
У меня было счастливое детство. очень даже. И если бы психолог попытался найти детскую травму, то, скорее всего, с трудом докопался бы именно до этой, потому что, даже будучи уже взрослой,, много лет потом, я ловила себя на мысли, что в самые трудные моменты жизни вдруг сжимала зубы и говорила себе "Хочу домой", даже если была в этот момент дома. Разве это не след детских "испытаний"?
Какие такие еще испытания? Все вокруг были счастливы. Мой лучший приятель настолько, что упросил родителей взять ему путевку на вторую смену, да и на третью бы согласился остаться, если бы смог!

Однако, у меня, лично у меня явно что-то пошло не так.

Через неделю, в семь утра, я надела самое свое нарядное платье, которое мы с мамой радостно складывали в чемодан для какого-нибудь праздника, еще тогда, в первый раз собираясь, я вышла к закрытой главной калитке.
Кто же приедет ко мне в 7 утра? На дорогу только часа полтора нужно.
Как раз намечался родительский день. Все еще спали, а я, как узник, стояла одиноко у этой калитки, вглядываясь в дорогу, как в путь к свободе...

Где-то к 9 часам стали приезжать первые родители. Мои тоже не задержались, чем и положили конец моим страданиям. Уже к обеду мы были в деревне, где все так хорошо и совсем не скучно.

Знаете о чем я сейчас думаю? О том, как бы пошли дела, если бы тогда, тогда была бы мобильная связь и существовал интернет? Если бы с мамой и папой можно было бы общаться по видеосвязи и вообще постоянно находиться в контакте? Смогла бы я тогда получить от этой поездки именно то, на что сначала рассчитывала? И даже не знаю ответа на этот вопрос. Но, что было бы проще адаптироваться - вне всяких сомнений.

Так что первый эксперимент с треском провалился. А что, после этого был еще и второй? Может это и удивительно, но да. И эта история тоже заслуживает внимания и рассказа.

Помните, как говорят про детей "Это не садовский ребенок" Вот про мужа как раз можно было так сказать. А я оказалась ребенком не лагерным, причем абсолютно, что и докажет вторая часть повествования...
Только третьей не будет, отсюда и название статьи...

При этом мне грустно. Грустно, когда я вижу по дороге на ту же дачу одни только полуразвалившееся указатели. Многие из них из камня, как памятники, будто, правда на память. Лагерь "Березка", лагерь "Солнышко" и так далее...
Ничего, кроме этого не осталось.

Мне кажется, что это как раз то самый лагерь. Пустой и заброшеный
Мне кажется, что это как раз то самый лагерь. Пустой и заброшеный
Многие из них выглядели так..., как конец некой эпохи..
Многие из них выглядели так..., как конец некой эпохи..


И тот самый лагерь, что был ближе всего к деревне приказал долго жить уже давным-давно. Сначала он был заброшен, его потихонечку разворовывали местные на стройматериалы, потом там пытались создать базу отдыха для взрослых, потом обитали асоциальные личности и бездомные, потом ни осталось уже ничего, даже развалин уже не осталось, разве что какие-нибудь фундаменты, если поискать.
А сколько лет, из года в год туда тянулась вереница автобусов. Впереди машина с мигалками, на каждом автобусе флажок.

Порой, хочется все это вернуть, как само детство. А те самые две недели вернуть хочется? Не знаю, но если бы это было условием возвращения в детство вообще, то пусть и они будут, только бы мобильный телефон из настоящего в прошлое захватить.
А что-то, чего не хочешь, чего не ждешь, по чему не скучаешь, порой, само возвращается. Страх войны, например..., такой же липкий, как и тогда...

С Уважением КВАм!