Жестокий мир, фантастическая повесть, часть XXI

30 March

- Кадровое агентство Чешир, с Вами Надин. Назовите вслух свой номер.
Большое спасибо за интерес, проявленный к нашей вакансии. К сожалению, в настоящий момент мы не готовы пригласить Вас.

- Кадровое агентство Чешир. С Вами Надин. Назовите вслух свой номер. Вы приглашены в кадровый резерв Чешира, - снова и снова говорил автоответчик по нескольким линиям.

Надин неслышно вышла из поля зеленоватого свечения, отсоединила датчики и микрофон, и на цыпочках кралась в соседнюю комнату.

Малыш сидел на столе, прижав к себе плюшевого мышонка и сосредоточенно высматривал что-то за окном.

Надин как всегда застала его врасплох и они шёпотом возились, смеялись.
Она называла его худой булочкой и ползучей гусеничкой. Потом встревожено спрашивала, ухо не болит? А животик? Потому что снова был горячий. Ухо немножко болело, а животик вообще не болел. Значит молоко, лекарства и спать.

Обязательно сказку про мышек, куда же мы без сказки про мышек... Видел днём вертолёт? Что же ты сразу мне не сказал... Расскажу конечно про мышек, я же обещала...

Учёный кот наловил диких серых мышек.
И развёл в лаборатории белых лабораторных мышек.
А потом он завёл часы и стал топить мышек в ведре с холодной водой.
Ему было интересно, кто дольше не умрёт, серые дикие мышки или белые лабораторные мышки.
Нет, ему не было жалко мышек, он был учёный, ему было интересно.
Да, учёный кот тоже думал, что дикие мышки проживут дольше, потому что они сильнее. Но он ошибался. Серые мышки сильнее барахтались. Белые мышки пытались искать выход в бортах ведра и на дне. Но умирали одинаково и белые и серые мышки, за шестнадцать минут.

Тогда учёный кот попробовал мышек ненадолго вытаскивать из ведра, давал им передохнуть, обсушиться, поесть. А потом снова бросал их в ведро. И когда он стал так делать, мышки продержались шестьдесят часов. Потому что надеялись, что их спасут. Надежда великая вещь. Творит чудеса...

Надин почувствовала движение тени и подняла глаза. В проёме двери стоял Аяс. Он вошёл без единого звука. Спина широкая, как кобрин капюшон, глаза насмешливо сощурены.

Малыш тянул её за руку. Что-то хотел сказать на ухо. Наверное, как всегда будет спрашивать, а когда Аяс уйдёт. Это был его соперник, враг.

Надин склонилась к нему.
- Всё равно кот их потом всех утопил, - прошептал малыш, - Они просто дольше мучались.

- Булочка... Ну что ты, - Надин не могла придумать, что сказать ему на это.

Аяс стоял, молча ждал.

Надин хотела сказать, что они надеялись и любили и хотели жить, просто очень хотели жить, но она сама себе не верила. Устала сегодня.

Уложить и идти уже быстрее, время, но ничего не получалось сказать, прижимался к ней и не отпускал, и весь был горячий, её маленький, худенький.

- Может не всех, - ухмыльнулся Аяс, - Шестьдесят часов это долго. Ему могло надоесть.


#жестокиймир

Читать дальше

Читать сначала